Анастасия Цветаева. 10 лет лагерей

В истории она была некоторой тенью своей знаменитой сестры-поэтессы, хотя сама представляла собой весьма яркую личность. Ее долгая жизнь, а жила она почти до ста лет, была полна тяжелых испытаний. Речь об Анастасии Ивановне Цветаевой, сестре Марине Цветаевой и известной писательнице-мемуаристке.

Главной ее книгой стали "Воспоминания", которые долго ходили в народе только в самиздатовском варианте.

Анастасия Ивановна Цветаева, которую в семье называли Асей, родилась 27 сентября 1894 года в Москве, в семье музейного деятеля, профессора, основателя Музея изящных искусств (теперь музей имени А. С. Пушкина) Ивана Владимировича Цветаева и пианистки Марии Александровны Мейн. От первого брака у отца было еще двое детей — Валерия и Андрюша.

Спустя два дня после рождения Аси отец написал своему другу, профессору Петербургского университета И.В. Помяловскому: "Девица наша уродилась маленькая-маленькая, точно карлица, весила она 71/4 фунтов. Сравнительно с Мариной она представляется какой-то половинкой".


Отношения детей в семье были бурными. Валерия была уже достаточно взрослой, а вот Марина и Андрей часто задирали меньшую. Впрочем, у нее тоже был сильный характер, и в обиду девочка себя не давала. Детские драки были в семье не редкостью. Потом Анастасия Цветаева напишет в своих воспоминаниях: "В пылу драк каждый из нас имеет свою специальность: Андрюша "щипается", Муся кусается, а я царапаюсь".
В своих собственных воспоминаниях старшая сестра Валерия напишет об Асе: "Младшая сестра Ася, подвижная, находчивая, ловкая, в детстве с мальчишескими ухватками, была небольшого роста, худенькая, с легкими светлыми волосами, нежным цветом лица, как и Марина, и тоже близорукая. Ася обладала блестящей памятью, быстротой мысли и, впоследствии обращавшим на себя внимание, даром слова.
Дети получали превосходное семейное воспитание. Мать, свободно владевшая четырьмя европейскими языками, превосходно знавшая историю и литературу, писала стихи на русском и немецком, переводила, писала картины. Мать не полагалась только на нянек и гувернанток, но и сама занималась с детьми чтением, музыкой, рисованием и языками, и всячески раскрывала для них мир истории и культуры. Девочки отлично учились, но с поведением у обоих были проблемы — их все время тянуло на шалости.
Осенью 1902 года у матери обнаружили туберкулез. В связи с этим семья переехала в Италию, где они поселились в "Русском пансионе" возле Генуи. Только Андрей остался в Москве. В 1903 году девочек отправили учиться в швейцарский пансион сестер Лаказ в Лозанне. Поначалу сестры тяжело переживали разлуку с семьей, но после втянулись. "Жизнь в пансионе Лаказ, — напишет потом Анастасия Ивановна, — несмотря на строгость морали, была так весела и уютна, что мы, вступившие сюда не без враждебности, оказались бессильными не полюбить окружающих нас людей". В 1904 году они переехали в Германию, где Ася и Марина учились уже в пансионе сестер Бринк во Фрейбурге. Атмосфера там была куда более тяжелой, чем в предыдущем месте. Единственным спасением было лишь то, что мать поселилась недалеко от заведения.

В конце 1904 года состояние здоровья Марии Александровны ухудшилось и продолжало ухудшаться дальше. Пришла еще одна беда — в 1905 году в Музее изящных искусств, который отец строил уже больше шести лет, случился пожар, во время которого погибло много ценных европейских экспонатов. В итоге отец уехал в Москву, мать отправилась лечиться в санаторий, а девочки остались на чужбине одни. Из-за поведения Марины встал вопрос об их исключении из заведения. Впрочем, в связи с отсутствием родителей на месте, вопрос отпал. А летом они поехали в Ялту. Именно тогда и Анастасия, и Марина влюбились в Крым на всю жизнь.


