Дмитрий Холодов между ЗГВ и КГБ.

Сейчас уже несколько подзабылась история из 94 года. Когда в редакции Московского Комсомольца был показательно разорван пополам при помощи маломощного взрывного устройства корреспондент МК Дмитрий Холодов. Тогда ему было 27 лет.

Википедия пишет об этом так: «Дмитрий Холодов погиб за несколько дней до того, как должен был выступать на парламентских слушаниях, посвященных коррупции в Западной группе войск. В своих материалах он неоднократно подвергал критике министра обороны России Павла Грачёва.»

Тогда эта показательная казнь произвела сильное впечатление на журналистское сообщество. Представляете: раздаётся хлопок. В кабинет вбегают коллеги. И видят: весь кабинет забрызган кровью и ошмётками плоти. Лежит верхняя часть Дмитрия Холодова. Он ещё живой. Губы шевелятся. Видимо, что то хочет сказать. А его нижняя часть лежит отдельно от него и ноги трепещут в конвульсиях. Такого, увидев, долго не забудешь…

Тогда всё журналистское сообщество пришло к мнению, что чистый, честный и смелый журналист стал жертвой не называемых публично коррупционеров, которых он разоблачал в душевном порыве, стремясь к очищению общества от скверны.

Однако, на самом деле подоплёка этого убийства была несколько иной.  Для прояснения сути нам надо вернуться в горбачёвские времена в период вывода Западной Группы (ЗГВ) войск из Германии. Когда войска выводились они оставляли  на месте своей прежней дислокации много недвижимого имущества. Здания, аэродромные полосы, склады ГСМ и т.д. Считалось, что они это всё просто бросили. Но на самом деле щепетильные немцы не могли принять это всё имущество задаром. Чтобы потом никто не предъявил претензии, они считали нужным за него расплатиться. Правительству было на это имущество наплевать. Оно было занято дерибаном куда более серьёзного имущества СССР, находящегося на территории этого самого СССР. И генералы не видели ничего зазорного, чтобы восполнить этот упущение и получить законную плату за сдаваемое имущество вместо его законного хозяина. Не пропадать же деньгам, если хозяину они не нужны?

Но была проблема: денег было не много. Во всяком случае, на всех желающих точно бы не хватило. Но и этот вопрос решился сам собой. Деньги достались тому, у кого было больше оружия для их получения и защиты. А у кого было больше всего оружия? Правильно! У армии. Правда, армейских было тоже слишком много. Всем бы не хватило. Пришлось и в армии произвести селекцию на правильных и неправильных военнослужащих. Ещё до начала официального вывода войск, в войсках была произведена замена военнослужащих. Прежние были поодиночке выведены в СССР и расселены по многочисленным гарнизонам на правах обычных военнослужащих. То есть, безо всяких прав. А на их место (тоже в индивидуальном порядке) были присланы совсем другие военнослужащие. Которые и получили впоследствии квартиры, построенные за деньги немцев для выводимых военнослужащих согласно договору о выводе войск.

Но эти военнослужащие, как практически не служившие в ЗГВ, конечно не могли претендовать ни на какие деньги, полученные в результате дерибана невыводимого имущества ЗГВ. Да они и не претендовали. Им вполне хватило квартир.

Но была ещё одна вооружённая (Хотя и слабо вооружённая. В основном служебными пистолетами) сила – КГБ.

Которая тоже могла предъявить свои права на долю в деньгах. Но и этот вопрос военные быстро решили: всё КГБ в ЗГВ посадили под домашний арест и выставили охрану. И позаботились о том, чтобы лишить КГБ всякой возможности связи с другими структурами на период раздела имущества ЗГВ. ГРУ и армейские связисты блестяще справились с этой операцией.

Но КГБ и её наследники с другими абвеатурами это не та организация, которая прощает подобные обиды. Неизвестно, приняла бы участие верхушка КГБ в дерибане имущества если бы ей позволили или стала бы его пресекать, но по факту они остались не замешаны в этом нечистом деле. И поэтому с чистой совестью принялись разоблачать коррупцию в ЗГВ и вообще в вооружённых силах. И - с помощью связанных с ними журналистов - поднимать общественность России на борьбу с этим позорным явлениям в рядах славной Советской Армии. И до сих пор продолжает это делать. Именно этим и объясняется уголовные дела выборочно заведённые против некоторых офицеров - прежде всего ГРУ и ВДВ - которые вдруг возникают по, казалось бы, незначительным по нынешним временам поводам и быстро поднимаются на принципиальную высоту. И отличаются трудным и упорным противостоянием в судах и СМИ. Есть основания полагать, что именно фигуранты этих процессов и были замешаны в нейтрализации КГБ в последние времена существования ЗГВ.

