Александра Коллонтай. часть -вторая.

А здесь начало.

Он и она, а вокруг бушует революция. Они оба входят в состав Советского правительства. Дыбенко — нарком по военным и морским делам. На этом посту он будет находиться до 18 марта 1918 года. Его вклад в победу Ленина и Троцкого несомненен. В ночь переворота именно Павел Ефимович сказал своё веское слово. По его приказу крейсер «Аврора» и ещё десяток военных кораблей вошли в Неву; 10 тысяч матросов встали под большевистские знамёна. В этом немалая заслуга Шуры Коллонтай. Разве мог Дыбенко подвести свою любимую.

Будучи на министерском посту, Александра Михайловна занимается вопросами материнства и младенчества. Сама она, правда, была плохой матерью. Оставила сына на руках у мужа, видела его эпизодически, воспитанием никогда не занималась. Зато она постоянно думала о благе всего человечества, а после революции думает о благе детей России и их матерей.

Нарком государственного призрения очень решительна. Ей нужно помещение под Дом инвалидов. Где его взять? Её пламенный революционный взор падает на Александро-Невскую лавру. В прошлом это мужской православный монастырь, основанный ещё в 1713 году. С 1724 года в нём покоятся мощи Александра Невского. С 1909 года — музей: величайшее достояние православной церкви и всей земли русской.

Такие тонкости Шурочку не интересуют. Всё это жалкие пережитки буржуазного общества. Она берёт с собой матросов и решительно направляется к монастырским стенам. На защиту святыни встают священники и сотни верующих. Целых девять дней Коллонтай предпринимает попытки реквизировать величайшее историческое достояние. Но число верующих растёт. Их не пугают приблатнённые матросы и затянутая в кожу дамочка с низким голосом. Несколько человек убивают, но дух людей не сломлен. Они все готовы умереть за святыню.

И Александра отступает. На следующий день она узнаёт, что православная церковь предала её анафеме. Нарком государственного призрения не падает в обморок от ужаса. Она хохочет и распивает бутылку водки с Дыбенко. Но причина пьянки вовсе не в лавре. Её возлюбленный завтра отправляется на фронт. Ему поручено остановить немецкие войска под Псковом и Нарвой.

Дыбенко формирует революционные отряды из матросов и отбывает к месту боевых действий. И тут получается конфуз. Регулярные немецкие войска — это не безоружные офицеры, их жёны, дети и всякая «контра». Это вооружённые люди, подчинённые воинской дисциплине.

После первых же стычек с германской армией бравые братишки позорно бегут. А пламенный революционер Дыбенко впереди всех. Шустро матросы бегут, резво по глубокому февральскому снегу и очень быстро оказываются в Гатчине. А ведь это 120 км от линии фронта. Это какое же здоровье надо иметь, чтобы такой километраж почти мгновенно преодолеть.

В Гатчине революционные матросские массы себя в безопасности не чувствуют. Они захватывают эшелон и убывают на нём в неизвестном направлении. Да и действительно, надо же спасать революционные шкуры от пуль разлагающейся буржуазии.

Их везде ищут, шлют во все города телеграммы, но находят только через месяц в Самаре. Целых 30 дней лучшие моряки Балтийского флота с несгибаемым наркомом во главе болтались неизвестно где. Возникает сразу закономерный вопрос: а чем кормились братишки всё это время. Глотки-то у всех дай бог, только давай. Может быть просили подаяние у добросердечных граждан? Может быть, только верится в это мало.

Найдя Дыбенко с его бравыми молодцами, Советское правительство очень обрадовалось. Отрядило оно на переговоры с матросами Михаила Ивановича Калинина (1875-1946). Вот что он вспоминает: «Лишь только я появился на перроне вокзала, как моряки тут же взяли меня под стражу. Поинтересовались, не «контра» ли я, а уж затем отвели к Дыбенко. Я его раньше никогда не видел. Передо мной сидел моряк богатырского вида. Я его устыдил как коммуниста, и он раскаялся, решил возвращаться в Москву».

В столице Дыбенко предстал перед судом Революционного трибунала. Тот вынес решение: снять Павла Ефимовича со всех постов и исключить из партии.

Что же было дальше с несгибаемым революционером? Официальная биография героя гласит, что летом 1918 года он был отправлен на подпольную работу в Украину. Звучит это довольно странно. Лицо Дыбенко знала вся страна, так как его фотографию, как члена правительства, печатали во всех газетах. Тем не менее, бывший нарком уехал исполнять свой воинский долг в самое пекло контрреволюции.

А наша родная Шурочка, с ней то что стало, ведь от любимого не было вестей целый месяц. Конечно она переживала. А когда Дыбенко нашёлся, её радости не было предела. Она не считала преступления Дыбенко столь серьёзными, чтобы исключить его из партии. Но Ленин был неумолим, и между ним и Коллонтай пробежала чёрная кошка.

