БАЛАКЛАВА — СЕКРЕТНАЯ БАЗА ПОДВОДНЫХ ЛОДОК СССР

В скальную штольню субмарины забирались своим ходом через канал длиной более 600 метров, глубиной - 8,5. Это уникальнейшее сооружение располагается как в подводной части Балаклавской бухты, так и на уровне воды в скале, высота которой достигает 130 метров. Рядом размещались производственный цех и подсобные помещения общей длиной в 300 метров. Самый большой диаметр штольни - 22 метра. Со стороны бухты вход в штольню перекрывался 150-тонным плавучим ботопортом, который всплывал после поддувания воздухом. Это позволяло полностью "закупоривать" подземный объект.

Такой же ботопорт, но только меньшего размера, установили в подземном сухом доке. Когда лодка входила в надводном положении, ботопорт закрывался, из него откачивали воду и доковали лодку. Выход на северную сторону также перегораживался ботопортом, который отводился в сторону, выпуская субмарины в открытое море. Вход в тоннель с северной стороны был настолько искусно замаскирован, что непосвященный человек ни за что не обнаружит штольню даже на близком расстоянии. Таким образом, подземный комплекс был полностью изолирован от внешней среды. Его защита позволяла выдержать прямое попадание атомной бомбы мощностью до 100 килотонн, что равнялось "пяти Хиросимам". Для смягчения ядерного удара все подземные сооружения, включая водный канал, имели закругленную форму.

По мнению военных "верхов", при гипотетическом ядерном взрыве в центре Балаклавы, помимо огненного шквала до нескольких тысяч градусов, огромных уровней радиации в десятки тысяч рентген, столб воды мог подняться на десятки метров, засосав в горло бухты сотни миллионов тонн воды и затопив все живое. Весь удар должен был принять на себя передвижной ботопорт, который закрывал и открывал морской вход в подземный комплекс. Максимальная высота внутренней полости комплекса достигала 10 метров, а высшая точка скального грунта над ним - 26 метров. Кроме загрузки боезапаса, подводные лодки могли подзарядить в заводе свои аккумуляторные батареи, пополнить запасы воды и топлива. Придя с боевой службы, субмарины могли пройти все необходимые виды техобслуживания, ремонта, а затем выйти в полном снаряжении из подземного комплекса.

В секретных цехах насчитывалось от 170 до 230 человек, обслуживавших док и другие инженерные системы подземного объекта. Еще 50 человек входили в подразделения водной охраны и несли постоянную службу на трех постах: на входе и выходе из тоннеля и возле дока. Общая площадь всех подземных сооружений превышала 15 тысяч квадратных метров, а канал, по которому проходили подлодки, был шире самой Балаклавской бухты. Отдельные помещения достигали высоты трехэтажного дома...

Хрущев предпочел бы винные подвалы...

В 1961 году Хрущев взял курс на сокращение Вооруженных Сил СССР. При посещении Севастополя и Черноморского флота Никита Сергеевич по-своему оценил уникальность подземного сооружения в Балаклаве. Масштабность и универсальность подземного комплекса настолько поразили Хрущева, что он приказал переоборудовать его под... склады для вина. И только благодаря настойчивым просьбам и неоднократным специальным докладам в ЦК КПСС Главнокомандующего ВМС СССР адмирала Кузнецова подземный завод по ремонту подводных лодок удалось достроить.

Трудно представить, как внутри огромной горы, состоящей из твердых мраморных пород, всего за четыре года продолбили 600-метровый канал. Ведь уровень канала на 7 метров ниже уровня моря! Какие инженерные технологии применялись для создания этого искусственного детища, до сих пор остается загадкой. Известно лишь, что первоначальные работы вели представители Черноморского флота СССР. Рабочей силой обеспечивал военный горно-подземный строительный батальон, а затем основные работы выполнил коллектив Московского метрополитена.

Рядом со штольней были построены склад ракетного оружия и хранилища ядерных боеприпасов. Подземный склад для топлива, построенный в виде подземных вертикальных емкостей, позволял хранить до 4 тысяч тонн нефтепродуктов. Под защитой многометровой толщи скального грунта из хранилища по узкоколейной дороге к подземному причалу подвозили торпеды, ракеты, артиллерийские боеприпасы и другой необходимый груз. Здесь же разместилась мастерская по профилактическому осмотру и ремонту узлов и деталей кораблей. Западный выход из канала закрывался специальным сооружением - сборными железобетонными плитами толщиной 2 метра, длиной - 10 и высотой - 7 метров.

Весь подземный комплекс с мощной системой шлюзования и жизнеобеспечения является, пожалуй, единственным в мире историческим памятником инженерно-технического искусства времен "холодной войны". На протяжении 30 лет (с 1960 по 1990 год) никто из местных жителей даже не подозревал о существовании секретной штольни - "Объекта №825 ГТС", который официально назывался городской телефонной станцией.

