С вами говорит Майя Плисецкая…

Она всегда была против. Против режима — дочь «изменника родины» танцевала в главном театре страны. Против идеологии — звезда советского русского балета всегда была беспартийной. Против возраста — продолжала выходить на сцену, когда по балетным меркам давно уже считалась старой. В училище ее прозвали «рыжей вороной», а на сцене — «королевой лебедей». Сама же она признавалась, что тот самый «взмах крыла» подсмотрела в зоопарке у птиц, а не у более опытных артистов.

«Я родилась через год после смерти Ленина, а когда умер Сталин, мне было двадцать семь лет и три с половиной месяца. Возраст для балерины не юный. Половина профессиональной жизни была позади. А потом были эпохи Брежнева и Горбачева, которые мне принесли много горьких разочарований. Из-за того, что родилась на российской земле, я исчисляю свою жизнь эпохами "царствования" наших вождей. Ни одной моей коллеге из Финляндии или Франции не придет в голову соизмерять этапы своей биографии по именам президентов или премьер-министров».

(О матери) «Она играла узбечек, а всегда в Азии были сплошные трагедии. Фильмы, как и в Индии, всегда были невероятно трагичные, просто душераздирающие. И вот, она играла прокаженную, где ее топтали лошади. Какой-то другой фильм, где ее сжигали живьем в каком-то доме. Вообще, я просто обрыдалась, хотя она сидела рядом со мной в кинотеатре, держала меня за руку и говорила: "Я здесь, я с тобой", а все равно я сердилась, что она мне мешала плакать».

«А я что — должна была говорить, что Сталин был золото? Этого не будет никогда. Ни при какой власти я этого не скажу».

«Мой отец, которого расстреляли в 1938 году, верил, что система человеческих отношений в новом строящемся обществе будет справедливее, чем в прошлых веках. Но десятилетия идут, а система человеческих отношений к лучшему не меняется».

«Мне иногда кажется, что сначала на свет появляется зависть, а следом рождается человек».

«Я не простила своих врагов и не собираюсь этого делать. С какой стати? За что мне их прощать, скажите на милость? Люди не меняются, это мое глубокое убеждение. И пусть знают, я ничего не забыла и ничего не простила».

«По молодости я никогда не красилась — это было немодно. На знаменитой фотографии с Кеннеди в Белом доме у меня совсем нет макияжа — мне тогда это и в голову не приходило».

Хлеб с маслом — лучшее, что придумали люди».

«На каком-то из первых балетных конкурсов я оказалась в жюри рядом с Улановой. И вот одна танцовщица поднимает ногу практически в прямой шпагат, за ухо. Уланова наклоняется ко мне и говорит: "Девочка ошиблась адресом". И танцовщица не прошла на третий тур».

«У меня 165 сантиметров, рост средний, нормальный, смотря как считать, потому что по сравнению с маленькой это действительно немало. Но по сравнению с тем, какие теперь, когда до метра восьмидесяти доходят, тогда я маленькая».

«В горбачевские времена после ухода из Большого, а потом вовсе со сцены я оказалась перед проблемой: все, что заработала в Большом, превратилось в ничто. Нам с Родионом надо было позаботиться о хлебе насущном. И мы принимали предложения, поступающие из разных уголков мира, я участвовала в работе над спектаклями, он писал музыку».

«Я вам скажу без хвастовства: мне нечему завидовать. Господь дал мне способности и неплохие данные, в Большом театре я перетанцевала уйму балетов, у меня, похоже, мировая слава. И главное — у меня прекрасный муж, чего же мне еще желать?»

Свой последний прель знаменитая творческая пара провела в столице. Затем они вернулись в Германию, в Мюнхен. За два дня до смерти у балерин была жуткая боль, такая, что это было видно по её выражению лица.

Накануне смерти пара была на футбольном матче. Артистка обожала этот вид спорта и с удовольствием ходила болеть. По возвращению домой у Плисецкой стало плохо с сердцем.

Щедрин уточнил у супруги, узнает ли она его? На это Плисецкая ответила: «Я обожаю тебя». Она умерла с улыбкой.

Накануне стало известно о последней воле балерины. Она у Плисецкой и Щедрина одна на двоих – после смерти тела должны быть сожжены, прах необходимо смешать и развеять над Россией.

Новость о том, что не будет могилы, куда можно будет прийти и возложить цветы в память об артистке, была встречена обществом неоднозначно. Одни восхищаются красивой историей любви, другие недоумевают, почему балерина лишила своих поклонников возможности почтить её память, оставить цветы.

Плисецкая родилась в России. Здесь похоронены ее близкие. Здесь ее любили простые люди. Здесь она страдала. Здесь она любила. И пусть прах ее и любимого мужа легко растворятся в этой стране. И пусть их никто не тревожит...

Веб-мани: R477152675762