К началу Войны Сталин уничтожил «Линию Сталина».

Тринадцать УРов на "Линии Сталина" - это титанические усилия и гигантские расходы в ходе двух первых пятилеток. В 1938 году все тринадцать УРов было решено усилить за счет строительства в них тяжелых артиллерийских капониров, кроме того, началось строительство еще восьми УРов на "Линии Сталина". За один год в новых УРах было забетонировано более тысячи боевых сооружений. И вот в этот момент был подписан пакт Молотова-Риббентропа...

Пакт означал, что началась Вторая мировая война. Тот же пакт означал, что между СССР и Германией больше нет разделительного барьера: теперь у них общая граница. В этой столь грозной обстановке Сталин мог сделать многое, чтобы повысить безопасность советских западных рубежей и гарантировать нейтралитет СССР в ходе войны. Сталин, например, мог:

- дать приказ усилить гарнизоны укрепленных районов на "Линии Сталина";

- приказать заводам, производящим вооружение для УРов, резко увеличить выпуск продукции;

- то же самое приказать заводам, производящим оборонительное вооружение: противотанковые пушки и противотанковые ружья;

- мобилизовать всю строительную технику государства, все ресурсы, для того чтобы резко ускорить строительство "Линии Сталина"; - завершив строительство "Линии Сталина" и приведя ее в полную боевую готовность, начать строительство второй такой же (или еще более мощной) оборонительной системы впереди "Линии Сталина";

- кроме двух мощных оборонительных систем можно было бы построить и третий пояс укрепленных районов, позади "Линии Сталина", например, вдоль восточного берега Днепра; - приказать войскам Красной Армии рыть тысячи километров траншей, противотанковых рвов, окопов и ходов сообщения от Балтийского моря до Черного, переплетая полевую оборону войск с полосами укрепленных районов, используя последние в качестве стального каркаса непреодолимой для противника обороны.

Так мог бы действовать Сталин. Но он действовал не так...

Осенью 1939 года, в момент начала Второй мировой войны, в момент установления общих границ с Германией все строительные работы на "Линии Сталина" были прекращены. Гарнизоны укрепленных районов на "Линии Сталина" были сначала сокращены, а затем полностью расформированы. Советские заводы прекратили выпуск вооружения и специального оборудования для фортификационных сооружений. Существующие УРы были разоружены; вооружение, боеприпасы, приборы наблюдения, связи и управления огнем были сданы на склады . Процесс уничтожения "Линии Сталина" набирает скорость. Некоторые боевые сооружения были переданы колхозам в качестве овощехранилищ. Большинство боевых сооружений было засыпано землей. Кроме прекращения производства вооружения для УРов советская промышленность после начала Второй мировой войны прекратила производство многих оборонительных систем вооружения .

Так, например, было полностью прекращено производство противотанковых пушек и 76-мм полковых и дивизионных пушек , которые можно было использовать в качестве противотанковых . Имеющиеся в войсках противотанковые пушки стали использовать не по прямому назначению, а для решения других огневых задач, например для подавления огневых точек противника в ходе атаки советских войск .

Противотанковые ружья не только сняли с производства, но сняли и с вооружения Красной Армии. Все, что было связано с обороной, беспощадно разрушалось и уничтожалось.

Справедливости ради надо указать, что летом 1940 года прямо непосредственно на новой советско-германской границе началось строительство полосы укрепленных районов, которая, однако, так никогда и не была закончена. В Советском Генеральном штабе эти новые укрепрайоны с определенной долей иронии неофициально именуют "Линией Молотова" . Решение о начале ее строительства было принято 26 июня 1940 года . Оборонительное строительство на новых границах шло очень медленно, а разрушение на старой границе шло удивительно быстро.

Весной 1941 года трагедия "Линии Сталина" достигла апофеоза. "Я не знаю, как будущие историки объяснят это злодеяние против нашего народа. Нынешние обходят это событие полным молчанием, а я не знаю, как объяснить.

