Варшавское восстание 1944 года.Безумство храбрых.

Быть освобождённым — это нечто иное, чем освободиться самому. Поэтому польскому генерал-майору Тадеушу Коморовскому (псевдоним — «Бур») (Tadeusz Komorowski) и его поверенным было понятно, что Варшава должна быть освобождена от немецких захватчиков поляками — в случае, если после войны Польша хочет сохранить чувство уважения и, прежде всего, самоуважения. Другая альтернатива — в виде ожидания танков Красной Армии и «освобождения» по милости Иосифа Сталина — гордой Польшей даже не рассматривалась.

31-го июля 1944 года, когда первые советские танки появились в столице восточнее реки Висла, руководящей Армией крайовой «Бур» отдал решающий приказ: на следующее утро, 1-го августа 1944 года, ровно в 17 часов должно начаться восстание. Поляки хотели собственными силами освободить свою столицу от ненавистных им тирании вермахта, СС и правительства генерал-губернаторств.

К тому моменту город населяло примерно девятьсот тысяч человек (ранее население Варшавы составляло – 1,3 миллиона). Но восстание превратилось в катастрофу: танки Сталина остались на Висле; по одобрению Гитлера рейсхфюрер СС Генрих Гиммлер отправляет немецкие войска в Варшаву для того, чтобы подавить восстание, несмотря на возможные потери.

Шестьдесят три дня спустя всё уже было позади. Сто пятьдесят тысяч мирных граждан и восемнадцать тысяч восставших были убиты. Более полумиллиона человек были отправлены на принудительные работы в Германию или заключены в концентрационные лагеря. В руинах Варшавы скрывалось не более одной тысячи жителей.

Эта травма — одна из самых тяжёлых ударов, которые Польша должна была пережить в своей новой истории. Таким образом, очень интересной является выставка «Топография террора» на открытом воздухе рядом с Центром документации музея-мемориала «Берлинской стены», открытая федеральным президентом Йоахимом Гауком и президентом Польши Брониславом Коморовским.

На шестидесяти восьми стендах представлено Варшавское восстание 1944 года — коротко, но очень точно. Сразу становится понятна настоящая причина восстания: Польша, средней величины страна, расположенная между двумя европейскими «тяжеловесами» — Германией и Россией — и постоянно находящаяся в опасности от того, кто же будет доминировать в данном регионе, во что бы то ни стало хотела бороться за свою свободу. Или предпринять шаг, за которым последовали бы серьёзные изменения для страны.

Соответственно тематике и расставлены центральные пункты выставки, которая была передана берлинскому Центру документации Музеем Варшавского восстания 1944 года. Одна часть выставки посвящена данному событию. Другая часть – «Разрушению города» СС и вермахтом. Ещё одна часть экспозиции посвящена «Сталинскому «удушающему захвату»».

В Германии практически неизвестно, что сразу же после начала восстания маловооружённые, но хорошо организованные повстанцы из почти освобождённых районов Варшавы создали анклавы независимой Польши. Стали появляться гражданские и военные учреждения. Был назначен польский мэр города.

Сразу же начала свою работу импровизированная пресса. Во время восстания в Варшаве появилось до ста пятидесяти различных газет. Начало работать и радио. Корреспонденты собирали материал для кинохроники, которую показывали в кинотеатрах. До двадцати пяти тысяч человек получали медицинскую помощь в больницах, военных госпиталях, станциях санитарной службы. Даже была открыта польская почта, с которой за время боёв было отправлено примерно сто пятьдесят тысяч писем.

Однако повстанцы не рассчитывали на новое, неофициальное сотрудничество бывшего партнёра по пакту Молотова-Риббентропа 1939 года. В конце июля — начале августа после разгрома группы армий во время советского наступления (наступательная операция «Багратион»») вермахту удалось окружить и уничтожить целую армию советских танков. Хотя это никак не повлияло на значительное военное превосходство Красной Армии, Сталин всё же прекращает танковое наступление. Через своего могучего паладина Гиммлера Гитлер собирается жестоко отомстить — он готовит полное уничтожение Варшавы.

