ПАСТУХ, СТАВШИЙ ГЛАВОЙ ГОСУДАРСТВА

В годы «Большого террора» Хрущёв действовал вместе со Сталиным, вместе с Политбюро, вместе с ЦК, вместе с партией. И у него не было сомнений в правомерности массовых репрессий, их обоснованности. Он не колебался и полагал, что делает это в интересах партии, трудящихся, завоеваний революции.

В 1921 году Хрущев возглавил карательную экспедицию в Грузию, выполняя при этом и какие-то личные поручения Сталина. Возможно, Хрущев уничтожил документы и свидетелей его криминального прошлого. Грузия потеряла свою независимость, а Хрущев приобрел опеку Сталина, стал его доверенным лицом для разных тайных дел и положил начало своей партийной карьере.

В 1936-1937 гг. Хрущёв работал первым секретарём МК и МГК ВКП(б). Столичная организация считалась для всех образцовой. Вполне естественно, что своё «первенство» в стране она должна была проявить и в борьбе с врагами народа. И Хрущёв старался изо всех сил. Каждое утро секретари московских райкомов собирались у него. Он доводил до них указания Сталина, а в них особое место уделялось повышению бдительности, усилению борьбы с врагами народа. О стиле работы секретаря вспоминал бывший председатель Моссовета с апреля 1939 по 1945 год В. П. Пронин. До 1937 года он был работником низового звена и отмечал, что Хрущёв весьма усердно участвовал во всех репрессиях. Пронин подчёркивал, что над самим Хрущёвым висел дамоклов меч. В 1923 году, как отмечалось выше, Никита Сергеевич голосовал за троцкистскую платформу. А поэтому особенно усердно старался доказать вождю свою преданность. Визы Хрущёва, как правило, стоят на ордерах на аресты видных деятелей партии и государства. Есть документы, подтверждающие, что сам Никита Сергеевич направлял материалы с предложениями об арестах работников Моссовета, московского обкома партии. К началу 1938 года значительная часть московского актива была арестована НКВД. Из 38 секретарей МК и МГК, работавших в 1935-1937 гг., избежали ареста только трое. Были арестованы 136 из 146 секретарей горкомов и райкомов, многие руководящие советские, профсоюзные работники, руководители предприятий, специалисты, деятели науки и культуры. Из секретарей МК и МГК были репрессированы Кацеленбоген, Марголин, Коган, Корытный. Был арестован весь секретариат Хрущёва и даже его помощник. Он догадывался, что и на него собирают материал. А поэтому особенно стремился подчеркнуть преданность. Видимо, это было учтено вождём. Только лишь по делам, подготовленным московским управлением НКВД за 1936-1937 гг. было репрессировано 66 тысяч человек. На основании решения Политбюро от 2 июля 1937 года «об антисоветских элементах», для репрессий была определена квота в 35 тысяч человек, из них к высшей мере – расстрел – 5 тысяч. В документах, направленных в ЦК Сталину, Хрущёв сообщал, что дополнительно выявлено около 8 тысяч бывших кулаков, осевших в Москве. Он просил из этой группы расстрелять 2 тысячи человек, а около 6 тысяч отправить в тюрьмы и лагеря. В. П. Пронин подчёркивал, что такой масштаб репрессий – личная заслуга Никиты Сергеевича. После осени 1938 года, когда к власти в московской организации ВКП(б) пришёл Щербаков, репрессии значительно поутихли. При всём негативном отношении к нему, следует подчеркнуть, что он весьма неохотно давал свои санкции на аресты. Его за это чуть было не сняли с должности, вменив в вину «либерализм» на очередном отчёте в Политбюро. Хрущев же, будучи в это время руководителем в Украине, на заседании Политбюро в 1938 году настаивал на репрессиях и второго состава руководителей Московского горкома партии. С января 1938 года, как отмечается выше, Хрущёв возглавил партийную организацию в Украине. И под его руководством была осуществлена последняя волна «Большого террора». В мае-июне 1938 года украинское правительство было полностью сменено. С февраля по июнь 1938 года были сняты все 12 секретарей обкомов партии. Всего на Украине за 1938-1940 гг. было арестовано 168 тысяч человек. Все ведущие партийные, военные и иные работники республиканского и областного масштабов арестовывались с санкции Хрущёва. О причастности Никиты Сергеевича к репрессиям среди военных свидетельствует постановление Военного Совета Киевского военного округа «О состоянии кадров командного, начальствующего и политического состава округа», подготовленное командующим округом Тимошенко, членом Военного совета КВО комкором Смирновым, и секретарём ЦК КП(б)У Хрущёвым. В соответствии с этим постановлением из частей округа по политико-моральным причинам было уволено около 3 тысячи человек. Из них арестовано органами НКВД 1066 человек. Таким образом, в те годы Хрущёв не только осуществлял директивы и указания в отношении массовых репрессий, но и старался быть первым, выполняя спускаемые сверху разнарядки по арестам со значительным перевыполнением. Этого требовала система от её номенклатуры. Тем более, такого высокого ранга. Чтобы удержаться и выдвинуться ещё выше, – надо было проявить не только качества партийного руководителя, но и быть непримиримым к тем, кого считали врагами партии и народа. Бороться с ними нужно было непреклонно и жёстко. Что он и делал от души.

