Отряд 731 и его «опыты»

Как отреагирует организм человека, если в почки ввести мочу лошади? Что будет, если заменить человеческую кровь кровью обезьян или лошадей? И какие изменения произойдут, если ввести в желудок живого человека гниющую ткань? После завершения «опытов» жертву отправляли на вскрытие...

13 июня 1938 года в 20 километрах к югу от города Харбин (Китай) японская оккупационная армия начала строительство сверхсекретного военного объекта — научной лаборатории, в которой затем будут проводится ужасные опыты над людьми...

На почти 40 кв. км территории, окруженной рвом и забором с колючей проволокой под током, в первую очередь появился аэродром, затем электростанция и железнодорожная ветка. Сооружались жилые помещения примерно на 3 тысячи человек, помещения учебного центра, тюрьма на 100 человек, многочисленные лаборатории, стадион и даже синтоистский храм. На строительство ушло более года. Секретность объекта была настолько высока, что базировавшимся на аэродроме истребителям предписывалось «сбивать любой летательный аппарат, даже принадлежащий своей армии, который без разрешения пролетел бы над территорией».

По окончании строительства в помещения вселилась группа военнослужащих японской армии известная как «Маньчжурский отряд 731». Правда, это название отряд получил только в 1941 году, сначала он существовал под именем «отряд Камо», но сути дела это не меняет.

Отряд делился на несколько отделов, которые в свою очередь состояли из двух десятков оперативных исследовательских групп. Чем же занимались эти группы? Что собирались изучать в новеньких, оборудованных по последнему слову техники того времени лабораториях?

Ответ на этот вопрос даст название групп. Итак, в отделы входили группы исследования: чумы, холеры, сибирской язвы, тифа, туберкулеза. Имелись группы, занимавшиеся выращиванием бактерий, а специальному подразделению была поручена разработка и производство керамических бомб. К 1945 году выращенной отрядом 731 заразы хватило бы на то, что бы уничтожить все население земного шара. Япония активно готовилась к мировой бактериологической войне.

Бесспорно, для подобных исследований необходим подопытный материал. По требованию сотрудников лаборатории аккуратно снабжались мышами, крысами и морскими свинками. Отношение к ним было бережное — грызунов содержали в хороших условиях и расходовали очень экономно. Но помимо зверюшек в отряд активно поставлялся еще один подопытный «материал». Режим экономии на него не распространялся. На профессиональном жаргоне сотрудников отряда этот «материал» именовался «бревнами».

«Бревна» — это попавшие в плен русские и китайские солдаты, китайские журналисты, ученые, рабочие, и члены их семей; просто схваченные на улице женщины — русские и китаянки. Среди подопытных имелись и дети. «Бревнам» не нужны были человеческие имена. Всем пленным отряда давали трехзначные номера, в соответствии с которыми их распределяли по оперативным исследовательским группам в качестве материала для опытов.

«Мы считали, что „бревна“ — не люди, что они даже ниже скотов. Впрочем, среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хоть сколько-нибудь сочувствовал „бревнам“. Все считали, что истребление „бревен“ — дело совершенно естественное», — говорил один из служащих «отряда 731».

Профильными экспериментами, которые ставились над подопытными, были испытания эффективности различных штаммов болезней. «Фавориткой» Исии была чума. Ближе к концу Второй мировой войны он вывел штамм чумной бактерии, в 60 раз превосходящий по вирулентности (способности заражать организм) обычную.

По прибытии в отряд всякие пытки и жестокое обращение, которому до этого подвергались пленные, прекращались. Их содержали в тюрьме, но не допрашивали, не заставляли выполнять тяжелую работу. Более того — хорошо кормили: «бревна» получали полноценное трехразовое питание, фрукты и витамины, много спали. От них требовалось быть физически здоровыми. Но с того момента как пленный восстанавливал свои силы, для него начинался ад, заканчивающийся мучительной смертью.

Людям, когда подходила их очередь становиться подопытными, прививали чуму, холеру, тиф, дизентерию, сифилис и другие культуры живых бактерий. Их вводили в организм с пищей или каким-либо иным способом. Иногда заразив одного заключенного, запускали его в общую камеру, чтобы проследить распространение болезни. Часть «бревен» подвергалась активному лечению, и у тех, кто смог выжить, брали кровь и внутренние органы для последующих экспериментов. Кровь высасывали из человека полностью с помощью специального насоса.

Помимо этого проводились опыты по обморожению человеческих тканей. «Экспериментаторы» заставляли людей опускать руки и ноги в бочки с ледяной водой и выводили на мороз, а температура зимой в тех краях опускается до — 40 градусов. Процесс обморожения развивался буквально на глазах. Кожа подопытных сначала белела, потом краснела, затем приобретала фиолетовый цвет и покрывалась волдырями. После этого она делалась багрово-черной и, наконец, когда наступало полное обморожение, чернела. Кожа и мускулы затвердевали, происходил паралич конечностей. Чтобы выяснить, наступило ли полное обморожение, «экспериментаторы» били по рукам и ногам подопытных палками. Раздавался звук, как будто бьют по сухой доске.

В стенах адских лабораторий проводились и другие эксперименты. Выяснялось, какие процессы произойдут в организме человека, если ввести ему в вены воздух. Известно, что это повлечет за собой смерть. Но сотрудников отряда интересовали процессы, происходящие до наступления конвульсий. Через какое время наступит смерть, если «бревно» подвесить вниз головой? Какие изменения происходят при этом в различных частях тела? Проводились и такие опыты: жертву помещали в большую центрифугу и вращали с огромной скоростью до тех пор, пока не наступала смерть. Проверялось, как отреагирует человеческий организм, если в почки ввести мочу или кровь лошади.

