Россия в 1917-1925 годах. Арифметика потерь

«Товарищ Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью», - с ужасом пишет Ленин 24 декабря 1922 г.

Потери России в итоге 4 лет первой мировой и 3 лет гражданской войн составили более 40 млрд. золотых рублей, что превышало 25% всего довоенного богатства страны. Погибли, стали инвалидами более 20 миллионов человек. Промышленное производство в 1920 году сократилось, в сравнении с 1913 годом, в 7 раз. Продукция сельского хозяйства составила лишь две трети довоенной. Неурожай, летом 1920 года охвативший многие зерновые районы, еще более обострил продовольственный кризис в стране. Тяжелое положение в промышленности и сельском хозяйстве углублялось развалом транспорта. Тысячи километров железнодорожного полотна были разрушены. Более половины паровозов и около четверти вагонов были неисправными.

Исследователи советской истории знают, что нет в мире ни одной национальной статистики, лживой настолько, как официальная статистика населения СССР.
История учит, что гражданская война губительнее и смертоноснее войны с любым врагом. Она оставляет после себя повсеместную бедность, голод и разруху.
Но последние достоверные переписи и учет населения России кончаются 1913-1917 годами.
После этих лет начинается полная фальсификация. Ни учет населения в 1920 году, ни перепись его в 1926-м, ни тем более «забракованная» перепись 1937-го и затем - «принятая» - 1939 года не являются достоверными.

Знаем мы, что на 1 января 1911 года население России составляло 163,9 миллиона душ (вместе с Финляндией 167 миллионов).
Как полагает историк Л. Семенникова, «по статистическим данным, в 1913 году население страны составляло около 174 100 тысяч человек (в его составе учитывалось 165 народов)».

БСЭ (3 изд.) общую численность населения Российской империи перед первой мировой войной определяет в 180,6 млн. чел.
В 1914 году оно возросло до 182 миллионов душ. По статистике конца 1916 г. в России проживало 186 миллионов, то есть прирост за 16 лет XX века составил 60 миллионов.

На начало 1917 года ряд исследователей итоговую цифру населения страны поднимают до 190 миллионов. Но после 1917 года и вплоть до переписи 1959 года никто уже точно не знал, кроме избранных «правителей», сколько же имелось жителей на территории державы.

Размеры насилий, растерзаний и убийств, потерь ее жителей также скрыты. Демографы лишь гадают о них да приближенно их оценивают. А россияне безмолвствуют! А как иначе: печатные работы и свидетельства, раскрывающие эту человекобойню, им не ведомы. То, что известно из школьных учебников, по большей части, не факты, а выдумки пропаганды.

Одним из самых запутанных является вопрос о количестве лиц, покинувших страну за годы революции и гражданской войны. Точное число беглецов неизвестно.

Газета правых эсеров «Воля России», располагавшая неплохой информационной сетью, приводила такие данные. На 1 ноября 1920 г. в Европе находилось около 2 миллионов эмигрантов с территории бывшей Российской империи. В Польше - один миллион, в Германии - 560 тысяч, во Франции - 175 тысяч, в Австрии и Константинополе - по 50 тысяч, в Италии и Сербии - по 20 тысяч. В ноябре из Крыма подтянулись еще 150 тысяч человек. Впоследствии эмигранты из Польши и других стран Восточной Европы оттягивались во Францию, а многие - в обе Америки.

Вероятно, всего покинуло страну около 2,5% населения, то есть около 3,5 млн. человек.

Вглядываясь в то, что происходит в России, эмиграция видела: в стране уничтожается любая оппозиция. Сразу (в 1918 году) большевиками закрыты все оппозиционные (в т.ч. социалистические) газеты. Вводится цензура.
В апреле 1918 года разгромлена партия анархистов, а в июле 1918 г. большевики рвут отношения с единственными своими союзниками в революции - левыми эсерами, партией крестьянства. В феврале 1921 г. начались аресты меньшевиков, в 1922 г. прошел процесс над руководителями партии левых эсеров.
Так возник режим военной диктатуры одной партии, обращенный против 90% населения страны. Диктатура понималась, разумеется,  как "не ограниченное законом насилие".

