Акопян Арутюн Амаякович — «Чтобы Помнили»

Арутюн Акопян родился 25 апреля 1918 года в турецком городе Игдыре.

После того, как в 1918 году в Турции начался геноцид армян, семья Акопянов с шестимесячным Арутюном на руках уехала в Армению. Мама Арутюна умерла, когда он был совсем маленьким. В 1935 году Арутюн Акопян окончил хореографическое училище, и попал в ансамбль народного танца, но по настоянию отца, работавшего кузнецом-молотобойцем, Арутюн позже окончил строительный техникум, после чего работал на «Армстрое».

В 1937 году его в числе лучших строителей командировали в Москву для продолжения образования, и он поступил в Московский институт землеустройства. В Москве на эстрадном концерте Акопян впервые увидел артиста-фокусника, и с того момента все свободное от занятий время в институте стал посвящать репетициям фокусов. Позже в интервью Арутюн Акопян рассказывал: «Когда я приехал из Еревана в Москву и уже поступил в институт инженеров землеустройства, то попал однажды на концерт в Театре миниатюр, где меня буквально поразил один номер. Я смотрел, затаив дыхание и широко раскрыв глаза, на те чудеса, которые творил невысокий, невзрачный с виду человек. Он назывался - я тогда впервые услышал это слово - иллюзионистом. С той поры я не пропустил ни одного концерта и не раз пытался пробраться за кулисы, но всегда на моем пути вставал сторож. Однажды моя попытка все-таки удалась. И к счастью, у выхода на сцену стоял знаменитый «ящик без дна», из которого артист мог вынуть все что угодно. Я сунул в ящик голову и так увлекся его исследованием, что не заметил, как возник иллюзионист за моей спиной. «Вор!» - закричал он, схватив меня за плечо. «Это жулик-профессионал, - подтвердил сторож. - Я его давно заприметил!». Вызвали милицию. И только вмешательство ректора института, которому позвонили по телефону, спасло меня от более крупных неприятностей. Через два года иллюзионист снова приехал в Москву. Тогда, в полутьме кулис, он меня не разглядел, а я изменил на этот раз свою исследовательскую тактику: помогал таскать тяжеленные чемоданы, бегал за папиросами и за пивом, смотрел в глаза... Наконец он смилостивился, раскрыв секрет одного нехитрого трюка. На этом мой курс иллюзионных наук закончился. Я окончил институт и уехал домой, в Ереван. Но все-таки забросил вскоре свою профессию инженера: мысль о фокусах не давала мне покоя».

Одновременно с самостоятельным изучением профессии иллюзиониста Арутюн поступил в кружок художественной самодеятельности, а затем попал в Мосгосэстраду. Вскоре Арутюну Акопяну был присужден первый приз на Международном соревновании иллюзионистов 1937 года в Коломбо (Цейлон), а два года спустя, в Париже, он получил высшую награду - «Гран при». Ему была вручена золотая медаль с изображением иллюзиониста Робер-Удена и почетный диплом ассоциации французских фокусников. В интервью Акопян рассказывал: «Я побывал более чем в восьмидесяти странах. Особенно памятен мне Париж 1959 года. Туда съехались фокусники из двадцати стран, в том числе США, Японии, Франции, Индии, Италии, Австрии... Я завоевал Гран-при - Большую золотую медаль с изображением Роббера Гудэна, основоположника иллюзионизма во Франции. Из современных зарубежных фокусников я бы отметил мистера Сенко, американца Джона Гудса и Саккаро из Индии. У каждого из них свой неповторимый почерк. Вспоминаю поездку в Индию, где бессчетное множество факиров и заклинателей змей. Расстилая коврики прямо на земле, они вытаскивают из мешков свой немудреный реквизит, и представление начинается... Фокусники во всем мире сразу узнают друг друга. Я показал одному индийскому фокуснику несколько трюков и три из них подарил; старик разволновался: «Но у меня нет денег, чтобы вам заплатить; я хотел купить единственный трюк у заезжего американца, но даже и этого не смог». Я ответил: «Платить ничего не надо! Это мой сувенир». И мы расстались добрыми друзьями».

У фокусника было много поклонниц. С одной из них, Маргаритой, у него начался роман. Но, как оказалось, девушка была любовницей Берии. Чтобы нейтрализовать соперника, тот решил выслать его из Москвы в Армению. Только после смерти Сталина Акопян смог вернуться обратно. Но и в вынужденной ссылке иллюзионист не терял времени даром и продолжал оттачивать свое мастерство. В 1957 г. он получил первый приз на Международном соревновании иллюзионистов в Коломбо, в 1959 г. заслужил Гран-при в Париже, а в 1977 – в Карловых Варах.