Весной 1906 болезнь матери обострилась, начались кровохарканья. Тогда она с тоской говорила девочкам: "Вырастете, и я вас не увижу… Какие-то вы будете?". Марии Александровны не стало 5 июля 1906 года, во время пребывания семьи на даче в Тарусе. На прощание она сказала дочерям: "Живите по правде". Асе было 12 лет... Девочки долго не могли отойти от смерти матери... Но жизнь все продолжалась…
Когда Асе было 16 лет, на катке она познакомилась с будущим супругом Борисом Трухачевым. Именно этому эпизоду Марина посвятила строки: "Башлык откинула на плечи:/Смешно кататься в башлыке!/Смеётся, - разве на катке/Бывают роковые встречи?". Он был старше Аси всего на пару лет. Случайная встреча выросла в серьезное чувство. В 1911 году девушка поехала в Коктебель, в дом к Максимилиану Волошину, где гостила и Марина... Сестры долго гуляли по Феодосии и навсегда влюбились в этот город. А вскоре туда приехал и Борис.
В 1912 году они с Асей обвенчались, и в этом же году у них родился сын Андрей. Но юношеский брак не протянул долго — уже через год они расстались... Спустя 6 лет Борис умрет все в том же Крыму.
Вместе с Мариной Ася вела активную светскую жизнь, ходили в гости к художникам, в дом Нины Айвазовской. В Феодосии они провели год. А в 1915 году Анастасия Ивановна вновь вступила в брак, на этот раз гражданский — с инженером Маврикием Александровичем Минцем. Начало новой жизни совпало и с выходом в свет ее первой книги "Королевские размышления". А спустя год вышла и еще одна книга — "Дым, дым и дым" — философское произведение, посвященное сестре Марине. Именно в ней двадцатилетняя Ася писала: "Маринина смерть будет самым глубоким, жгучим — слова нет — горем моей жизни". Она еще не знала, как все обернется. И сколько в ее жизни будет такого жгучего горя.
В этом же году у нее родился второй сын Алеша. Она была безмерно счастлива. Двое сыновей, любимый муж. Но счастье отвернулось от нее, когда Алеше не было еще и года. В Москве скоропостижно от гнойного аппендицита скончался ее супруг. А следующая трагедия, пожалуй, самая тяжелая, тоже не заставила себя долго ждать — всего через полтора месяца после этого в Крыму от дизентерии ушел из жизни маленький Алешенька. Он сгорел за 5 дней. Тогда заболел и Андрюша, но его удалось спасти. Позже Цветаева напишет в своем романа "Amor": "Я остаюсь в двадцать два года одна. В Бога, в иную жизнь я не верила. Здесь же потерян смысл. Рот закрыт для общения с людьми".

После революции она жила в Крыму с Андрюшей. Красный террор, голод. Материальные лишения были ей до той поры незнакомы, она всегда жила благополучно, и могла бы опустить руки, но был семилетний сын... Ася сама таскала воду, добывала еду и дрова, давала уроки иностранных языков, работала в феодосийской библиотеке Наробраза. Сестра настойчиво звала ее в Москву, и в 1921 году Анастасия с сыном вернулись. Но и в столице все было непросто, и там приходилось перебиваться. В конце концов, она стала вести школу ликбеза в Центральном управлении военных сообщений, что обеспечило ей паек. Также она занималась переводами. Но Анастасия Ивановна продолжала писать, а в 1921 году её приняли в Союз писателей. Впрочем, все это не избавляло от трудностей, и в 1924 году она, как и Марина когда-то своих детей, отдала на время сына в приют, где Андрюша провел два года.
А в 1922 году произошла встреча с профессором археологии Б.М. Зубакиным — поэтом-импровизатором, мистиком, масоном и розенкрейцером (было тогда в Москве такое мистическо-теологическое общество). В Москве его называли Калиостро. Он стал своеобразным духовным наставником Анастасии Ивановны. В 1927 году они вместе ездили к Горькому в Италию, в Сорренто, где тогда жил писатель. Во Франции же в ту же поездку она встретилась с Мариной, которая жила тогда недалеко от Парижа. Ася еще не знала, что эта встреча с сестрой станет последней. Как и не знала, что ее встреча с Зубакиным станет роковой.
Сначала ее перестали публиковать. Книги "Голодная эпопея", роман "SOS, или Созвездие Скорпиона", написанные в те годы, не вышли в свет. А в апреле 1933 года Анастасию арестовали. Поводом стало как раз ее знакомство с Зубакиным, которого уже к тому времени арестовали. К счастью, тогда за нее заступились Максим Горький, Екатерина Пешкова и Борис Пастернак. В тот раз ее освободили через два месяца. Но потом наступил 1937 год.
Их с сыном арестовали в один день, на даче в Тарусе. Поводом для ареста вновь стала связь с Зубакиным. На сей раз писательницу обвинили в том, что она состояла в неком "Ордене Розенкрейцеров". Во время ареста у писательницы изъяли все ее сочинения, уничтожили все созданные ею новеллы и сказки. Уничтожению подверглись и "Голодная эпопея", и "SOS, или Созвездие Скорпиона". Допросы были долгими и мучительными — они продолжались по 15-17 часов, женщине не давали спать. Именно тогда она узнала о роли Горького в эпизоде с предыдущим арестом. "Горького больше нет, теперь вам никто не поможет", — сказал ей следователь. Заступаться было больше действительно некому. В итоге ее приговорили к 10 годам лагерей по обвинению в контрреволюционной пропаганде и агитации и участии в контрреволюционной организации. Сначала Анастасию Ивановну направили в БАМлаг (позже Амурлаг). В лагере ей приходилось делать немало тяжелой работы — она трудилась и на кирпичном заводе, и кубовщицей. Но таланты помогли ей потрудиться и на более легких участках — например, чертежницей. В лагере она не переставала творить. Именно там Ася начала писать стихи. Сперва английские, затем — русские. "Поток стихов залил мои тюремные дни", — напишет она потом. Также Цветаева создавала роман "Amor", который передавался на волю из лагеря на маленьких бумажках. Но часть листов была из папиросной бумаги, и ушла на самокрутки, поэтому до воли дошли лишь отрывки.
А еще она писала портреты женщин-заключенных и создала их порядка 900 штук. О самоубийстве сестры в 1941 году она узнала лишь два года спустя.