«По исчислению на 20 ноября 1915 г. в Москве было уже 1,983.716 жителей, а в следующем году столица перешагнула за второй миллион. На 1 февраля 1917 г., как раз накануне революции, в Москве жило 2.017.173 человека, а на современной территории столицы (с включением некоторых пригородных местностей, присоединенных в мае и июне 1917 г.) число жителей Москвы достигло 2.043.594.
По переписи в августе 1920 г. в Москве насчитали 1.028.218 жителей. Иными словами, с момента переписи 21 апреля 1918 г. убыль населения Москвы составила 687.804 человека, или 40,1%. Такая убыль населения является беспримерной в европейской истории. Только Петербург обогнал Москву по степени своего обезлюдения. С 1 февраля 1917 г., когда население Москвы достигло максимума, число жителей столицы упало на 1.015.000 человек или почти на половину (точнее на 49,6%).
Между тем, население Петербурга (в черте градоначальства) в 1917 году достигало, по исчислению городского статистического бюро 2.440.000 человек. По переписи 28 августа 1920 г. в Петербурге оказалось налицо только 706.800 человек, так что со времени революции число обитателей Петербурга сократилось на 1.733.200 человек, или на 71%. Иначе говоря, численность населения Петербурга сокращалась быстрее Москвы чуть ли не вдвое».

Сразу после войны над скорбной статистикой размышлял в Праге социолог Питирим Сорокин:
- Русское государство вступило в войну с численностью подданных в 176 млн.
В 1920 г. РСФСР вместе со всеми союзными советскими республиками, включая Азербайджан, Грузию, Армению и т. д., имела лишь 129 млн. населения.
За шесть лет Русское государство потеряло 47 млн. подданных. Такова первая плата за грехи войны и революции.
Кто понимает значение количества населения для судеб государства и общества, тому эта цифра говорит очень многое...
Эта убыль на 47 млн объясняется выделением из России ряда областей, ставших самостоятельными государствами.
Теперь спрашивается: как обстоит дело с населением той территории, которая составляет современную РСФСР и союзные с ней республики?

По переписи 1920 г. население 47 губерний Европейской России и Украины убыло с 1914 г. на 11 504 473 чел., или 13% (с 85 000 370 до 73 495 897).
Население всех советских республик убыло на 21 млн., что на 154 млн. составляет потерю в 13,6%.
Война и революция пожирали не только всех родившихся, ибо все же некоторое количество продолжало рождаться. Нельзя сказать, чтобы аппетит этих особ был умеренным и желудок их скромным.
Если бы даже они дали ряд действительных ценностей, трудно признать цену таких "завоеваний" дешевой.
Но они сверх этого поглотили 21 млн. жертв.
Из 21 млн. на прямые жертвы мировой войны падает:
убитыми и мертвыми от ран и болезней - 1 000 000 чел.,
пропавшими без вести и взятыми в плен (большая часть из которых вернулась) 3 911 000 чел. (в официальных данных пропавшие без вести и взятые в плен не отделены друг от друга, поэтому привожу общую цифру), плюс ранеными 3 748 000, всего на прямые жертвы войны - не более 2-2,5 млн. Едва ли меньшей была цифра прямых жертв гражданской войны.
В итоге число прямых жертв войны и революции мы можем принять близким к 5 миллионам. Остальные 16 миллионов приходятся на долю их косвенных жертв: на долю повышенной смертности и падения рождаемости.

«Жестокое время! Как свидетельствуют сейчас историки, в период гражданской войны погибло 14-18 миллионов человек, из них только 900 тысяч было убито на фронтах. Остальные стали жертвами тифа, испанки, других болезней, а затем белого и красного террора. «Военный коммунизм» отчасти был вызван ужасами гражданской войны, отчасти заблуждениями целого поколения революционеров. Прямые изъятия продовольствия у крестьян без всякой компенсации, паек для рабочих - от 250 граммов до полкило черного хлеба, принудительный труд, расстрелы и тюрьма за рыночные операции, огромная армия потерявших родителей беспризорных детей, голод, одичание во многих местах страны - такова была суровая плата за самую радикальную из всех революций, которые когда-либо потрясали народы земли!» Бурлацкий Ф. Вожди и советники. М., 1990, с.70.