Многие миллиарды рублей (по моим подсчетам, не менее 120) содрало советское правительство с народа, чтобы построить вдоль всей западной границы неприступные для врага укрепления - от моря и до моря, от седой Балтики до лазурного Черного моря. И накануне самой войны - весной 1941 года - загремели мощные взрывы по всей 1200-километровой линии укреплений. Могучие железобетонные капониры и полукапониры, трех-, двух- и одноамбразурные огневые точки, командные и наблюдательные пункты - десятки тысяч долговременных оборонительных сооружений были подняты в воздух по личному приказу Сталина"

Итак, "Линия Сталина" на старой границе уже уничтожена, а "Линия Молотова" на новой границе еще не построена. Советские генералы и маршалы после войны и смерти Сталина хором высказали свое возмущение. Вот главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов :

"Как могло наше руководство, не построив нужных оборонительных полос на новой западной границе 1939 года, принять решение о ликвидации и разоружении укрепленных районов на прежних рубежах?" .

Возмущение маршала Воронова фальшиво. Он ругает "наше руководство". Но разве в момент уничтожения "Линии Сталина" не занимал высших командных постов в Красной Армии? Разве он сам в то время не имел звания генерал-полковника артиллерии? Разве без его ведома были сняты с производства противотанковые и капонирные пушки? Разве он не знал о разоружении и уничтожении артиллерийских капониров на "Линии Сталина"? Сама постановка вопроса Вороновым неправильна и имеет целью отвлечь внимание от существа проблемы.

Воронов ставит вопрос: почему одну линию уничтожили до того, как построили другую? Воронов своим вопросом оправдывает действие "нашего руководства", упрекая его не в уничтожении "Линии Сталина", а только в том, что это уничтожение было совершено преждевременно. По Воронову выходит, что надо было сначала построить "Линию Молотова", а уж потом ломать "Линию Сталина"... А почему бы не задать другой вопрос: зачем вообще было ломать "Линию Сталина"? Разве две линии не лучше одной? Разве в обороне бывают лишние оборонительные сооружения, лишние траншеи, форты и казематы, лишние минные поля и проволочные заграждения? 1940 год дважды подтвердил, что две полосы лучше, чем одна. В 1940 году Красная Армия ценой большой крови прорвала финскую "Линию Маннергейма", и это вынудило Финляндию идти на переговоры со Сталиным и уступить его требованиям. Но давайте представим, что позади "Линии Маннергейма" в глубине финской территории есть еще одна линия!

В 1940 году германская армия обошла стороной французскую "Линию Мажино" , вырвалась на оперативный простор, и это означало для Франции конец войны. Давайте представим, что в глубине французской территории есть еще одна линия, которую обойти нельзя. К сожалению, ни у Франции, ни у Финляндии второй линии в глубине территории в то время не было. А вот у Сталина такая линия была! И именно в то время он ее интенсивно ломал.

Коммунисты выдумали множество всяческих объяснений случившемуся. Одно из них: на новой границе не хватало вооружения для новых укрепленных районов. Поэтому вооружение пришлось снять с "Линии Сталина". Такое объяснение может удовлетворить только коммунистических пропагандистов. А нормальный человек задаст вопрос: если на "Линии Молотова" не хватало вооружения, то почему бы не дать приказ артиллерийским заводам увеличить выпуск вооружения? Но такого приказа никто не дал, наоборот, был дан противоположный приказ: производство УРовского вооружения сократить или прекратить вовсе .

У коммунистов все просто: не хватало специального УРовского вооружения на новой границе, вот и пришлось пойти на вынужденный шаг - разоружить "Линию Сталина". Нужда, мол, заставила. Но давайте вспомним, что разоружение "Линии Сталина" началось осенью 1939 года, при этом снятое оружие сдавалось на склады. Другого применения для специального УРовского вооружения в тот момент никто придумать не мог, ибо на новой западной границе никакого фортификационного строительства не велось. "Линии Молотова" не существовало, не существовало даже и решения о ее строительстве. Решение было принято советским правительством гораздо позже - 26 июня 1940 года. Вот и получается, что вначале "Линия Сталина" была разоружена, а уж потом, почти год спустя, возникла причина, нужда и потребность пойти на такой шаг. Нет, товарищи коммунистические историки, такого объяснения мы принять не можем: следствие не может опережать причину. Потрудитесь придумать причину. Объяснение о переброске оружия с "Линии Сталина" на "Линию Молотова" мы не можем принять и потому, что "Линия Молотова" в сравнении с "Линией Сталина" была жидкой цепочкой относительно легких укреплений, которым не требовалось много вооружения. Пример: в Западном особом военном округе, т. е. в Белоруссии, было построено на новой границе 193 боевых сооружения, а до этого на старых границах было разоружено 876 более мощных боевых сооружений. В других военных округах соотношение между вновь построенными сооружениями и ранее разоруженными еще более разительно. В Одесском военном округе разоружили три сверхмощных УРа на старой границе, а на новой пока к строительству не приступили: велись подготовительные работы... Для того чтобы вооружить "Линию Молотова", было достаточно снять с "Линии Сталина" только часть вооружения, причем только меньшую часть. Отчего же с "Линии Сталина" сняли полностью все вооружение?