В годы войны Акопян часто бывал на передовой, на его счету были тысяча шестьсот выступлений на фронте. В послевоенное время в 1950 году Акопян был удостоен почетного звания заслуженного артиста Армянской ССР, а в 1961 году - звания народного артиста Армянской ССР. Жена Арутюна Акопяна - Лия Акопян работала ассистентом у своего мужа, затем окончила консерваторию и стала певицей. В 1956 году у них родился сын Амаяк, который впоследствии также стал иллюзионистом.

Арутюн Акопян был известен тем, что почти полностью отказался от обычного в своем жанре сценического реквизита и стал иллюзионистом-манипулятором. Уследить за движением его рук, и распознать секрет фокусов было не возможно. В интервью Арутюн Акопян рассказывал: «На эстраде я почти сорок лет, в моем репертуаре свыше тысячи трюков. Но примерно лет двадцать тому назад я почувствовал, что мне стало неинтересно выступать с фокусами, которые показывают на эстраде многие артисты. Обмануть зрителей (а ведь именно к этому сводится наша профессия) с помощью вот такого ящичка или такой бутылки - нехитрая штука. К слову сказать, вы, наверное, знаете, что на Западе есть даже специальные магазины для любителей фокусов, где можно приобрести самую разнообразную иллюзионную аппаратуру. Мне захотелось создать свои фокусы, придумать свои манипуляции - такие, которые кроме меня не делал бы никто. Трудно это было? Да, трудно. Не сочтите это преувеличением, но в прошлом бывало, что я репетировал по восемнадцати часов в сутки, да и сейчас моя тренировочная норма - четыре часа в день. А репетировать для манипулятора - это значит прежде всего тренировать руки, добиваться необычайной ловкости, быстроты и точности движений. Вот я беру какой-либо предмет, будь то платок или игральная карта, и чувствую его каждой клеточкой ладони, каждым суставом пальцев. Я могу удержать этот предмет там, где у других он никогда не удержится. Могу мгновенно спрятать его, молниеносно перебросить с одного места на другое... Как-то на конкурсе за рубежом, когда я одной рукой манипулировал двумя колодами карт, члены жюри никак не хотели поверить, что у меня на ладони или на запястье нет каких-то скрытых приспособлений. А их не было: руки, и только руки. Вы, вероятно, видели у меня трюк с разорванной афишей. На глазах у зрителей я рву афишу на мелкие клочки. Потом, комкая эти обрывки, расправляю их - и афиша оказывается целой. Убежден, что вряд ли найдется такой наивный человек, который всерьез поверит, что я каким-то образом собираю, «склеиваю» разорванный лист бумаги. Скорее всего, думают зрители, он подменяет афиши. Да, подменяю! Но вот как я это делаю, в какой момент происходит подмена - никто не замечает. И в этом, на мой взгляд, прелесть трюка. Бывает, что во сне вдруг привидится новый фокус. Вскакиваю с постели, зажигаю свет, начинаю пробовать, репетировать... Не поймите меня, пожалуйста, так, будто я противник иллюзионного искусства, которое, естественно, не может существовать без специальной аппаратуры. Мне, например, очень нравится, как работают в цирке иллюзионисты Игорь и Эмиль Кио - они артистичны, у них хорошо поставленные красочные аттракционы, оригинальная аппаратура. Есть интересные мастера этого жанра и на нашей эстраде. Но каждому, как говорится, свое: они - иллюзионисты, я - манипулятор. Я предпочитаю выступать без реквизита, когда руки и только руки творят чудеса, удивляющие зрителей. История иллюзионного искусства насчитывает более пяти тысяч лет, его приемы, возможности, средства, по существу, безграничны. В своих книгах, в журнале я рассказываю о простейших фокусах, которые можно показывать дома, в концертах художественной самодеятельности, но никак не на профессиональной эстраде. Молодым артистам полезно знать эти фокусы, но включать их в репертуар вряд ли целесообразно. Без постоянного стремления к новизне, к оригинальности в нашем жанре делать нечего. Нужно искать, придумывать свои трюки, вырабатывать свой образ, свою манеру сценического поведения. Именно так я старался воспитать сына Амаяка, который, как вы знаете, тоже выступает на эстраде с иллюзионным номером».