Были и болезни, были.
В конце 1918 - начале 1919 гг. всемирная пандемия гриппа (его называли «испанкой») за 10 месяцев поразила около 300 млн. человек и унесла до 40 млн. жизней. Затем возникла вторая, хотя менее сильная волна. О злокачественности этой пандемии можно судить по числу смертей. В Индии от нее погибло около 5 млн. человек, в Соединенных Штатах за 2 месяца - около 450 тыс., в Италии - около 270 тыс. человек; всего эта эпидемия унесла около 20 млн. жертв, число же заболеваний тоже исчислялось сотнями миллионов.

Затем нагрянул третий вал. Вероятно, за 3 года «испанкой» переболели 0,75 миллиарда человек. Население Земли в то время составляло 1,9 миллиарда. Потери от «испанки» превысили смертность 1-й мировой войны на всех ее фронтах, вместе взятых. В мире тогда погибло до 100 миллионов человек. «Испанка» существовала будто бы в двух формах: у пожилых больных она, обычно, и в самом деле выражалась в тяжелом воспалении легких, смерть наступала через 1,5-2 недели. Но таких больных было немного. Чаще по непонятной причине от «испанки» погибали молодые люди от 20 до 40 лет... В основном люди в возрасте до 40 лет умирали от остановки сердца, это происходило через два-три дня после начала болезни.

Молодой Советской России поначалу везло: первая волна «испанской болезни» ее не тронула. Но в конце лета 1918 г. эпидемический грипп пришел из Галиции на Украину. Только в одном лишь Киеве было зафиксировано 700 тысяч заболевших. Затем эпидемия через Орловскую и Воронежскую губернии стала распространяться на восток, в Поволжье, и на северо-запад – к обеим столицам.
Врач В. Глинчиков, в то время работавший в Петропавловской больнице Петрограда, отмечал, что в первые дни эпидемии из доставленных к ним 149 заболевших «испанкой» погибли 119 человек. В целом по городу смертность от осложнений при гриппе достигала 54%.
За время эпидемии в России было зарегистрировано свыше 2,5 миллиона случаев заболевания «испанкой».
В 1918 году в стране неожиданно начались одновременные эпидемии чумы и холеры.

Кроме того, в 1918-1922 гг. в России лютует и несколько эпидемий невиданных форм тифа. В эти годы только заболеваний сыпным тифом было зарегистрировано свыше 7,5 млн. случаев. Умерло от него, вероятно, более 700 тыс. чел. Но учесть всех заболевших было невозможно.
Именно тиф, а не Красная Армия, уничтожил войска Колчака. «Когда наши войска, - писал нарком здравоохранения Н.А. Семашко, - вступили за Урал и в Туркестан, громадная лавина эпидемических болезней (тифов всех трех сортов) двинулась на нашу армию из колчаковских и дутовских войск. Достаточно упомянуть, что из 60-тысячной армии противника, перешедшей на нашу сторону в первые же дни после разгрома Колчака и Дутова, 80% оказались зараженными тифом. Сыпной тиф на Восточном, возвратный, главным образом, на Юго-Восточном фронте, бурным потоком устремились на нас. И даже брюшной тиф, этот верный признак отсутствия элементарных санитарных мероприятий - хотя бы прививок, широкой волной разливался по дутовской армии и перекинулся к нам»"..

Странным было то, что эта болезнь задела не только Сибирь, но и Север. В 1921-1922 гг. из 3 тыс. населения Мурманска тифом переболело 1560 человек. Были зарегистрированы случаи заболевания натуральной оспой, "испанкой" и цингой.