После освобождения Цветаева приехала к сыну в поселок Печаткино Вологодской области. Там у нее родилась внучка Рита, так напоминавшая Марину, казалось бы, жить да радоваться. Но… в 1949 году писательницу вновь арестовали. На этот раз обошлось без лагеря — ее "просто" отправили в деревню Пихтовку в Новосибирской области.

Сын тем временем уехал на Урал, приняв предложение выполнить план деревообделочной фабрики, с которым до него не справились семь инженеров. План он выполнил, но ему указали на нарушения и тоже арестовали. В семью он вернулся только в 1956 году. Через год у Анастасии Ивановны родилась еще одна внучка — Ольга.

Саму Анастасию Цветаеву реабилитировали в 1959 году. Только в 1960 году, она смогла приехать в татарскую Елабугу и разыскать там могилу своей сестры.

На кладбище в Елабуге было много безымянных могил 1941 года. Когда возле одной из них она увидела кладбищенскую землянику (о которой ее сестра написала в своем знаменитом стихотворении "Кладбищенской земляники вкуснее и слаще нет"), она решила, что это знак. Ася установила на могиле крест. С тех пор это место и стало считаться официальной могилой Марины Цветаевой.

Потом у Анастасии Ивановны начались и другие заботы — надо было восстанавливать по памяти произведения, изъятые при аресте. В 1967 году она написала книгу "Молодость и старость". Именно там прозвучит фраза, что Марина несчастья хлебала ковшами, а она глотками. Впрочем, книга эта увидела свет только в 1988 году. А еще она вернулась к роману о сталинских лагерях "Amor" — прочла то, что сохранилось, восстановила, то, что растерялось... Роман вышел в 1991 году и получился автобиографичным, хотя главную героиню звали Никой.

В 1979 году она поселилась в однушке по Большой Спасской улице... Там Цветаева писала исповедально-мистическую беллетристику "Неисчерпаемое" и последние издания "Воспоминаний". На всю жизнь она сохранила огромную любовь к животным, как и ее сестра. В повести "Моя Сибирь" Цваетаева посвящала собакам и кошкам целые главы, необычайно тонко и с "придыханием" рассказывая об их дружбе, обиде, верности. До конца дней своих она оставалась вегетарианкой и вела здоровый образ жизни — обливалась холодной водой и до глубокой старости любила ходить пешком. Ее девизом было стихотворение ее сестры: "Ода пешему ходу" было ее принципом. И хотя жила одна, но не была одинокой — был сын, внучки, активно навещавшие ее.

В 1988 году Анастасия Ивановна в последний раз приехала в свой заветный Коктебель, со съёмочной группой телевизионного фильма о Марине Цветаевой и в сопровождении врача. Ей было уже 94 года...

Когда началась перестройка, она начала бороться за реставрацию особняка и создание музея своей сестры. "Дом-музей Марины Цветаевой" открылся в Москве 12 сентября 1992 года. За год до смерти Анастасии... А за 7 месяцев до ее смерти ушел из жизни ее любимый и единственный сын. Она пережила его ненадолго.

Анастасия Ивановна Цветаева умерла в Москве 5 сентября 1993 года и была похоронена на Ваганьковском кладбище рядом с могилой отца.

Спустя 16 лет в Феодосии открыли музей Марины и Анастасии Цветаевых... В той самой Феодосии, где они когда-то были так счастливы...
Екатерина Щеглова

Веб-мани: R477152675762