Ничего личного , только бизнес.

Смысл слова «самодостаточность» я понял только на чужбине, когда ехал на электричке по Англии, разглядывал в окно стриженую траву на огороженных проволочными заборчиками участках земли, на лошадей там пасущихся, красивых и ухоженных. Вспоминал лес в России и лес в Чехословакии. Тут бурелом, там — ровные поленницы.

И задавался характерным вопросом русского туриста — почему они могут, а мы — нет? В Англии понял — потому что это — их земля.

Их собственная.

Причём, из поколения в поколение.

А твоя земля — это твоё лицо. Не будешь ухаживать, люди от тебя шарахаться начнут. И вообще — стыдно.

Мне стыдно, когда у меня трава на лужайке перед домом не покошена. А когда покошена — красиво. И изнутри красиво, и прохожим глаз радует.

Обратили внимание на важную деталь в фильме Навального про Димона? Как у Дмитрия Анатольевича Медведева обухожен и облизан его приусадебный агропромышленный комплекс?

Его нельзя назвать гигантским, в этом комплексе есть всё необходимое, чтобы обслуживать близлежащие гектары земли, скот и урожай, на отдельно выделенном премьеру куске России.

Мелькнула даже утопическая мысль о мудром руководстве Путина, который раздаёт российские угодья своим близкоподданным в надежде на то, что они таким образом, шаг за шагом, и обустроят всю Россию.

Хрен там! Вся утопия разбивается об элементарную жадность, которая фраера сгубила.

Пословица заезженная среди простых людей, но в мире политического личного бизнеса России именно жадность является признаком сильного менеджера. Далее — умение отжать, присвоить, скинуть процент на усадьбу для премьера, на виолончели, на резиденцию президенту…

Россия большая, всю не сожрать, но застолбить-то надо, пока пруха идёт. Пусть эти земли не ухожены, не кормят людей, но сама-то земля лежит в активах и кушать не просит.

Почему? Потому что простым людям купить её не по карману, бизнес безоткатный вести на ней тоже не по карману.

Вот и зарастает Россия бурьяном в режиме ожидания. Производство всё практически накрылось медным тазом. Но у любых развалин и пустырей есть хозяева. Вернее — собственники. Хозяев, людей, которые это всё обустраивали бы и развивали — нет.

А если люди и есть — в большинстве своём наёмники. Но не собственники.

То есть  народа РФ таким образом лишили и экономической базы для протестного сопротивления, потому и митинги антипутинские чаще недоумение вызывают, нежели надежду на светлое будущее.

Простому человеку в России становиться собственником вредно для власти.

Обратите внимание — в стране практически уничтожены те классы, которые судя, по марксизму-ленинизму, являются основными силами революционных преобразований. Разрушено производство — исчез пролетариат, который выходил на митинги в августе 1991-года, разрушено сельское хозяйство — сгинуло и спилось крестьянство, буржуа мелкие ещё трепыхаются, выдавливая кое-какие налоги для содержания власти и создавая видимость суверенной демократии.

«Сито мусеники за зимокарация», как говорил Воннегут.

Ну и последние достижения в деле ликвидации собственности у российского населения — это реновация столичная, а также президентский указ, разрешающий КГБ отбирать недвижимость «в интересах государства». И если раньше кто-то из москвичей, к примеру, считал, что землю подпятиэтажками они выкупили, то теперь Росреестр обнулил стоимость земли под хрущевками.

Так вот. Слово «самодостаточность» — потому и непонятно большинству граждан РФ — потому что нет у нас ничего своего, а то, что есть, они всегда запросто отберут, как будто ничего и не было.

Нет.

И не будет.

Кроме гордости, конечно…

Вот этого у нас до фига.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762

Добавить комментарий