Калинин. вымысел или правда ?

19 ноября исполнилось 135 лет со дня рождения Михаила Калинина. Этого благообразного старичка в очках, долгие годы возглавлявшего Центральный исполнительный комитет, а затем и президиум Верховного совета СССР, Иосиф Сталин называл «всесоюзным козлом». К этому прозвищу нередко добавлял еще одно хлесткое словечко – «похотливый», намекая на слабость Михаила Ивановича по женской части…

В “Кремлевских женах” о Калининой - отец эстонец, а мать прачка. Похоже на оперу Жириновского: «мать русская, отец Юрист».

Неясна настоящая фамилия Калинина: он воспитывался в доме знатного еврейского помещика Мордухай-Болтовского и, возможно, был его незаконнорожденым сыном.

Впрочем, всемогущий «отец народов» смотрел на похождения Калинина сквозь пальцы, ценя за беззаветную преданность. В первые годы советской власти Большой театр не испытывал большой милости властей. Его роскошные помещения использовали для разного рода партийных мероприятий, а балерин заставляли помногу, причем бесплатно, выступать на концертах. Жалованье выдавали маленькое, не баловали пайками и прочими привилегиями.

Но едва председателем ВЦИК стал Калинин, как почти в одночасье все изменилось. Артистов театра включили в число избранных, которым было позволено пользоваться услугами лечебно-санаторного управления Кремля. Балетным позволили создать свой жилищный кооператив, без очереди выделили финансы и строительные материалы. Танцоров стали снабжать продовольственными пайками. Им принялись дважды в год повышать зарплату.

Столь пристальное внимание Калинина к нуждам Большого театра объяснялось не столько изменением государственной политики в области искусства, сколько личными пристрастиями «всесоюзного старосты». Нет, он вовсе не был тонким ценителем балета. И вряд ли отличал па-де-де от фуэте. Но ему очень нравились молоденькие балерины. Свое увлечение он разделял с Авелем Енукидзе, секретарем ВЦИК. Два партийных деятеля частенько наведывались в театр. Михаил Иванович захаживал на репетиции, заглядывал за кулисы после спектаклей.

Со стороны выглядело очень трогательно: столь высокий чиновник, а не считает для себя зазорным общаться с простыми танцовщицами, расспрашивать их о нуждах. А вскоре приглянувшуюся девушку вызывали для личной беседы к председателю ВЦИК. За понятливость и сговорчивость всесоюзный староста и его секретарь одаривали юных прелестниц заграничной косметикой, колечками и дорогим красивым бельем.

Но не все молоденькие танцовщицы соглашались с тем, что оказание интимных услуг высокопоставленным государственным деятелям – это большая честь. 16-летняя Белла Уварова не ответила Михаилу Ивановичу взаимностью. Он надеялся, что юная прелестница одумается, и несколько раз возобновлял попытки. Но получив твердый отказ, был вне себя от гнева. После очередного вызова к «всесоюзному старосте» девушка не вернулась домой.

Родители подняли шум, обратившись в милицию. Обезображенное тело юной балерины отыскали в подмосковном лесу. Была создана специальная комиссия по расследованию происшествия. В дело вмешался сам Сталин. По странному совпадению обстоятельств родителей пострадавшей объявили иностранными шпионами, ее отец служил консультантом в британской миссии, и вскоре расстреляли.

Калинина же срочно отправили в отпуск. Едва шум утих, как Михаил Иванович вновь зачастил в Большой театр. Больше танцовщицы не капризничали. Правда, немногим позже Москва тихо шепталась об одном инциденте, случившемся в Большом. Рассказывали, будто знаменитая балерина Екатерина Гельцер метнула в Михаила Ивановича статуэтку Мефистофеля. Ей поплакалась одна из юных учениц, поведав, как добрый дяденька Калинин ее обесчестил.

Сталин знал о слабости верного слуги к балету. По его заданию ГПУ, а потом и НКВД проводили соответствующую работу с танцовщицами. Им велели писать подробные отчеты, о чем сластолюбец с ними говорит. Но никаких политических отклонений Калинин себе не позволял. Правда, однажды Сталин все же заподозрил его в лояльности к некоторым представителям оппозиции. И тут же в газете «Известия» появился фельетон Демьяна Бедного «О том, как наш староста Калиныч отбил Татьяну Бах у Авербаха».