Но даже если, забыв здравый смысл, мы и поверим коммунистам, то получим только неудовлетворительный, рассчитанный на дурака ответ на вопрос о том, почему "Линию Сталина" разоружили. Но мы не имеем никакого, даже фальшивого ответа на вопрос, зачем же ее уничтожили?!

Казематное орудие, пулеметы, боеприпасы, перископы, средства связи, газовые фильтры можно снять с "Линии Сталина" и перебросить на "Линию Молотова". Но можно ли перебросить с одной линии на другую железобетонные сооружения? Самый маленький одноамбразурный пулеметный дот - это железобетонный монолит весом 350 тонн, врытый в землю "по самые глаза", а поверх него навалены гранитные глыбы (чтобы вызвать преждевременный разрыв снаряда), и все это засыпано землей, на которой уже проросли деревья для дополнительной защиты и маскировки. А вокруг - рвы и искусственные пруды.

Можно ли это перетащить на 200 километров на запад? Нельзя. А сооружения большего размера - это тысячетонные монолиты глубоко под землей. Можно ли их перетащить на "Линию Молотова"? Опять же нельзя. Если из одного прекрасного прочного дома мы перенесли мебель в другой дом, разве это достаточное основание для того, чтобы первый дом взорвать?

"Разоружить - нужда заставила." Пусть будет так. Но взрывать-то зачем? Вот я живу в Великобритании. Брожу по прибрежным холмам. Кругом тут и там - железобетонные ДОТы времен войны. После войны оружие с них сняли, но никому и в голову не приходит взорвать эти восхитительные сооружения, вид которых радует любого нормального человека. Стоят и пусть стоят. Они хлеба не просят. Пусть стоят - может, когда еще пригодятся.

Разоруженный ДОТ можно вооружить. В крайнем случае можно обычную пехоту с ее обычным вооружением посадить в старые ДОТы, и они в грядущих боях будут полезны, как и во времена прошлой войны.

В обороне солдат пехоты, вооруженный винтовкой и лопатой, может вырыть окоп, превратив его в труднопроходимый, а порой и непроходимый для противника рубеж. А если посадить того же солдата с винтовкой (или с ручным пулеметом) не в грязную яму посреди поля, а в простейший, пусть разоруженный дот, то живучесть и устойчивость того же солдата повысятся в десятки раз: солдат будет иметь над головой минимум метр усиленного фортификационного железобетона, полтора метра с фронта и по метру - с флангов. Да все это заранее укрыто и замаскировано от любопытного взгляда противника. А уж если бы посадить в такие коробки, пусть разоруженные, сто семьдесят советских дивизий первого эшелона, то проломить их оборону было бы совсем не так просто. Войскам в обороне всегда надо за что-то зацепиться: за разоруженные форты Вердена, за не подготовленные к обороне бастионы Бреста, за стены Сталинграда и даже за брошенные два года назад траншеи на Курском выступе, а зацепившись, пехота вроется в землю так, что ничем ее из нор и берлог не выкуришь. И превратит пехота руины завода, бастионы девятнадцатого века или цитадель тринадцатого в неприступную крепость.

"Линия Сталина", даже полностью разоруженная, могла бы быть тем гребнем, зацепившись за который, Красная Армия могла создать линию обороны, не пропустив противника в глубь страны. И пригодились бы при этом разоруженные ДОТты, и подземные командные пункты, и госпитали, и защищенные бетоном склады, пригодились бы подземные галереи и тоннели, линии связи и управления, электростанции и водопроводные системы... Но Первый стратегический эшелон Красной Армии, уничтожив "Линию Сталина", был выведен за пределы государственных границ СССР, которые существовали до начала Второй мировой войны. Под прикрытием Сообщения ТАСС от 13 июня 1941 года в западные районы СССР началась переброска Второго стратегического эшелона. Но и его армии выводились за пределы старых границ, за пределы разоруженной, брошенной и уничтоженной "Линии Сталина".

Веб-мани: R477152675762