Короче, между двумя силовыми структурами развернулась нешуточная бойня. В которой переплелось всё: и давние взаимные обиды, и межведомственное соперничество, и корысть, и личные амбиции.

Одним из таких журналистов, впутавшихся в борьбу влиятельных ведомств, причём, одним из самых талантливых, и был Дмитрий Холодов. После его убийства кто то из его коллег и друзей обмолвился, что ещё в студенческие годы Дима Холодов по секрету похвастался ему, что он поступил на службу в КГБ в качестве офицера действующего резерва КГБ. Но тогда этот факт утонул в море восхваления честного и чистого журналиста и остался незамеченным широкой общественностью.

Дмитрий Холодов, по характеристикам людей его знающих, отличался авантюрным складом характера. В его возрасте из него ещё не выветрилась юношеская романтика. И он горел страстным желанием, очень характерным для молодых мужчин, куда ни будь впутаться.  Иначе ему казалось, что жизнь пройдёт мимо него. И вера его в собственную неуязвимость была безграничной! Ещё бы: с такой то всемогущей организацией за спиной, как КГБ! Вот он с энтузиазмом впутался в драку опаснейших ведомств. Это был его сознательный выбор.

Надо было гасить полного энтузиазмом отморозка. Причём, гасить показательно. Чтобы ни у кого не возникало впредь подобных порывов. Поэтому просто задавить его машиной или уронить кирпич на голову было недостаточно. Надо было чтобы смерть его была публичной и ужасной! Чтобы она произвела неизгладимое впечатление на его коллег и навсегда отбила у них охоту впутываться в подобные авантюры. И в то же время, чтобы никто из этих коллег, не пострадал. В противном случае, это была бы не показательная казнь, а немотивированное зверство, ещё больше возмутившее бы общественность.

Эта операция была поручена настоящим профессионалам: Диме позвонил один «честный» офицер из бывшей ЗГВ и предложил на  условиях анонимности передать ему некоторые материалы по коронной Диминой теме. Не материалы, а настоящая бомба! Динамит! Если эта бомба взорвётся, то разнесёт славу о нём по всей России! Да что там по России – по всему миру!

Дмитрий Холодов, при его характере и самоуверенности, не мог не клюнуть.

Дмитрий принял от незнакомца папку. Слегка полистал материалы, чтобы убедиться, что они стоят его внимания. И пошёл в редакцию, чтобы разобрать их в спокойной обстановке. Там он положил папку на стол. Тут раздался хлопок. И Димы не стало.

В Папке было заложено взрывное устройство весом всего в 50 граммов в тротиловом эквиваленте. Взрыв был направленным. И прошёл узкой полосой параллельно полу на уровне поверхности стола. И разрезал стоящего рядом Диму пополам. Более никто не пострадал.  Взрывное устройство было проведено в действие, по всей видимости, в нужный момент дистанционно. Или по сигналу наблюдателя, находившегося в помещении, или по показателям скрытой в папке видеокамеры, или по наблюдению через окно в соседнем доме. Взрыв был спланирован профессионалом высочайшего класса.
Второй взрыв подобного профессионального уровня, о котором стало известно СМИ, был осуществлён на Троекуровском кладбище, когда осколками посекло несколько десятков бывших афганцев и членов их семей. Которые собрались на похороны своего товарища, тоже убитого несколькими днями ранее.

Тогда взрывное устройство весом тоже в 50 грамм было заложено под мраморную столешницу возле могилы. Но тогда оно было поставлено на максимально большое количество жертв. Оно, взорвавшись, бросило осколки столешницы в мраморный памятник на могиле афганца. Отразившись от этого памятника, мраморные осколки разлетелись веером в направлении толпы перед могилой и посекли несколько десятков людей. Многих насмерть. Взрыв был тихим. На кладбище было много других групп. Но они даже не обратили внимание на хлопок.

Знающие люди говорят, что минёров такого уровня в стране не более нескольких десятков. В принципе, среди них нетрудно было бы выделить подозреваемых. Но кому охота рисковать? Истина хорошо, но жить то хочется! Виновных в обоих случаях так и не нашли. Просто порассуждали, что если  квалифицировано убили взрывом, то это ГРУ. Их специфика. А если ядом, то это КГБ. У них при СССР была лаборатория ядов. А все заключения экспертов сводились в обоих случаях к выводам: дело ясное, что дело тёмное. Но мы его всё равно разгадаем. Уже есть обнадёживающие результаты. Преступник не уйдёт от правосудия.
Успокоили общественность - на чём всё и кончилось.

И журналисты как то после этого случая поосторожнее стали. Предпочитают разоблачать безадресно. Коррупцию, а не коррупционеров.

 

Веб-мани: R477152675762