Многие уже догадывались, почему Балаклава перестала быть климатологическим курортом, несмотря на очень жесткий режим секретности: въехать в бухту не могли даже коренные севастопольцы. Говорят, одного зеваку, случайно проехавшего свою остановку, сняли с автобуса при подъезде к бухте и едва не замордовали в застенках КГБ. А двое бывших рабочих, годами живших на одной лестничной площадке, только после горбачевской гласности узнали о том, что они трудились на одном и том же заводе, в одном и том же месте, но только в разных бригадах.

Куда уплыли миллиарды?

Военные "хозяйничали" в бухте вплоть до развала Советского Союза. Последняя российская субмарина покинула Балаклаву в марте 1995 года.  Подземный комплекс вывели из эксплуатации и передали местной власти. Все производственные мощности (дорогостоящие станки и оборудование с драгметаллами) вывезли в неизвестном направлении. Когда массивные противоатомные гермодвери "гостеприимно" распахнулись перед всеми желающими, "демилитаризацией" бухты занялись "хваткие хозяйственники": откручивали, снимали и вывозили все, что могли. В подземные шахты ринулись толпы добытчиков лома цветных и черных металлов. Первым делом были похищены все чугунные крышки, закрывавшие всевозможные коммуникационные колодцы, смотровые люки, технологические шахты, тоннели, потерны и прочие переходы. В некогда засекреченный завод можно было без особых проблем въехать не только на грузовике, но и на небольшом подъемном кране. От бывших цехов, способных в кратчайшие сроки вернуть в строй покалеченную субмарину, остался один-единственный станок, который уже никогда не заработает: силовые кабели вырезаны до последнего метра, а все детали "ушли" на металлолом. Относительно мало пострадали только уникальные фильтровентиляционные камеры и туалеты: редкий обыватель мог приспособить их в "хозяйственных" целях. Сантехника в подземных объектах, как и во всех бомбоубежищах, отличалась прочностью и простотой, но отнюдь не престижностью и комфортом. Говорят, из подземного города вывезли несколько сотен тысяч тонн металла и "выкачали" не один миллиард рублей.

Весть о наличии в Балаклаве уникального подземного памятника быстро облетела все посольства, аккредитованные в России и Украине. Когда иностранные гости прибыли в бухту, они пришли в ужас и не поверили собственным глазам: неужели советский человек мог такое создать? В 2001-2002 годах в подземном городе бухты побывали посол Китая Ли Гиобанг, посол Италии Брунетти Гетц, посол Израиля Анна Азари... Говорят, что ведущий комментатор американской телекомпании Майкл Лафтин после выхода на поверхность не удержался и перочинным ножом выцарапал свое имя на стене бетонной патерни туннеля). Не устояла перед соблазном сделать то же самое и племянница знаменитого Уинстона Черчилля - графиня Кларисса...

В соответствии с планом международного "Трейд-клуба" подземный комплекс посетили торговые атташе и представители деловых кругов из 43 стран мира. После обзора бывшего подземного завода они предложили сделать из него музей "холодной войны". Чтобы превратить бывшие закрытые военные объекты в "открытую" зону туризма, нужно около полумиллиарда долларов. Именно такую цифру называют в Севастопольской городской администрации сторонники суперпроекта "Балаклава - международный туристический и рекреационный центр".

У входа в главную штольню предлагают воздвигнуть шестиэтажное здание в виде носовой части подводной лодки: там будут отведены места не только для демонстрации бывшей военной техники (ракет и торпед), но и для увеселительных заведений - ресторанов и дискотек. Архитектурно-художественное решение музейного комплекса задумано так, чтобы сохранить таинственность горы Таврос. Музейные экспозиции будут освещены под таким углом, чтобы создать видимость подземного пространства. Но сначала нужно решить проблему водной очистки бухты. Во многих местах дно покрыто многометровым слоем ила, в котором, кроме всевозможных отходов и шлаков, могли затаиться боевые снаряды и мины...

За эти ворота мечтал попасть не один американский шпион. В глубь выдолбленного в горе туннеля уходят рельсы, на которых стоит пустая тачка с латунными колесами. Еще лет двадцать тому назад на ней перевозили атомные боеголовки, а сейчас она превратилась в музейный экспонат.

Этот подземный балаклавский арсенал, известный в нарде как "штольня-головастики" (головастиков народу напоминали боеголовки), снабжал ядерным оружием советские подводные лодки.

Колеса тачки недаром покрыты латунью. Будь они из другого материала, катясь по рельсам, тачка иногда высекала бы искры.