Проводились опыты по замене человеческой крови кровью обезьян или лошадей. Выяснялось, какое количество крови можно выкачать из одного «бревна». И что будет, если легкие человека заполнить большим количеством дыма или ядовитого газа. Изучалось, какие изменения произойдут, если ввести в желудок живого человека гниющую ткань. После завершения «опытов» жертву отправляли в лабораторию на вскрытие.

Вообще вскрытие живого человека в отряде 731 практиковалось постоянно. Это был идеальный способ пронаблюдать изменения, происходящие в живой ткани. А добытые таким образом органы сохранялись в банках, заполненных формалином.

В отряде были специальные клетки (куда запирали людей) — они были настолько малы, что пленники не могли в них пошевелиться. Людей заражали инфекцией, а затем днями наблюдали над изменениями состояния их организма. Далее их заживо препарировали, вытаскивая органы и наблюдая, как болезнь распространяется внутри. Людям сохраняли жизнь и не зашивали их целыми днями, дабы доктора могли наблюдать за процессом, не утруждая себя новым вскрытием. При этом никакой анестезии обычно не использовалось — врачи опасались, что она может нарушить естественный ход эксперимента.

Больше «повезло» тем из жертв «экспериментаторов», на ком испытывали не бактерии, а газы: эти умирали быстрее. «У всех подопытных, погибших от цианистого водорода, лица были багрово-красного цвета, — рассказывал один из служащих „отряда 731“. — У тех, кто умирал от иприта, все тело было обожжено так, что на труп невозможно было смотреть. Наши опыты показали, что выносливость человека приблизительно равна выносливости голубя. В условиях, в которых погибал голубь, погибал и подопытный человек».

Среди лабораторий имелась так называемая «выставочная комната», куда попадало то, что оставалось от несчастных жертв. Каждого, кто заходил туда, ожидало страшное зрелище. На полках, расположенных в два или три ряда вдоль стен, стояли наполненные формалином стеклянные сосуды. В них находились головы людей разных рас, мужчин и женщин, старых и молодых. Некоторые — разрубленные на две части от темени до уха; другие — распиленные, с обнажившимся мозгом. Были головы с разложившимся лицом, на котором ничего невозможно распознать. Кроме голов в «выставочной комнате» хранились отрезанные по бедро человеческие ноги, туловища без головы и конечностей, желудки и кишки, причудливо переплетенные в растворе, матки, некоторые с плодом.

Расход «бревен» был велик: в среднем, через каждые два дня три человека исчезали в стенах дьявольских лабораторий.

За период с 1940 по 1945 год отрядом 731 было «использовано» более трех тысяч человек.

Все трупы сжигались, а кости сбрасывались в яму, которую прозвали «костяным могильником».

Но «отряд 731» занимался не только биологическим оружием. Японские ученые хотели также знать пределы выносливости человеческого организма, для чего проводили страшные медицинские эксперименты.

Например, доктора из спецотряда выяснили, что лучшим способом лечить обморожение было не растирание пострадавших конечностей, а погружение их в воду с температурой 122 градуса по Фаренгейту. Выясняли опытным путем. «При температуре ниже минус 20 подопытных людей выводили ночью во двор, заставляли опускать оголенные руки или ноги в бочку с холодной водой, а потом ставили под искусственный ветер до тех пор, пока они не получали обморожение, — рассказывал бывший сотрудник спецотряда.

— Потом небольшой палочкой стучали по рукам, пока они не издавали звук, как при ударе о деревяшку». Затем обмороженные конечности клали в воду определенной температуры и, изменяя ее, наблюдали за отмиранием мышечной ткани на руках. Среди таких подопытных был и трехдневный ребенок: чтобы он не сжимал руку в кулачок и не нарушил «чистоту» эксперимента, ему воткнули в средний пальчик иголку.

Кого-то из жертв спецотряда постигла другая ужасная участь: их заживо превращали в мумии. Для этого людей помещали в жарко натопленную комнату с низкой влажностью. Человек обильно потел, но ему не давали пить, пока он полностью не высыхал. Затем тело взвешивали, при этом оказывалось, что весит оно около 22% от первоначальной массы. Именно так в «отряде 731» было сделано еще одно «открытие»: человеческое тело на 78% состоит из воды.

Для императорских ВВС проводились эксперименты в барокамерах. «В вакуумную барокамеру поместили подопытного и стали постепенно откачивать воздух, — вспоминал один из стажеров отряда Исии. — По мере того как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивалась, у него сначала вылезли глаза, потом лицо распухло до размеров большого мяча, кровеносные сосуды вздулись, как змеи, а кишечник, как живой, стал выползать наружу. Наконец, человек просто заживо взорвался». Так японские врачи определяли допустимый высотный потолок для своих летчиков.

Были и эксперименты просто для «любопытства». У подопытных вырезали из живого тела отдельные органы; отрезали руки и ноги и пришивали назад, меняя местами правые и левые конечности; вливали в человеческое тело кровь лошадей или обезьян; ставили под мощнейшее рентгеновское излучение; ошпаривали различные части тела кипятком; тестировали на чувствительность к электротоку. Любопытные ученые заполняли легкие человека большим количеством дыма или газа, вводили в желудок живого человека гниющие куски ткани.

По воспоминаниям сотрудников спецотряда, всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около трех тысяч человек. Однако некоторые исследователи утверждают, что реальных жертв кровавых экспериментаторов было гораздо больше.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762