У Калинина как раз в то время был период увлечения опереттой. И он завел роман с молодой певицей Татьяной Бах. Девушка из второразрядных певиц тут же превратилась в приму. Председатель ВЦИК был понятливым. После появления фельетона он перестал привечать неугодных Сталину уклонистов, продолжал с прежним рвением выполнять распоряжения и подписывать указы о расстрелах. А вот любовный пыл охлаждать не стал.

А вот жена Калинина терпеть похождения мужа не пожелала. В 1924 году, после 18 лет совместной жизни, Екатерина Ивановна уехала на Алтай, оставив в Москве неверного супруга и пятерых детей. Она устала жить под одной крышей с любовницей мужа - экономкой Александрой Горчаковой.

 Красивая, образованная, из дворянского рода, Горчакова поначалу опекала детей Калининых и вела хозяйство, а потом распространила свое влияние и на Михаила Ивановича.
Впрочем, 50-летний староста понемногу сбавлял обороты. Сказывалась нервная работа - все чаще девушки уходили от него неудовлетворенными. Но всесоюзный староста не привык пасовать перед трудностями. Он искал нетрадиционные пути восстановления былой силы. Помогал ему в благородном деле приятель - художник Мешков, чья мастерская располагалась неподалеку от приемной Председателя ВЦИК. Калинин частенько, устав принимать ходоков, сбегал к другу-живописцу на рюмочку наливки. Мешков посоветовал Михал Ванычу старый народный способ от импотенции - укусы пчел для улучшения притока крови к члену. На даче художника всесоюзный староста присаживался на пчелиный улей нагишом и терпел ради любви укусы злющих насекомых. Однако способ не возымел действия. Слух о половой слабости всесоюзного старосты подлым образом расползся по Москве. Девушки стали избегать встреч с Михаилом Ивановичем. В 1938 году стареющий глава ВЦИК завез на дачу 17-летнюю барышню и попытался изнасиловать ее. На беду выяснилось, что жертва оказалась родственницей военачальника Александра Егорова. Калинин пытался уладить неприятность, заплатив жертве большую сумму. Но очередная громкая история очень не понравилась Сталину. Поговаривают, что, рассвирепев, вождь распорядился арестовать жену Калинина якобы за то, что не смогла удержать подле себя мужа. Екатерина Ивановна провела в лагерях семь лет. Освободили ее в 1945 году.
 

 

 

«Фигура совершенно бесцветная, декоративный «всероссийский староста», — так характеризовал Калинина в воспоминаниях личный секретарь Сталина Борис Бажанов, бежавший из СССР в 1928 году. — Здесь его терпели и совсем с ним не считались. На официальных церемониях он выполнял свои сусально-крестьянские функции. Никогда он не имел никаких претензий ни на какую самостоятельность и всегда покорно шел за тем, кто был у власти. На всякий случай ГПУ, чтобы иметь о нем компрометирующий материал, подсовывало ему молоденьких балерин из Большого театра… По неопытности Михалваныч довольствовался самым третьим сортом.

Компрометацию эту организовывали из лишнего служебного усердия, так как, в сущности, ни малейшей надобности в ней не было — Михалваныч никогда не позволил бы себе каких-нибудь выступлений против власть имущих. Даже позже, когда Сталин проводил гигантское истребление деревни, Михалваныч, хорошо знавший деревню, делал вид, что ничего особенного не происходит, самое большее — не выходил из этого добродушного стариковского ворчанья, к которому Политбюро давно привыкло как к чему-то, не имеющему никакого значения. Короче говоря, был Михаил Иванович ничтожен и труслив, почему и прошел благополучно все сталинские времена, умер в своей постели и удостоился того, что город Кенигсберг стал называться Калининград».

«Всесоюзный староста» не имел реальной власти. Если в 20-е годы он еще позволял себе не соглашаться со Сталиным, то в 30-х безоговорочно санкционировал любые его беззакония. По мнению ряда исследователей, человек по натуре мягкий, Калинин не способен был противостоять такому жесткому политику, как Сталин. Единственным преимуществом «всесоюзного старосты» было то, что он первым узнавал о «своих» указах и постановлениях. Михаил Иванович подписывал все без исключения бумаги, ложившиеся ему на стол, начиная с постановления о переименовании Твери в город Калинин и заканчивая печально известным законом о колосках.

Веб-мани: R477152675762