Америка, как и тени, исчезла в полдень…

 

Александра Завьялова:

- Роль Пистимеи в сериале «Тени исчезают в полдень»... - это большая проверка на талант и индивидуальность. Ведь мне пришлось играть три возраста: в начале фильма моей Серафиме-Пистимее - 17, затем я играла 40-летнюю женщину, а в конце фильма гримеры меня превращали в 70-летнюю. Я никогда не ассоциировала себя со своими героинями. Просто была художником, создавала образ и работала на площадке с полной отдачей. Помню, снимали сцену, когда Устин Макарович смотрит на Пистимею 70-летнюю, а ему мерещится она же, но молодая. Тогда мне делали сразу два грима - для старой и молодой. Вернувшись в гостиницу, я обнаружила, что все морщины на месте, не исчезли они и утром. Срочно побежала к гримеру с криками: «Что ты со мной сделала? Я навечно останусь старухой?»
А в картине «Алешкина любовь» я играла с Леонидом Быковым. Жена Лени страшно ревновала меня. Она даже приехала на съемку вместе с мужем. Но для ревности не было причин. Леня был очень порядочный человек и прекрасный семьянин. Фильм имел оглушительный успех. На представлении картины зрители встречали нас стоя. Но наше «триумфальное шествие» закончилось тем, что мы оба остались без работы. Не знаю, чем это было вызвано в отношении Быкова, но в последнюю минуту обязательно раздавался телефонный звонок и Лене сообщали, что на роль утвержден кто-то другой. Леня жаловался мне: «Кормить семью нечем». И он переехал в Киев. В последний раз мы с ним случайно встретились на Киевской киностудии. Леня сказал: «Я подкову прибил к косяку двери. На удачу. Сам буду снимать фильм и играть главную роль». И он снял необыкновенное, удивительно теплое кино «В бой идут одни «старики».

Однако после фильма ей не досталось ни славы, ни признания. Советская «мораль» не простила Александре роман с американцем.

- Из меня искусственно сделали врага. Пострадала за любовь. Я всю жизнь любила одного человека, наверное, поэтому замуж больше не вышла. Он был иностранцем. Мы с ним познакомились в самолете. Это был потрясающей красоты американец. Высокий, статный... Меня укачало, и он наливал мне боржоми. Наутро в гостинице я выхожу из своего номера - отдохнувшая, свежая, в белоснежном костюме. И нос к носу сталкиваюсь с ним. Он глаз не может отвести. Спрашивает меня: «Вы полячка?»

Говорили мы на немецком. Я помнила его со школы, а мой знакомый знал шесть языков. Начались встречи, прогулки по набережной, ночные ужины в ресторане под шум прибоя....
Его звали Отелло. Прямо как по Шекспиру! Отелло Черезолли. Бывший адмирал военно-морских сил США, владелец пароходной фирмы, которая поставляла пшеницу в Одесский порт. Он был вдвое старше меня, в Америке его ждала жена. Отелло говорил, что она очень красива, но любит он меня. Если бы у нас не подозревали во всех иностранцах шпионов, я бы вышла за него замуж и уехала. Однако тогда я знала, что за эту связь могу дорого поплатиться, поэтому на встречи с ним частенько брала с собой знакомую жену местного прокурора. Но это не помогло.
Наш роман длился всего две недели. Однажды утром в номер ворвались люди и схватили моего Отелло. Оказывается, за нами следили, все разговоры записывали на магнитофон... Показали кучу фотографий, на которых мы вместе... Все это страшно. Я не знаю, кому понадобилось нас разлучать. Когда мы расставались, то оба рыдали. Отелло сразу же объявили персоной нон грата и даже не разрешили лететь в Нью-Йорк через Париж, как он собирался. Пришлось ему тащиться через океан на собственном пароходе. От мужа я ничего скрывать не стала. Сказала честно, что полюбила другого.

Все двери передо мной сразу закрыли. Два года меня держали в психиатрической больнице. Что я там вытерпела, страшно вспоминать. Мне не давали спать. Делали укол со снотворным, а потом будили. Детей ко мне не пускали. Я кричала, умоляла, но они закрывали двери. Профессия актрисы, которая составляла смысл всей моей жизни и которой я хотела посвятить всю себя, была прервана. Я пережила тяжелый период забвения. Не скрою, было сложно. Сегодня я смирилась с тем, что не снимаюсь, хотя это трудно. Жаль... Я совсем себя не раскрыла. Всю жизнь мечтала сняться в костюмированном, историческом фильме, в сказке.
Мне иногда снится съемочная площадка с софитами, направленными прямо на меня...

Крах личной жизни и «бойкот» режиссеров вогнали Завьялову в глубокую депрессию. В 40 лет она родила сына от мужчины, которому оказалась не нужна. Потом рассказывала: «Мне нужен был ребенок, которому бы я отдала всю свою нерастраченную нежность». Вообще о детях она отзывалась с гордостью, особенно о дочери, которая стала художником-дизайнером и подарила Александре двух внуков.
На фото дочь Татьяна и сын Петр.
 Из  стен психиатрической больницы Александра Семеновна вышла инвалидом. Одно время жила у дочери, как получилось, что вернулась к сыну-пьянице, неизвестно. По слухам, тот забирал у нее последние гроши. А потом забрал и жизнь.

Веб-мани: R477152675762