В том же 1921 году началась эпидемия тропической малярии, захватившая и северные районы. Смертность доходила до 80%!
Причины этих внезапных сильных эпидемий неизвестны до сих пор. Сначала думали, что малярия и тиф пришли в Россию с Турецкого фронта. Но эпидемия малярии в ее обычном виде не может держаться в тех регионах, где холоднее +16 градусов по Цельсию; как она проникла в Архангельскую губернию, на Кавказ и в Сибирь, не понятно. Доныне не выяснено, откуда взялись бациллы холеры в сибирских реках - в тех регионах, которые и населены-то почти не были. Высказывались, впрочем, гипотезы, что в эти годы против России впервые применяли бактериологическое оружие.

А что было на самом деле?

Потерям населения времен Ленина и Сталина посвящена статья Владимира Шубкина "Трудное прощание" (Новый мир, №4, 1989 г.). Согласно Шубкину, в годы правления Ленина с осени 1917 по 1922 год демографические потери России составили почти 13 миллионов человек, из которых надо вычесть эмигрантов (1,5-2 миллиона человек).
Автор, ссылаясь на исследование Ю.А. Полякова, указывает, что общие людские потери с 1917 по 1922 годы, с учетом несостоявшихся рождений и эмиграции, составляют около 25 миллионов человек (академик С. Струмилин потери с 1917 по 1920 годы оценивал в 21 миллион).
В годы коллективизации и голода (1932-1933) людские потери СССР, по подсчетам В. Шубкина, составили 10-13 миллионов человек.

Когда гражданская война еще была в разгаре, по инициативе Ф.Э. Дзержинского  в Советской России повсеместно (на основании постановления ЦК РКП (б) от 17 апреля 1919 г.) создаются части и войска специального, особого назначения. Это военно-партийные отряды при заводских партячейках, райкомах, горкомах, укомах и губкомах партии, организованные для помощи органам Советской власти по борьбе с контрреволюцией, несения караульной службы на особо важных объектах и т.п. Они формировались из коммунистов и комсомольцев.

Первые ЧОН возникли в Петрограде и Москве, затем в центральных губерниях РСФСР (к сентябрю 1919 созданы в 33 губерниях). ЧОН прифронтовой полосы Южного, Западного и Юго-Западного фронтов принимали участие во фронтовых операциях, хотя главной их задачей была борьба с внутренней контрреволюцией. Личный состав ЧОН разделялся на кадровый и милиционный (переменный).

24 марта 1921 г. ЦК партии на основании решения Х съезда РКП (б) принял постановление о включении ЧОН в состав милиционных частей Красной Армии. В сентябре 1921 были учреждены командование и штаб ЧОН страны (командующий А.К. Александров, начальник штаба В.А. Кангелари), для политического руководства - Совет ЧОН при ЦК РКП (б) (секретарь ЦК В.В. Куйбышев, заместитель председателя ВЧК И.С. Уншлихт, комиссар штаба РККА и командующий ЧОН), в губерниях и уездах - командование и штабы ЧОН, Советы ЧОН при губкомах и укомах партии.

Они были достаточно серьезной полицейской силой. В декабре 1921 г. в ЧОН числилось кадрового состава 39 673 чел. и переменного - 323 372 чел. В составе ЧОН были пехотные, кавалерийские, артиллерийские и бронечасти. 360 с лишним тысяч вооруженных бойцов!

С кем же они воевали, если гражданская война официально завершилась в 1920 году? Ведь части особого назначения были распущены решением ЦК РКП (б) лишь в 1924-1925 годах.
До самого конца 1922 г.  военное положение сохранялось в 36 губерниях, областях и автономных республиках страны, т. е. на военном положении была почти вся страна.

Пришла пора взглянуть наконец на итоги гражданской войны, чтобы осознать: из 11 с лишним миллионов погибших более 10 миллионов приходится на мирное население.
Нам нужно признать: то была не просто гражданская война, но война против народа, прежде всего - крестьянства России, которое явилось главной и самой опасной силой в сопротивлении диктатуре истребительной власти.

Как и всякая война, она велась в интересах наживы и грабежа.

Веб-мани: R477152675762