Это выразилось в частности в том, что Александра Михайловна примкнула к «левым коммунистам», выступающим против Брестского мира. Кому как не ей было знать, что власть большевики получили только благодаря деньгам кайзеровской Германии. Пришло время платить по долгам, и Ленин в точности выполнил все свои обязательства. Шура должна была понимать, что это политика, иначе нельзя. Но, ослеплённая любовью, она потеряла политическое чутьё и рационализм. Ильич ей этого не простил.

Коллонтай видит, как Ленин начинает относиться к ней, и не собирается ждать, когда её снимут с поста наркома. Она сама обращается с подобной просьбой к товарищам по партии. Те удовлетворяют её желание. А на вопрос, какой бы работой она хотела заняться, получают ответ, что Александра Михайловна хочет уехать на Украину и именно там продолжить служение делу революции. Всем понятно её желание удалиться как можно дальше от Ленина, и никто не возражает.

Именно по инициативе бывшего наркома государственного призрения, Дыбенко и отправляется на якобы подпольную работу в Украину. Они опять вместе, но счастье так изменчиво. В августе 1918 года Павел Ефимович попадает в плен к немцам.

Долгих два с половиной месяца он находится у врагов. Тем временем Александра Михайловна использует всё своё влияние и авторитет, чтобы вызволит любимого. В конце концов, ей удаётся добиться, чтобы Дыбенко обменяли на пленных немецких офицеров. Это происходит в ноябре 1918 года.

Возлюбленного нужно как-то пристроить, чтобы он был при деле, а не болтался, где попало, чтобы опять попасть в плен. Шура Коллонтай является главным пропагандистом и идеологом Красной армии на юге. Она на короткой ноге с Ворошиловым, Сталиным, Егоровым. Эти люди командуют войсками Южного фронта, и женщина уговаривает их доверить разжалованному наркому хоть какое-нибудь воинское подразделение.

Его ставят командиром полка. Затем, при содействии Александры, он становится командиром бригады, дивизии и, наконец, командующим Крымской армии.

В середине февраля 1919 года Александра Михайловна встречается с Никифором Александровичем Григорьевым (1885-1919). Он командует партизанской армией и является одной из ключевых политических фигур на Украине. Женщина использует всё свое обаяние, чтобы уговорить сурового атамана перейти на сторону Крымской армии. Она дарит ему две ночи страстной любви, но овчинка стоит выделки. 18 февраля Григорьев даёт согласие на сотрудничество и признаёт своим командиром Дыбенко.

Шурочка шлёт победную радиограмму в Москву, а эту, хоть и кратковременную, но немалую заслугу полностью приписывает своёму Павлу. Она готова на всё, лишь бы реабилитировать любимого в глазах товарищей по партии.

С 28 апреля 1919 года в Крыму создаётся Крымская советская республика. Дыбенко назначают наркомом по военным и морским делам в этом новом государственном образовании. Таким высоким постом он полностью обязан нашей героине. Кто бы его, выгнанного из партии, поставил на столь ответственную должность без её неустанной поддержки.

Крым, солнце, море. Любимый опять нарком, а она главный идеолог. Жизнь вроде налаживается. Но судьба жестока и несправедлива к этой первой супружеской паре молодой советской республики.

18 июня на полуострове высаживается десант белой армии под командованием легендарного генерала Яши — генерал-лейтенанта Якова Слащёва-Крымского (1885-1929). Талантливый полководец, он без труда «сломал» сопротивление войск Крымской армии, руководимой бесстрашным наркомом Дыбенко. Уже 23 июня началась поспешная эвакуация большевистских лидеров, а 26 июня Крымская советская республика прекратила своё существование.

Потеряв Крым, Павел Ефимович опять остался не у дел. Но изворотливый женский ум нашёл выход и из этой ситуации. Александра пристраивает своего любимого к Михаилу Николаевичу Тухачевскому (1893-1937). Наша героиня познакомилась с ним, когда тот командовал 8-й армией Южного фронта. Сама же уезжает в Москву. Ильич вроде сердцем уже отошёл, подзабыл предательство, и Шурочка справедливо рассудила, что пора возвращаться в гущу революционных событий, туда, где решается судьба всей страны.

В Москве Александра Коллонтай с головой погружается в «женский вопрос». Это не только поручение партии, но и её самая любимая тема. По инициативе Александры Михайловны упрощается процедура развода. Теперь, чтобы снять с себя узы Гименея, необходимо лишь желание одной из сторон и небольшая пошлина в государственную казну. Вся процедура занимает минуты, а не годы, как в царской России.