После начала военных действий в Польше, 17 сентября 1939 года, “Первый секретарь компартии Украины Хрущев и его нарком внутренних дел Серов выехали туда, чтобы проводить на месте кампанию советизации Западной Украины…”/Судоплатов.Разведка и Кремль.-М.,1996/. Для этой цели членом Военного Совета Украинского фронта Хрущевым были сформированы из отличившихся в ходе репрессий палачей части особого назначения НКВД /ОСНАЗ/. Они подчинялись непосредственно Хрущеву, который возглавлял специальную тройку НКВД. Небольшая часть арестованных передавалась в ГУЛАГ, остальных уничтожали на месте.

С подачи Хрущева, Политбюро ЦК ВКП(б) 5 марта 1940 года постановило: “Дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских…, а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах Западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11000 человек членов различных шпионских, диверсионных, контреволюционных организаций, помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков — рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела.” По решению возглавляемой Хрущевым специальной тройки НКВД СССР их расстреляли в Катыни под Смоленском, вблизи поселка Медное Тверской области и в 6-м квартале лесопарковой зоны Харькова.

По приказу Хрущева дела расстрелянных польских граждан уничтожили. Была оставлена только одна папка, в которой документы обличающие Хрущева были частью уничтожены, частью заменены на обличающие в этом преступлении Сталина и Берия.

Хрущев — инициатор закрытия церквей и репрессий против их служителей, что, кстати, не нашло поддержки даже у Сталина.

1935 год. В Сочи, где отдыхал Сталин, приезжает Хрущев. Он докладывает: «Я распорядился закрыть в Москве и Московской области 79 действующих церквей, а наиболее активных служителей культа мы отдадим под суд».

Сталин: «Вы, Хрущев, анархист! Батька Махно любил бы вас как родного сына. Церковников трогать нельзя, посмотрите, как отличился наш «пролетарский поэт Демьян Бедный. Кто разрешил ему измываться над Священным писанием? В срочном порядке надо изъять из обращения его книгу «Библия для верующих и неверующих».

Хрущев, осторожно: «Под следствием в Московском городском суде находится 51 служитель культа».

Сталин: «Немедленно отдайте распоряжение, чтобы всех выпустили».

1937 год, лето.

В присутствии других членов Политбюро Хрущев обращается к Сталину: «Я вторично предлагаю узаконить публичную казнь на Красной площади».

Сталин: «А что ты скажешь, если мы попросим тебя занять пост главного палача Союза Советских Социалистических Республик? Будешь как Малюта Скуратов при царе Иване Васильевиче Грозном».

«Какой у тебя еще вопрос? — спрашивает Сталин.

«Вячеслав Михайлович умышленно тормозит развитие промышленности и сельского хозяйства».

— «Где конкретные доказательства?»

— «Я готовлю на ваше имя развернутую докладную записку».

— «Мы поняли вас, товарищ Хрущев, вы готовы сразу схватить два портфеля — палача и председателя Совнаркома? Мы подумаем, какой из этих постов вам отдать!». (Это была уже явная издевка, Сталин не щадил самолюбия Хрущева.)

В 1938 году Хрущева, в качестве хозяина республики, отправляют обратно на Украину. Первым делом необходимо было восстановить управленческий аппарат, практически полностью уничтоженный репрессиями 1937 года. После решения кадровых вопросов Хрущев приступил к ликвидации экономических проблем. Народное хозяйство было буквально растерзано голодом 1932-33 года. Худо-бедно, но с этими вызовами Никита Сергеевич справился. Но на голову сваливается еще одна напасть. В 1939 году Красная армия 'оттяпала' у Польши заселенные украинцами и белорусами территории, которые теперь тоже нужно советизировать. Коллективизация, борьба с 'кулаками' и прочее... Никита Сергеевич засучил рукава. За 12 месяцев 'продуктивной работы' товарищ Хрущев подверг репрессиям десятую часть населения Западной Украины. Было выслано с родных земель 1173170 человек.
В годы Великой Отечественной войны Хрущев являлся членом военного совета Юго-Западного фронта. Историки считают Никиту Сергеевича Хрущева одним из виновников катастрофических поражений Красной армии в 1941 году под Киевом и в 1942 под Харьковом.