Кроме сценической работы в оригинальном жанре, Арутюн Акопян также снимался в кино. В 1955 году он сыграл в фильме «Княжна Мэри», а в 1969 году – в картине «В тринадцатом часу ночи». В 1980 году он исполнил эпизодическую роль фотографа в фильме «Тегеран-43».

Также в шестидесятые годы он выпустил книгу о секретах своих фокусов. Французская газета «Пари жур» в ноябре 1959 года писала: «Номер иллюзиониста Акопяна - это чудо. Это великий мастер манипуляции». А вот высказывание брюссельской газеты «Ле суар» в 1961 году: «Акопян, манипулятор изумительной ловкости, поразил публику. Он извлек из куска материи миниатюрный спутник, послушно занявший свое место на орбите, и доказал тем самым, что пропаганда нигде не теряет своих прав». Сам Акопян о своей работе рассказывал: «В моем репертуаре свыше тысячи трюков. А вот как я их придумываю - вопрос сложный, и ответить на него нелегко. Иногда даже во сне мне видится мой новый фокус. Вскакиваю, зажигаю свет, к великому неудовольствию жены. Тут же начинаю пробовать, репетировать... Увы, наяву далёко не всегда получается все так, как хотелось бы. Главное - постоянная тренировка. Раньше я тренировался даже и по восемнадцать часов в сутки. У манипулятора - в отличие от иллюзиониста, который имеет дело с аппаратурой, - секрет в полном смысле слова в руках: в необычайной ловкости, развитости рук. Однажды за рубежом мне не поверили, когда я манипулировал одной рукой двумя колодами карт, и попросили показать, нет ли у меня каких-нибудь скрытых приспособлений на ладонях или на запястьях. Народный артист Болгарии Евстати Христов, широко известный публике как мистер Сенко и посвятивший иллюзии полвека, недаром говорит: «Магии как таковой не существует. Магия - это знание и умение. Весь секрет - в технике и остроумии».

Выступления Акопяна отличали высокая артистичность, пластика, обаяние и поразительная техника манипуляции. Арутюн Акопян выходил один на пустую сцену и в течение полутора часов держал зал в напряжении. Талантливый иллюзионист передавал свой опыт молодежи. Он несколько лет вел отдел «По ту сторону фокусов» в журнале «Юный техник», выступал как постановщик в театре на Малой Бронной и подготовил исполнителя главной роли в спектакле «Волшебник изумрудного города».

Арутюн Акопян придумал более 500 карточных трюков, и хотя на советской эстраде они не приветствовались - на закрытых концертах для партийного руководства Акопяна всегда просили показать фокусы с картами и деньгами.

Арутюн Акопян часто выступал со своими номерами перед гостями руководства СССР. Из дома на Кутузовском иллюзиониста часто увозили прямо в Кремль, и в культурной программе для дорогих гостей Арутюн Акопян был вторым номером после Большого театра. Особенно часто вызывал артиста в Барвиху Леонид Брежнев. Однажды генеральный секретарь после концерта зашел к Акопяну в гримерку и случайно застал его разоблачение. Амаяк Акопян рассказывал: «Отец еще не успел переодеться. Он стоял перед вождем, пардон, в одних трусиках. Леонид Ильич подошел к нему и попросил: «Дорогой мой Арутюн Амаякович, научите меня черной магии». Но однажды Акопян оказался в ЦК по менее приятному поводу - кто-то распустил слух, что Арутюн Акопян на своих концертах сжигает советский флаг. На самом деле Акопян, конечно же, никогда не сжигал флаг. Акопяна, действительно, с подобным трюком приглашали в передачу «Очевидное-невероятное». А Сергей Капица во время демонстрации фокуса признавался: «Очевидно, он это делает. Но как? Невероятно».

Свой последний концерт-бенефис Арутюн Акопян дал в 1995 году, после чего вышел на пенсию. Последние годы своей жизни стареющий артист провел на руках у жены и сыновей. Амаяк Акопян рассказывал: «Когда мы узнали, что у папы такой страшный диагноз — рак крови и болезнь Альцгеймера — мы вынуждены были продать дачу, чтобы его лечить». Но даже прикованный к постели великий иллюзионист не выпускал из рук колоду карт. Амаяк Акопян рассказывал: «Мышечная память позволяла ему быть преданным своему любимому делу до последних секунд». Амаяк Акопян получил в наследство от Арутюна Амаяковича все секреты мастерства. Отец вывел его на эстраду и даже уговаривал лучших юмористов писать репризы для Акопяна-младшего.

Арутюн Акопян умер 13 января 2005 года в Москве и был похоронен на Троекуровском кладбище.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762