В сентябре 1920 года умирает от холеры яркая революционерка, красавица и авантюристка Инесса Фёдоровна Арманд (1874-1920). Она была любовницей Ленина с 1909 года. Для вождя это тяжелейшая утрата. Но дело революции превыше всего. С 1918 года Инесса руководила женским отделом ЦК партии. Должность становится вакантной, и её занимает наша героиня.

Шурочка вплотную занялась воспитанием женщин многострадальной России в духе новых веяний. Официально это означало, что прекрасный пол необходимо в массовом порядке привлекать к хозяйственному строительству и управлению государством.

При царе женщины на государственную службу не ходили. Они занимались личным хозяйством и воспитывали своих детей. Теперь же, сбросив оковы царизма, юных девушек стали привлекать на работу машинистками в учреждения, водителями общественного транспорта, продавщицами, бухгалтерами, врачами. Их даже пытались сделать официантками в ресторанах. Но психологию человека не так то просто изменить. Для женщины работа в кабаке считалась позорной и недопустимой. Первые официантки появились лишь в годы Отечественной войны, когда мужчин забрали на фронт.

Все годы, живя в Москве, Шурочка поддерживала тесную связь со своим любимым Павлушей. Тот храбро воевал, пытаясь искупить вину перед партией. Первая семейная пара молодой социалистической республики регулярно переписывалась. В письмах он нежно называл её мальчугашкой и Коллонтайчиком, а она его Павлушенькой и милым моим мальчиком. Встречались они эпизодически. Оба были по горло заняты революцией, и на тихую счастливую семейную жизнь времени просто не было.

В марте 1921 года Дыбенко принимал активное участие в подавлении Кронштадского мятежа. Он командовал сводной дивизией — основной ударной силой большевиков. В эти исторические дни Павел Ефимович полностью показал свою несостоятельность как полководец.

Его войска пошли в атаку на мятежников густыми цепями. Серые шинели были прекрасны видны на белоснежном льду. По ним открыла огонь артиллерия. Лёд треснул. Люди стали проваливаться в полыньи и тонуть. Остальные гибли от осколков снарядов. Разгром был полный.

А что вообще представляла собой сводная дивизия? В неё собрали всех проштрафившихся коммунистов: насильников, пьяниц, дезертиров, мародёров. Всех тех, кто уже успел запятнать светлое имя большевика. Ну а командовать этим сбродом поставили беспартийного Дыбенко. А над ним Тухачевского — героя Гражданской войны.

Несмотря на яростное сопротивление, мятеж был подавлен с патологической жестокостью. В уничтожении безоружных пленных Павел Ефимович преуспел больше всех. Здесь полководческие таланты ему были без надобности. Стреляй в затылок, да трупы под лёд спускай.

За проявленные мужество и героизм Дыбенко восстановили в партии, наградили орденом Красного Знамени и назначили комендантом Кронштадской крепости.

Но на этом посту Павел Ефимович долго не задержался. Уже в мае 1921 года его ставят начальником Черноморского сектора. Это огромная территория, охватывающая юг Украины, а Дыбенко на ней самый главный.

Обосновывается он в славном городе Одессе. Поселяется в огромном особняке, реквизированном у эксплуататоров рабочего класса именем революции.

И тут с кристально чистым большевиком происходит конфуз. Несгибаемый коммунист завёл интрижку со смазливой молодушкой. Одесса всегда славилась красивыми девушками, вот и Дыбенко не смог устоять.

И надо же такому случиться, что именно в то время когда Павел Ефимович предавался любовным забавам, в особняке появилась приехавшая в Одессу Коллонтай. Наша милая Шурочка на крыльях любви прилетела к своему суженому, а здесь такая пикантная ситуация.

И ведь не объяснишь жене, что занимаешься с молодым поколением политико-просветительной работой. Потому как лежишь в постели в костюме Адама, а рядом грудастая молодка в костюме Евы. В таких одеждах о победе мировой революции не беседуют. Уж кто-кто, а Александра Михайловна об этом прекрасно знает.

Но смел и находчив был большевик Дыбенко. Выпрямился он во весь свой прекрасный рост, а затем, не сказав ни слова, поднялся по лестнице на второй этаж. Прошло несколько секунд, и раздался звук выстрела.

Шурочка бросилась наверх. Павел Ефимович лежал недалеко от лестницы. Пуля прошла сквозь левую часть груди, не задев сердце. Через несколько дней лечащей врач по секрету сказал Александре, что Дыбенко просто оттянул кожу на боку и выстрелил. Таким образом, он имитировал самоубийство, не причинив себе никакого серьёзного вреда.