Боеприпасы доставляли сюда по частям, а собирали уже в подземелье, вход в которое перекрывался гигантской противоатомной заслонкой весом 150 тонн. Она открывалась только для того, чтобы впустить в чрево горы очередную порцию смертоносного груза.

О масштабах сооружения можно судить, к примеру, по тому, что в случае ядерной войны в его подземной гавани могли укрыться целая бригада подводных лодок и несколько тысяч человек, а общая выработка скального грунта за время строительства превысила 200 тысяч кубометров — говорят, извлеченной породой запросто можно было бы заполнить пирамиду Хеопса.

Подземный зал, в котором когда-то хранились собранные ядерные боеголовки, ныне пуст и не радиоактивен — каких-то десять миллирентген при максимально допустимых четырнадцати.

Стены и потолок арсенала укреплены двухметровым слоем бетона и выложены асбестовым шифером. Штольня могла выдержать прямое попадание атомной бомбы мощностью в пять Хиросим. А асбестовый шифер понадобился для того, чтобы улучшить акустику подземелья.

Тяжеленные двадцатичетырехтонные противоатомные двери из обитого железом бетона открыты, но при желании их может закрыть даже ребенок — так легко они двигаются. Толщина дверей — шестьдесят сантиметров. Именно на грандиозном фоне противоатомных дверей больше всего любят фотографироваться иностранные туристы, с некоторых пор посещающие эти места.

Дорогу к арсеналу, в котором работали только офицеры, давшие подписку о неразглашении государственной тайны, преграждали три контрольно-пропускных пункта. Документы, рассказывающие о деятельности арсенала и завода по ремонту подводных лодок, предположительно хранятся ныне в Санкт-Петербурге и до сих пор не рассекречены.

После развала СССР балаклавский подземно-подводный комплекс по инерции продолжал функционировать до мая 1994 года, когда из его недр ушла под прощальные гудки последняя российская субмарина.

Уникальный подземный комплекс уничтожили не межконтинентальные ракеты потенциального врага, а сами бывшие граждане СССР. Причем, как рассказывают местные жители, во время разграбления контрольно-пропускные пункты еще работали, и посторонних в штольни не допускали. Однако КАМАЗы с порезанными на металлолом станками преодолевали эти преграды так, как не снилось никаким шпионам. Ну а затем, когда подземный комплекс остался вообще без охраны, дело довершили мародеры-любители.

Арсеналу еще повезло. Он пострадал немного меньше, чем находящийся на другой стороне подземного канала завод по ремонту подводных лодок.

Вход в канал и сегодня преграждает огромный стапятидесятипятитонный ботапорт. В прошлые годы тут поджидали зевак-туристов двенадцати-тринадцатилетние "сталкеры". За почти символическую плату они проводили каждого желающего по подземным коридорам и рассказывали пару-тройку местных легенд. Теперь "сталкеров" сменили экскурсоводы. Как утверждают старожилы, в советские годы подводные лодки заходили в завод только по ночам, и в это время Балаклава непременно погружалась в кромешную тьму — во всем городке выключали свет. Войдя в завод из Балаклавской бухты, подводные лодки ремонтировались в ныне затопленном сухом доке, оснащались боеприпасами и, отправляясь в боевой поход, покидали подземный канал с другой стороны горы.

Кого интересуют параметры, длина подземного канала для подводных лодок - 505 метров, ширина от 12 до 24 метров, глубина — 8,5—9 метров. Одновременно внутри завода могли находиться от семи до девяти субмарин разных проектов.

 

Пока все это достаточно скромно, но, как говорят, лиха беда начало. Среди прочего, у музейщиков есть даже задумка купить  подводную лодку легендарного 641 проекта и доставить ее с Северного флота в Балаклаву. А пока суд да дело в экспозиции музейного комплекса вместо настоящей подводной лодки появились действующие модели боевых кораблей Черноморского флота — уменьшенные копии подводной лодки "Варшавянка", ракетного крейсера на воздушной подушке "Бора", двух сторожевых кораблей, а также модель авианосного крейсера "Киев", проданного Китаю в начале 90-х годов прошлого века. Музей приобрел их у автора и изготовителя — знаменитого севастопольского мастера, капитана I ранга в запасе Владимира Гурова.

Но уж совсем необычное предназначение нашли для бывшей подземной базы подводных лодок российский режиссер Роман Мархолиа и его немецкий коллега Себастьян Кайзер. Их усилиями в августе 2006 года в балаклавских штольнях прошел фестиваль современного искусства "Балаклавская Одиссея", который собрал режиссеров, художников, фотографов, композиторов, хореографов и певцов из России, Украины, Германии, Австрии, Швейцарии, Венгрии и других стран.

источник

Веб-мани: R477152675762

Добавить комментарий