Райнер Штагель, комендант Варшавы, проинформировал Гитлера о начале восстания. Поначалу предполагалось, что восстание подавят силами 9-й армии, в чьем ближнем тылу находилась Варшава. Однако командующий армией фон Форман честно сообщил, что лишних батальонов не имеет. Не будем забывать, что восстание происходило на фоне идущего «Багратиона». Танковые дивизии, стоявшие в двух шагах от города, бились у Радзимина, а позже их предполагалось бросить на более опасный Магнушевский плацдарм, где окапывались «сталинградцы» Чуйкова. Таким образом, обойтись внутренними резервами армии не получалось. Тогда фюрер обратился к Гиммлеру, шефу СС. Гиммлер отрапортовал, что быстро и качественно сумеет решить проблему. Таким образом, подавление восстания Гитлер фактически отдал на откуп СС. Тогда же Гиммлер и фюрер назначили руководителя операции. Им стал обергруппенфюрер СС Эрих фон дем Бах (известный также как Бах-Зелевски). До Варшавы фон дем Бах занимался подавлением партизанского движения в СССР. Широко известно, насколько жестокими методами велась эта борьба. В Варшаве фон дем Бах привычкам не изменил. Однако пока он оставался генералом без армии, эсэсовские части только стягивались к Варшаве.

Нацисты не собирались широко задействовать в боях с варшавянами боевые части ваффен-СС. Говоря об эсэсовцах, всегда следует помнить, что эта организация включала очень разнообразные по боевым качествам подразделения. Бороться с повстанцами отправились в полном смысле карательные отряды.

К пятому августа под Варшаву прибыла зондеркоманда Дирлевангера. Это было, вероятно, самое безумное и зловещее воинское формирование в мировой истории.

Биография Оскара Дирлевангера до Второй мировой войны — это причудливое сочетание военных успехов и преступлений. Он воевал в Первую мировую, участвовал в подавлении восстания «спартакистов» после нее, а позже успел попасть под суд и получить срок за развратные действия в отношении несовершеннолетней. Во время войны, однако, ему поручили организовать подразделение для антипартизанских операций. Отряд (к моменту начала восстания в Варшаве развернутый в полк) состоял главным образом из уголовников, причем осужденных за разбои, убийства и прочие тяжкие общеуголовные преступления. Серьезно выделялись из этого ряда браконьеры, составлявшие костяк команды первого формирования: их таланты оказались ценны для действий в СССР. После 22 июня 1941 года значительная часть подразделения состояла из советских граждан. Это карательное соединение печально прославилось жесточайшими методами действий и участием в массовых казнях гражданского населения. Грабежи, вымогательство и сексуальное насилие настолько «прославили» часть, что еще до отправки в СССР каратели имели стойкую плохую репутацию внутри Третьего рейха. В Советском Союзе, впрочем, не было такого уровня насилия, превышение которого могло бы вызвать возмущение.

В СССР дирлевангеровцы прошли через жесточайшие бои с партизанами. Помимо собственно боев зондеркоманда потрясающе свирепо расправлялась с населением. Всемирную известность получила белорусская деревня Хатынь, где каратели перебили почти все население, однако это даже не верхушка айсберга. Как раз в случае с Хатынью отряд Дирлевангера находился глубоко на вторых ролях. Куда менее известна, но более масштабна, например, экзекуция в поселке Борки летом 1942 года, где каратели перебили более двух тысяч жителей. Характерно, что в Борках не случилось никакого боя, там даже почти не обнаружилось мужчин боеспособного возраста, а при обысках обнаружилось в общей сложности всего девять стволов огнестрельного оружия.

Среди немецких заключенных всегда хватало желающих вступить в этот отряд, так что полк не знал проблем с рекрутами. Не следует думать, будто отряд Дирлевангера — просто сборище маньяков, способных только казнить безоружных. При всей безумной жестокости они были лично храбры, а сам Дирлевангер спокойно ходил под пули и имел ранения. Тактическая подготовка карателей находилась на приемлемом уровне, хотя касалась в основном операций в лесах и болотах, а не уличных боев. Теперь же дирлевангеровцам предстояло воевать внутри варшавской застройки.

Важный момент для понимания того, чем являлся отряд Дирлевангера в плане боевых возможностей. Он насчитывал 881 человека, то есть составлял, по сути, усиленный пехотный батальон. В Варшаве немцы будут эксплуатировать своих «штрафников» на износ: за два месяца дирлевангеровцы потеряют более 300 (трехсот) процентов личного состава.

Согласно показаниям фон дем Баха на суде, инструкция, полученная карателями, не допускала разночтений:
«Захваченных боевиков следует убивать, независимо от того, боролись ли они по правилам Гаагской конвенции или нет… Не принимающую в боевых действиях часть населения, женщин и детей, также следует уничтожать… Весь город сровнять с землей».
Всего фон дем Бах располагал примерно 21 тысячей солдат и офицеров.
Дирлевангер начал с зачистки Воли. Для этого кроме его группы он задействовал кавказское подразделение и отряд полевой жандармерии. Эсэсовцы вели крайне упорный бой. Поляки отбивались отчаянно и постоянно выходили противнику в тыл, пользуясь знанием местности.
Мы вошли в Варшаву, маршируя по брусчатке. — рассказывал позднее немецкий солдат, чьей частью усилили отряд Дирлевангера, — Поляки стреляли по нам, но мы их не видели. Мы брали штурмом дом за домом, и повсюду находили трупы гражданских с дырками во лбу. Потом мы пробились к эсэсовским казармам, а соседняя рота на грузовиках выскочила прямо на позиции поляков. Несколько грузовиков загорелось, солдаты стали разбегаться в разные стороны. Некоторые ринулись прямо на польские огневые точки.