В душе нашей героини произошёл надлом. Она вдруг осознала, что не любит этого человека. В своём дневнике жестоко обманутая женщина написала: «Немедленно выпрямись, Коллонтай. Не позволяй ему топтать своё достоинство. Ты не жена, ты — гордый человек».

После этого Шура немедленно покинула Одессу. Павлу она оставила записку: «Между нами всё кончено. Я уезжаю в Москву. Ты можешь делать, что хочешь. Твоя жизнь меня больше не интересует».

Дыбенко не захотел мириться с потерей. Он писал Александре покаянные письма, объяснялся в любви, но та на них не отвечала. В 1923 году, когда Шура уже работала в Норвегии, бывший муж неожиданно приехал к ней. Это была его отчаянная попытка восстановить семью. Но Коллонтай на возобновление отношений не пошла. Она только лишний раз убедилась, что абсолютно холодна к этому человеку. Павел Ефимович вернулся в Россию ни с чем. Больше они никогда не виделись.

Попав на дипломатическую работу, Александра Михайловна поразительно преобразилась. Она «потушила» свой пламенный революционный взор, навсегда забыла кожаную комиссарскую тужурку и перестала пить водку стаканами. В её манерах появились изысканность и аристократизм. Внешний образ удачно дополнил тщательно подобранный гардероб. Знание многих языков также было большим плюсом. А в сочетании с незаурядным умом всё это делало Коллонтай респектабельной дамой и прекрасным собеседником. Так что страна советов не просчиталась, направив Шуру за рубеж.

Ради исторической правды нельзя не сказать, что, находясь на высоких дипломатических постах, наша героиня полностью и безоговорочно поддерживала тот политический курс, который проводил Сталин и его окружение. Ярким примером тому могут служит хотя бы те же публичные заявления бывшей генеральской дочери и жены, что в Советском Союзе нет такого понятия как военнопленные. Солдаты и офицеры рабоче-крестьянской Красной армии классовым врагам в плен не сдаются. Плен расценивается как измена Родине, а изменники заслуживают только расстрела.

Подобные официальные высказывания противоречили Гаагским конвенциям о законах и обычаях войны, а также ратифицированной в 1929 году Женевской конвенции о защите военнопленных. Это имело ужасные последствия для миллионов советских военнослужащих, попавших в плен в первые недели после начала Великой Отечественной войны. Сразу же после разгрома Германии все эти невинные люди поехали в лагеря ГУЛАГА. Многие из них больше никогда в жизни так и не увидели свободу.

А что же личная жизнь? В 1923 году Александре Михайловне пошёл 52 год. Возраст, скажем так, далеко не старческий. На бурном жизненном пути профессиональной революционерки появляется ещё один мужчина. Это француз, комминтерновец Марсель Яковлевич Боди (1894-1984). Он принял советское гражданство и работает в представительстве СССР в Норвегии. По профессии переводчик и журналист.

Марсель моложе Коллонтай на 20 с лишним лет и годится ей в сыновья. К тому же он женат. Но любви все возрасты покорны. Они начинают встречаться, и очень скоро Александра Михайловна убеждается, что влюблена в этого мужчину.

Их любовная связь длится почти пять лет. Марсель является полной противоположностью Дыбенко. Это спокойный, выдержанный, интеллигентный и воспитанный человек. Он не идёт ни в какое сравнение и с товарищами по партии. Его отличает порядочность, искренность и честность. Он не умеет говорить пламенные речи и призывать к мировой революции. Зато он очень предупредителен и нежен. Коллонтай чувствует, что она дорога этому молодому мужчине.

Наконец-то капризная судьба благосклонна к Александре Михайловне. Она получает тихое спокойное женское счастье. Правда продолжается оно недолго. Марсель разочаровывается в партии большевиков, отказывается от советского гражданства и в 1927 году уезжает во Францию.

Но у Александры остаётся сын Миша и внук Володя. Мать устраивает сына в советское представительство в Берлине на хорошую работу. Он закупает техническое оборудование для бурно развивающейся промышленности рабоче-крестьянского государства.

Нимфа, валькирия, гетера, трибун революции — всё это в прошлом. Теперь она обычная женщина с обычными человеческими радостями. Вплоть до 1945 года Александра Коллонтай является послом Советского Союза в Швеции.

В год великих побед у неё случается инсульт. Отказывают левая рука и нога. О дипломатической работе больше не может быть и речи. Александра Михайловна возвращается в Москву. Ей дают просторную квартиру на Малой Калужской улице. Совсем рядом находится улица Первый Донской проезд. По иронии судьбы часть этой улицы в 1967 году переименуют в улицу Елены Стасовой. Это та самая Лена, которая в далёкие 90-е годы ушедшего столетия приобщила Шуру к революционной деятельности.

Веб-мани: R477152675762