После войны репрессивная деятельность Хрущёва отнюдь не прекратилась. В 1948 году Хрущёв обращается в Политбюро с предложениями о репрессиях в отношении «вредных элементов в украинской деревне» Эта мера рассматривалась как решительный шаг в ликвидации националистического движения в западных областях Украины. Чистке там подвергались не только сельские жители, но и те, кого считали «подозрительным» элементом, потенциальным врагом, противником советской власти. Первые спецпоселенцы из Западной Украины были направлены в Сибирь уже в 1947 году. Сотни тысяч людей были депортированы из этого региона Украины в Восточные районы СССР. О масштабах этой акции дают представленные отчёты МГБ за 1947 год. Так, в них указывается, что из западных областей Украины в тот год прибыли и разгружены 48 эшелонов с семьями участников ОУН: около 26 тысяч семей – почти 75 тысяч человек. Они были направлены в следующие области и края: в Кемеровскую область – более 30.000 человек, в Челябинскую – более 7000 тысяч, в Карагандинскую – более 8000, в Молотовскую – более 8000, в Иркутскую и Читинскую – более 4000, в Красноярский край – около 2000 тысяч, в Омскую область – более 15000, человек. Они были оторваны от родных мест и под конвоём направлены на спецпоселения. Многие погибли в дороге, они в этот отчёт не вошли, другие погибли на местах новых поселений. Аресты, ссылки, заключения сотен тысяч людей воспринимались Никитой Сергеевичем как обычное дело. Массовый террор начал давать свои результаты. И у рядовых членов партии, и у отдельных руководителей возникали сомнения в правоте проводимой политики. Бывший разведчик Леопольд Треппер писал: «Мы жили со страхом и ужасом в груди, не сопротивляясь захватившим нас зубьям машины, которую запустили собственными руками. Всего лишь винтики, мы, напуганные до безумия, стали инструментом приведения себя самих в состояние покорности…». Но были и такие, которые стали выступать против существующих порядков. Именно, под их давлением Хрущёв выступил на ХХ съезде партии с докладом о культе личности Сталина и его последствиях. Правда, в докладе он «забыл» упомянуть себя и своих соратников, да фальсификаций в нём было предостаточно, причём позаимствованных из сомнительных источников.

Хрущев форсировал расследование “сионистского заговорщицкого центра в МГБ”. С его подачи Политбюро утвердило постановление ЦК “О неблагополучном положении в МГБ”, в котором потребовало от министра МГБ Игнатьева “вскрыть существующую среди врачей группу, проводящую вредительскую работу против руководителей партии и государства”.
Пользуясь тем, что шесть из девяти арестованных врачей были евреями, Хрущев, с помощью секретаря ЦК Н.Михайлова, курировавшего средства массовой информации, придал “делу” антисемитский характер. Для большей убедительности остальных арестованных объявили “скрытыми евреями”. К середине февраля 1953 года по “делу”проходили уже 28 врачей, вокруг него была развернута массовая истерия, готовилась почва для всесоюзного погрома. Под предлогом борьбы с еврейским буржуазным национализмом начались многочисленные аресты в провинции…

Боясь оставить компромат на себя и не имея возможности разобрать сталинский архив, Хрущев сжег его целиком прямо в сталинском кабинете.
Хрущев становится председателем комиссии по организации похорон Сталина. Он главный виновник в произошедшей в Москве, в ночь на 7 марта 1953 года, на Трубной площади трагедии — немыслимой, чудовищной давки приведшей к многочисленным жертвам. По указанию Хрущева, Трубную площадь, куда лилась человеческая река, и примыкающие к ней улицы оградили военными грузовиками. Люди гибли, втиснутые в узкое пространство между грузовиками, но грузовики не убирали. Скорая медицинская помощь не работала, так как движение по центральным улицам было запрещено и раненые были обречены.Число погибших неизвестно.

Упрочняя свои позиции, Хрущев “к июню 1957 года уволил более 18 тысяч чекистов, причастных к “чисткам”. При этом 85 человек получили генеральские звания, хотя запачканы в крови многие из них были не меньше уволенных.”
24 октября 1956 года советские танки, подавляя восстание в Венгрии, вошли в ее столицу Будапешт. За несколько дней было убито 1700 венгров, восстание было подавленно. Советские потери составили 720 погибших, 1540 раненых и 51 пропал без вести. За успешную операцию Жукову 1 декабря 1956 года присвоили четвертый раз звание Героя Советского Союза.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762