Сотовая связь, телевизор и реактивный самолет Третьего рейха

Местом зарождения всех цивилизаций на Земле, хранилищем генофонда человечества, тайных знаний и технологий прошлых эпох является Тибет. Тот, кто владеет Тибетом — владеет миром.
Нет никакого сомнения в том, что превращение Китая в мирового лидера связано с включение Тибета в состав КНР в результате военного вторжения.  Исторической столицей Тибета и административным центром Тибетского автономного района является Лхаса.

Аналогичными причинами объясняется и резкое возвышение Третьего рейха в конце 1930-х годов: в мае 1938 — августе 1939 гг. в Тибет проникла посланная рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером экспедиция под руководством Эрнста Шефера, действовавшая под эгидой общества Ahnenerbe («Наследие предков»). И хотя Гиммлер лично вручил Шеферу кольцо «Мёртвая голова» и почётный кинжал СС, на 80% экспедиция финансировалась не СС, а представителями германской промышленности и Германского исследовательского общества. В результате был установлен радиомост Берлин-Лхаса, действовавший до 1943 года, благодаря которому немцы в кратчайшие сроки смогли создать невероятные для того времени технологии, среди которых запуск первой в мире баллистической ракеты «Фау-2» в 1942 году: этот проект («оружие возмездия») курировали эсэсовцы, входившие в Ahnenerbe. Сюда же относятся первый в мире реактивный летательный аппарат системы «летающее крыло» и «летающая тарелка», испытанная в 1942—1943 годах на секретном полигоне Пенемюнде , которая имела газотурбинные двигатели и развивала горизонтальную скорость до 700 км/ч, что и сегодня можно считать выдающимся результатом. В 1938 году на выставке в Берлине были представлены первые в мире модели телевизоров. 17 декабря 1938 года Отто Ган и его ассистент Фриц Штрассман открыли и доказали в Берлине деление уранового ядра, что стало научной и технической базой для использования ядерной энергии и создания атомной бомбы. Созданная в Германии танковая оптика существенно повысила боевые качества немецких танков (по сравнению с ними советские танки были практически слепыми, что заставляло водителей Т-34 идти в бой с открытыми «на ладонь» люками). Ну и, наконец, именно в Третьем рейхе была изобретена сотовая связь, принципы глобального позиционирования (GPS) и технологии трёхмерных изображений (3D), широко используемые в нацистских пропагандистских фильмах.
Поэтому вполне естественно, что и советские спецслужбы с первых же дней своего существования активно включились в борьбу за сверхтехнологии. Кстати, именно органы ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ на протяжении всего советского периода России определяли приоритетные научные направления, обеспечивали ученых и инженеров всеми необходимыми секретами и разработками Запада, а также охраняли гостайну.
Еще в 1921 году  революционер и чекист Глеб Иванович Бокий, родившийся в старинной дворянской семье действительного статского советника, автора учебника «Основания химии» Ивана Дмитриевича Бокия, под влиянием своего знакомого, петроградского писателя Александра Барченко заинтересовался буддизмом и легендой о Шамбале, пытаясь поставить эти идеи на службу коммунизму. Горячо пропагандируемая Барченко теория о существовании в древнейшую эпоху цивилизации привела его к идее экспедиции в Тибет. Как пишут в своей книге «Оккультисты Лубянки» Александр Андреев и Василий Бережков, следы экспедиционного проекта Барченко — наметки путешествия в Монголию и Тибет — удалось обнаружить в архиве МИДа , в документах чичеринского Наркоминдела, относящихся к середине 1920 г. Состав участников экспедиции намечался таким: два основных члена и шесть человек конвоя. Среди тех, кто изъявил желание принять участие в путешествии, называются моряки-балтийцы, большевики И.Я. Гринев и С.С. Белаш.
Барченко намечал два основных маршрута: короткий (Кяхта — Урга — Юмбейсэ — Анси — Цайдам — Нагчу — Лхаса) и длинный (Кяхта — Урга — Алашань — Синин — оз. Кукунор — Тибетское нагорье — Нагчу — Лхаса). Примечательно, что конечным пунктом в проекте Барченко являлась столица Страны Снегов — священная Лхаса, где находилась резиденция Далай-ламы, а не монастырь Ташилумпо в Южном Тибете, обитель Панчен-ламы. Затраты на путешествие оценивались по смете в 79 тысяч рублей.