В Германии известны преступления, совершённые, прежде всего, войсками СС, полицейскими, солдатами вермахта. На выставке документальные кадры, посвящённые этим жестоким деяниям, носят название «Палачи Варшавы». Во время решительных боёв погибло примерно сто семьдесят тысяч человек, из которых девяносто процентов были мирные жители.

Третья часть выставки зачастую умалчивается – а именно: Сталин руководил Польшей (в данном случае, скорее захваченной, чем освобождённой Красной Армией) так же, как когда-то Гитлер. С точки зрения Польши евреям, умерщвлённым газом или убитым, противопоставлены офицеры, расстрелянные в затылок, с которыми жестоко расправлялись советские спецслужбы. Только те, кто знает боль от таких травм, сегодня может понять реакцию свободной, демократической Польши.

Выставка, которая, возможно, со своей беспощадной правдой не создала бы современной истории, все же является важным вкладом в дальнейшее сближение Германии и своего самого большого восточного соседа. Последние стенды выставки носят название «Феникс, восставший из пепла» — они излагают самосознание многих жителей Польши.

Повстанцы в количестве около 50.000 солдат Армии Крайовой, в том числе 4.000 женщин, располагали оружием только для 2.500 бойцов. Они оказывали ожесточённое сопротивление мощному 55.000 немецкому гарнизону, оснащенному танками, самолетами и артиллерией. Несмотря на огромное преимущество противника, польские повстанцы сражались за свою столицу в течение 63 дней.

Варшава, брошенная на произвол судьбы, заплатила высокую цену: 16.000 – 18.000 повстанцев были убиты и около 26.000 ранены. Около 150.000 мирных жителей погибли во время боев или были убиты немецкими солдатами.

Варшава была полностью уничтожена. Гражданское население было вынуждено уходить из города. Около 50.000 горожан оказались в концлагерях как якобы "опасный элемент", остальные 150.000 были вывезены на принудительные работы в лагеря в Германии.

В конце Второй мировой советские органы с подачи Кремля схватили и осудили членов польского подпольного правительства, боровшегося против немцев. В глазах Москвы они были виновны в том, что желали Польше независимости — как от немцев, так и от Советов "Впервые в истории советского “правосудия” на скамье подсудимых сидели не советские граждане, а граждане государства и солдаты народа, который первым объявил войну гитлеризму”,— писала выходившая в Лондоне польская газета Dziennik Polski о процессе, начавшемся 18 июня 1945 года в московском Доме профсоюзов. Судили 16 членов подпольного правительства Польши, действовавшего на территории этой страны во время немецкой и советской оккупации.

Их задержали еще в марте, сразу после того, как советская армия выбила из Польши немцев. И хотя никто из этих людей не был гражданином СССР, арестованных вывезли в Москву. Три месяца следствия и карцеров НКВД на Лубянке — и они предстали перед лицом советской Фемиды.

Суд длился всего четыре дня. Этого хватило, чтобы в присутствии зарубежных дипломатов и журналистов вывалить на поляков гору обвинений в организации диверсий в тылу Красной армии. Доказательств практически не было. О фактах диверсий члены правительства узнали уже после ареста — от советской стороны. После робких самооправданий суд признал троих невиновными, остальные получили разные сроки тюрем и лагерей — от 4 месяцев до 10 лет. Жизни троих осужденных оборвались в сталинских застенках. В числе последних оказался и генерал Леопольд Окулицкий, которого Иосиф Сталин в разговоре с британским и американским послами назвал “самым опасным противником и преступником”. Окулицкий — последний руководитель Армии Крайовой (АК), вооруженного партизанского движения поляков во время оккупации.

Лишь в апреле 1990 года пленум Верховного суда СССР отменил приговор полякам из‑за отсутствия состава преступления.

Даже если Варшавское восстание закончилось катастрофой, всё же чудовищное количество жертв можно как-то оправдать. Столица в лице всей страны, осмелилась сделать решающий шаг. Сорок пять лет спустя, во время мирной польской революции — «солидарность» — против коммунистического господства в 1989-1990 годах надежды разбитой польской армии оправдались.

Веб-мани: R477152675762