Алексей Смирнов: отец, лишенный сына.

Алексей Смирнов, несмотря на всесоюзную известность, до самой смерти оставался несчастным человеком. Таким его сделала война: из-за тяжелой контузии, которую он получил уже в 1945 году, артист не мог иметь детей. У него был очень тяжелый комплекс неполноценности, который так и не позволил ему завести семью.

На фронте, куда попал в первые дни войны, будущий актер служил химинструктором, а затем командиром огневого взвода 3-й артиллерийской батареи 169-го Краснознаменного минометного полка 3-й артиллерийской Житомирской Краснознаменной ордена Ленина дивизии прорыва резерва Верховного главнокомандующего. Всю войну он проявлял чудеса героизма. Награжден орденами «Красной звезды» (был представлен к ордену Славы I степени, однако награду заменили), Славы II и III степеней, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Если умело снять фильм о подвигах Алексея Смирнова, то получился бы отличный боевик. По-моему, Рембо просто отдыхает. Вот некоторые цитаты из наградных листов актера:

14.07.43 с группой разведчиков проник в расположение врага и огнем автомата уничтожил 3 гитлеровцев. 18.07.43 года в бою за ст. Еленск заменил вышедшего из строя командира миномета, вел интенсивный огонь, благодаря чему рассеял до 2-х взводов пехоты.

9.03.44 г. в р-не г. Староконстантинов, презирая смерть, выдвинувшись со взводом вперед, открыл меткий минометный огонь, которым уничтожил: 2 станковых пулемета, 1 орудие 75 мм, истребил 35 человек фашистской пехоты.

9.04.44 года противник силою до двух батальонов, при поддержке 13 танков после мощных артналетов, перешел в контратаку. Тов. Смирнов открыл мощный минометный огонь. В этом бою огнем его взвода было уничтожен: 4 станковых и 2 ручных пулеметов, 110 фашистских солдат и офицеров, взвод минометов. Контратака немцев была отбита.

20.07. 44 г. в р-не высоты 283 противник силою до 40 гитлеровцев атаковал батарею, тов. Смирнов, воодушевляя бойцов, бросился в бой с личным оружием и огнем из винтовок отбил нападение. На поле боя осталось 17 гитлеровцев, сам лично взял в плен 7 гитлеровцев.

27.07.44 г. в районе д. Журавка встретился с группой гитлеровцев в 16 человек, которые пытались его окружить. Тов. Смирнов с тремя красноармейцами бросился в бой, в результате которого было убито 9 и взято в плен 5 гитлеровцев, а остальные разбежались.

17.01.45 года в д. Посташевице группа немецких автоматчиков с засады обстреляла автомашины батареи и закрыла путь вперед. Тов. Смирнов с тремя красноармейцами бросился на немцев и лично из автомата убил 3 гитлеровцев и 2 взял в плен.

• 22.01.45 года с расчетом на себе переправили миномет на левый берег реки Одер, вместе с 36 гвард. стрелковым полком, откуда огнем из миномета уничтожил 2 пулеметных точки и до 20 гитлеровцев.

В Ленинградском театре музыкальной комедии, где после войны работал Алексей Смирнов, о его боевых заслугах ничего не знали — он не любил распространяться на эту тему:

«Ну, служил, ну, есть какие-то награды — так ведь в войну все отличились. А я ничего особенного не сделал».

Все годы, проведенные на фронте, он писал одной женщине — Лидии. Однако вернувшись домой в Ленинград, к матери, Алексей Смирнов с девушкой резко и довольно грубо порвал. Через два года она вышла замуж. На свадьбе, которую отмечали во дворе дома, гуляли все соседи, не было только Смирновых. Алексей в тот день просидел у окна. А утром следующего дня Лидия обнаружила у дверей своей квартиры букет цветов и конверт, в котором были два обручальных кольца и записка «Будь счастлива».

О настоящей причине смены настроения бывшего жениха Лидия Ивановна узнала многие годы спустя.

«В начале 50-х Алексей Смирнов, решивший, что жену ему не найти, решил усыновить ребенка. Смирнов часто посещал дом-интернат для детей-инвалидов. Он приносил изготовленные им деревянные игрушки, которые очень нравились детям. Здесь актер обратил внимание на мальчика Ваню. Мальчик, страдающий врожденным пороком сердца, рос тихим, замкнутым, с ним почему-то никто не хотел играть. Алексей Смирнов, прикипев к нему сердцем, решил его усыновить».

Усыновления Смирнов добивался семь лет. Сотрудники различных инстанций объясняли отказ тем, что артист слишком загружен работой и не сможет уделять должного внимания ребенку. Лишь весной 1960 года он добился разрешения. Но тут случилось непредвиденное — умерла его мама, которую он боготворил и с которой всю жизнь прожил в коммуналке (отдельной квартиры артист так и не получил).

Алексей Смирнов запил.

Когда он однажды пришел с бумагами в дом-интернат, то его, грязного, небритого, разящего перегаром, просто не пустили.

«Отдайте мне сына! —  кричал он. — У меня есть разрешение».

С трудом его удалось выпроводить. Больше Алексей Смирнов там не появлялся.

Его самым близким другом был Леонид Быков. Он единственный, кто навещал его в больнице, куда Алексей Смирнов попал с инфарктом в 1978 году. Здесь он пролежал полгода. О том, что его друг погиб в автокатастрофе, врачи решились ему сказать лишь при выписке.

В этот день он накрыл стол для врачей и поднял первый тост за своего друга Быкова, который снял такой душевный фильм о войне — «В бой идут одни старики». Выпить рюмку за здоровье друга он не успел. Главврач обнял артиста и сказал: «Нет с нами больше Быкова. Мы боялись вам сказать…». Смирнов молча поставил рюмку, ушел в палату, лег на кровать и… умер.

Мальчик Ваня из дома-интерната при получении паспорта взял фамилию и отчество дяди Леши. Иван Алексеевич покончил жизнь самоубийством в 1992 году. Он оставил пакет, в котором оказалась деревянная игрушка, подаренная когда-то Алексеем Смирновым, фотографии того, кого он считал своим отцом и записка: «Папа, прости, что я не пришел на твои похороны, я узнал об этом слишком поздно».


____________________

Веб-мани: R477152675762