Идея тибетской экспедиции заинтересовала Глеба Ивановича Бокия. Кому же, как не ему, заниматься проникновением в Тибет?
К тому же Бокий был очень самостоятельным и информированным человеком. 28 января 1921 года он возглавил Специальный (шифровальный) отдел ВЧК-ОГПУ СССР, который был автономным и напрямую подчинялся ЦК партии. В задачи Спецотдела входили масштабная радио- и радиотехническая разведка, дешифровка телеграмм, разработка шифров, радиоперехват, пеленгация и выявление вражеских шпионских передатчиков на территории СССР. В составе Спецотдела находилась секретная научная лаборатория, начальником которой был химик-изобретатель Евгений Гопиус. В секретную лабораторию входили ученые самых разных специальностей. Круг изучавшихся ими вопросов был необычайно широк: от изобретений всевозможных приспособлений, связанных с радиошпионажем, до исследования солнечной активности, земного магнетизма и проведения различных научных экспедиций. Здесь изучалось всё, имеющее хотя бы оттенок аномального или таинственного. Всё — от оккультных наук до «летающих тарелок».
В своем докладе ЦК партии Глеб Иванович особо отмечал, что знакомство с тайнами Шамбалы поможет с большей эффективностью вести пропагандистскую работу среди трудового народа. Нужно признать, что Дзержинский к идее экспедиции отнесся скептически. И только аргумент, что, организовав экспедицию в Гималаи, можно разведать пути дальнейшего расширения революции, смог убедить Дзержинского в ее необходимости. Колоссальные для того времени деньги — 100 тысяч золотых рублей или 600 тысяч долларов — нашли без труда, а вот исполнителя подыскивали долго. Дело в том, что проникновению чекистов в святая святых цивилизации активно противодействовали западные спецслужбы, и прежде всего – английская.
Кандидатуру Якова Блюмкина подсказал сам Дзержинский. Блюмкин – начальник личной охраны всемогущего наркома, его секретарь и самый верный соратник. Яков Блюмкин был одним из основателей ИНО (внешней разведки), Джеймсом Бондом и Лоуренсом Аравийским в одном лице, поэтом, другом Сергея Есенина и Владимира Маяковского, звездой московской богемы, атлетом и знатоком восточных единоборств. Он проникает в Персию и за четыре месяца смещает там одного мятежного хана, воцаряет другого, поднимает народное восстание, провозглашает Гилянскую советскую республику, по ходу дела создает Коммунистическую партию Ирана. Устанавливает советскую власть в Монголии. Создает разведывательную сеть в Китае. Выполняет нелегальные миссии в Афганистане, Индии, Непале. Владение двумя десятками языков (включая китайский, арабский, иврит, турецкий) давало простор для перевоплощений.
Уже имея опыт командировок на Восток, Яков Блюмкин 17 сентября 1925 года под видом паломника проникает на территорию Афганистана, а оттуда — в Индию. Там он изменяет свою внешность, став монгольским ламой, и прибывает в столицу княжества Ладакх — Лех, расположенный на территории Британской Индии, где встречается с экспедицией Рериха.
В книге Олега Шишкина «Битва за Гималаи», в которой содержатся более 150 ссылок на документы из различных архивов, также утверждается, что Яков Блюмкин под видом буддийского монаха принимал участие в Центрально-Азиатской экспедиции Николая Рериха. ОГПУ СССР использовало Блюмкина в качестве одного из главных координаторов Тибетской миссии по свержению Далай-ламы XIII. Попав в Лхасу, участники экспедиции должны были попытаться спровоцировать противостояние между Далай-ламой и Таши-ламой, чтобы вызвать беспорядки в Тибете и сместить неугодного СССР Далай-ламу XIII.
Когда в сентябре караван вышел из Леха, оказалось, что «лама» Блюмкин покинул караван еще ночью. О своем уходе Блюмкин предупредил лишь Рерихов, сообщив, что вновь присоединится к экспедиции через три дня, дождавшись их в приграничном монастыре Сандолинг. Яков отправлялся на изучение района.
24 сентября «лама» Блюмкин объявляется на стоянке уже в костюме мусульманского купца из Яркенда.

