Новосибирск: Таран на крыльях любви

О терроризме в СССР говорить было не принято. Если что-то такое происходило, вся информация часто попадала на полку секретных материалов КГБ. Получалось, что терроризм — как секс: официально его не было, но он совершенно определённо был. В 1976 году в Новосибирске ревнивый лётчик Владимир Серков направил самолёт Ан-2 в окно квартиры, принадлежавшей родителям его жены, но промахнулся.

Голову лётчика отбросило взрывом на другую сторону дома. Двигатель упал на лестничную площадку третьего этажа. Хвост и фюзеляж сгорели около подъездной двери. Вспыхнула тонна бензина, пламя охватило несколько квартир, забрав с собой пятерых.

Воскресным утром 26 сентября 1976 года в Новосибирске лётчик Владимир Серков протаранил пятиэтажку по адресу улица Степная, дом 43/1. Самолёт Ан-2 врезался в первый подъезд, между третьим и четвёртым этажами. Серков целился в квартиру номер девять, где должны были ночевать его тесть, тёща, жена и сын, но промахнулся.

Панельная многоэтажка по адресу Степная, дом 43/1 до сих пор стоит на своём месте и ничем не отличается от всех других на левом берегу Оби. Нет ни мемориальной таблички, ни малейшего следа того, что произошло тогда.

— Что это вы тут делаете? — спрашивают из затянутого москитной сеткой приоткрытого окна на втором этаже.

— Это тот дом, в который самолёт в семьдесят шестом году попал?

— Да, тот. Но мы ничего говорить не будем.

Из соседнего подъезда выходит пожилая женщина с пышной причёской. В то утро в 8:20 утра Галина Николаевна проснулась от грохота и увидела в окне огромный столб чёрного дыма в квартале от своего дома. В больницу скорой помощи, где работал её отец, пострадавшие начали поступать примерно через полчаса.

Вместе с несколькими десятками человек Галина побежала к месту крушения и увидела, как люди прыгают из окон горящего дома на растянутые внизу одеяла.

— Да я больше особо и не знаю ничего, в этот дом уже после всего переехала. Вы лучше с Олей поговорите, она в четвёртой квартире живёт, вон там, — показывает Галина на недружелюбное окно на втором этаже.

В то утро вся семья Ольги проснулась от взрыва. Домочадцы выскочили на кухню и увидели, как из вентиляционной решётки валит чёрный дым, он же полностью закрывает привычный вид из окна. С улицы были слышны только крики «Прыгайте вниз! Сейчас всё рухнет!».

Ольга перешагнула через выбитую взрывом входную дверь и вышла на лестничную площадку. Вместо пролёта там лежал догоравший цельнометаллический фюзеляж, преграждавший выход из подъезда. Отчаявшись, Ольга вернулась в квартиру и увидела, что с балкона квартиры, расположенной на третьем этаже, спускается незнакомая женщина в одной рубашке. Хозяйка дала гостье своё демисезонное пальто и сапоги, вместе они снова вышли из квартиры и стали по очереди прыгать через горящий самолёт.

— На мне были туфли с каблуком сантиметров в шесть — нормальную обувь-то я отдала, — вспоминает Ольга. — Если б нога подвернулась, я бы поджарилась.

Больше всего погибших оказалось на четвёртом этаже — горящие пары бензина поднимались наверх, охватывая пламенем несколько квартир. В одной из них жила молодая семья с пятилетним сыном и полугодовалой дочкой. Утром 26 сентября 1976 года они собирались ехать копать картошку. Отец усадил детей на диван и пошёл в туалет. Прогремел взрыв, и жену на кухне моментально завалило обломками стены, через несколько секунд пламя перекинулось на диван. Мужчина успел схватить только дочку. По словам Ольги, он не мог понять, почему спас только девочку, и всю жизнь винил себя в смерти сына. В соседней квартире ночевали тётя с двумя маленькими племянниками. Погибли все, от женщины остался обгорелый труп с впаянными в череп бигуди.

— Меньше всего досталось той квартире, в которую он целился, — говорит Ольга. — Жены и ребёнка там вообще не было — она у подруги в соседнем доме ночевала, тёща, увидев самолёт, вышла на улицу. Остался тесть, но у него, говорят, только лысина подгорела.

Ольга соглашается открыть подъездную дверь. Внутри поразительно тихо и пахнет пылью. На ручку того самого окна, в которое врезался Владимир Серков, намотана упаковка из-под Bounty. Дом восстановили быстро — власти боялись огласки; часть денег дал аэродром «Северный», с которого 26 сентября вылетел Ан-2 Серкова.

 

 

 

В последний день перед тараном жильцы дома видели, как Владимир шагами мерил расстояние от окон квартиры тестя до большого тополя, растущего рядом. Именно из-за этого дерева лётчик промахнулся мимо квартиры, где находились родители его жены. Подлетая к дому, Серков понял, что рискует врезаться в дерево, и зашёл на второй круг, сбив по пути несколько телевизионных антенн на крышах соседних домов. Последняя попытка была более удачной, но самоубийце пришлось отклониться от курса и направить самолёт в подъезд.

Семья лётчика сразу после происшествия переехала в центр города. Татьяна вышла замуж за милиционера Солнинова, родила дочь и через год развелась с ним. На этом следы семьи Серковых затерялись. В квартире, указанной в адресной книге Новосибирска, сын лётчика Роман, которому на момент катастрофы было два года, не живёт.

Если не считать радио «Голос Америки», сообщившего о таране дома через час после происшествия, первой про лётчика Серкова написала газета «Комсомольская правда» в 2001 году.

Власти Новосибирска уже имели дело с похожим инцидентом, который произошёл за двадцать два года до тарана дома на Степной, и удачно справились с ним. Тогда бортмеханик Владимир Поляков угнал Ил-12, чтобы направить его в окно собственного дома во время предполагаемого совокупления жены с любовником-грузином. Он кричал диспетчеру:

«Я ЭТУ СУКУ ВМЕСТЕ С ЕЁ КОБЕЛЁМ БОРЬКОЙ ВСЁ РАВНО ПРИПЕЧАТАЮ!».

В результате жильцы дома были эвакуированы, а с военного аэродрома вызваны два истребителя, перед которыми ставилась задача отогнать Ил-12 в нежилой район и сбить. Поляков не поддавался на уговоры пилотов и, покружив четыре часа в воздухе, приземлился, когда у него кончилось горючее. Лётчика арестовали, во время суда он сидел в камере смертников, а от расстрела его спас конструктор Ил-12, легендарный Сергей Ильюшин. Он заявив, что за такие манёвры на этом самолёте Полякова нужно наградить. Ревнивый пилот вышел из колонии через три года.

 

Веб-мани: R477152675762