Впереди — последний бросок к Тибету, и Николай Константинович хочет окончательно расставить точки над «i» в своих отношениях с новой властью Страны Советов. Именно Яков, по воспоминаниям современников, привел Николая Константиновича в гости к наркому просвещения Луначарскому. Когда в июне 1926 года Рерих приехал в Москву, он в первый же день встретился с начальником Спецотдела ОГПУ СССР Глебом Ивановичем Бокием. Разговор шел о Шамбале, под которой подразумевался Западный Тибет.
Кроме Луначарского и Бокия, Рерих посещал во время своего пребывания в Москве Ягоду и Чичерина. Видимо, в это время и была сформулирована главная цель экспедиции. О ней Николай Константинович проговорился в дружеской беседе с генеральным консулом СССР в Китае Александром Быстровым-Запольским.
Замысел Москвы становится понятным. Рерих должен способствовать смещению несговорчивого Далай-ламы и замене его фигурой, которая более устроит большевиков. Рерих и сам верит в то, что смещение Далай-ламы необходимо. В книге «Алтай. Гималаи» он выскажется по этому поводу однозначно: «Духовный водитель Тибета вовсе не Далай-лама, а Таши-лама, о котором известно все хорошее. Они, тибетцы, осуждают теперешнее положение Тибета сильнее нас. Они ждут исполнения пророчества о возвращении Таши-ламы, когда он будет единым главою Тибета и Драгоценное Учение при нем процветет снова… По всему Тибету передается пророчество, вышедшее из монастыря Данджилинг, о том, что нынешний XIII Далай-лама будет последним…»
Экспедиция, заручившись поддержкой советского руководства, быстро получив все необходимые документы и снаряжение, отправилась в путь.
От пограничного монастыря Юм Бейсе в Северной Монголии, откуда начинается так называемая Внутренняя Монголия, экспедиция караваном на 41 верблюде отправилась в путь. Достигнув поселка Шингди, что в горах Тангля, Рерихи были вынуждены дожидаться представителей «верховного комиссара» народа хор — генерала Хорчичаба и князя Кап Шо Па – «командующего Востоком, вращающего Колесо правления». Узнав, что экспедиция идет в Лхасу, генерал запросил власти Тибета. Рериху было заявлено, что от Далай-ламы имеется указ никого из европейцев далее не пропускать и что если экспедиция будет продолжена самовольно, то всех арестуют, а руководителям отрубят головы.
В результате более пяти месяцев экспедиция простояла на подходах к Лхасе, страдая от холода и испытывая острейшую нужду в продовольствии. В конце концов Николай Рерих отказался от мысли попасть в Лхасу. В марте 1928 года путешественники отправляются назад.

Таким образом, именно Англия перекрыла Сталину путь в Шамбалу, одновременно открыв её Гитлеру: при помощи рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера и министра иностранных дел Германии Иоахима фон Риббентропа экспедиция Шефера получила разрешение британских колониальных властей на беспрепятственный проход через территорию Индии…
Вернувшись из Тибета, Яков Блюмкин командируется представителем ОГПУ СССР и Главным инструктором по государственной безопасности Монгольской республики. Он также выполняет спецзадания в Китае (в частности, в 1926—1927 гг. он был военным советником генерала Фэн Юйсяна). Но в 1927 году в связи с бегством начальника Восточного сектора ИНО Георгия Агабекова, который выдал Западу сведения о деятельности Блюмкина в Монголии, последний был отозван в Москву.
До своего ареста в 1929 году Блюмкин успел подготовить антибританское восстание в Палестине, параллельно приторговывая там древними еврейскими книгами, которые для него собирали по синагогам, библиотекам и частным домам всего Союза, наваривая на этом кучу денег – для казны, но и себе оставляя с избытком.

Ему было 29 лет. Однако, хотя решение о расстреле Блюмкина существует, акта о его смерти найти не удалось… По некоторым данным, мистер Бен-Гурион, первый премьер-министр государства Израиль – не кто иной, как Яков Блюмкин…

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762