КТО В РОССИИ И В КИТАЕ СИЛЬНЕЕ? СВИНЬИ ИЛИ ЧИНОВНИКИ?

44-летний фермер Ван Чоу, живущий под городом Чэнду в провинции Сычуань, выращивает свиней уже 10 лет — на его ферме в среднем пасётся 400 «пятачков». Ван хвалится, что в последнее время бизнес идёт отлично. «Наша экономика улучшается, полно богатых людей, и все едят свинину. Правда, на ферме не хватает рабочих рук… Когда разрешили свободный въезд в города, миллионы крестьян у­ехали туда на заработки — в Пекине и Шанхае огромные зарплаты. Думаю нанять мигрантов из Вьетнама». Землю под ферму Ван Чоу взял у государства в аренду на 50 лет по символической цене, а льготный кредит (5% годовых) получил в банке согласно программе господдержки сельского хозяйства.

Намёка на тему «как часто вам приходится давать на лапу?» фермер не понимает: «Какие взятки? Да, ко мне приходят пожарные и санинспектора, но они лишь проверяют, соблюдаю ли я закон. Малый бизнес в Китае уважаем, никто не смеет его душить». Именно поэтому КНР с населением в 1 млрд 350 млн человек и территорией в 2,5 раза меньше российской полностью обеспечивает себя свининой (и даже продаёт её на экспорт!), а также курятиной, овощами и фруктами. Почему же это никак не получается у России?

— Я много раз бывал на Дальнем Востоке, — рассказывает бизнесмен Хо Ву, владеющий в Сычуани свиноводческим комп­лексом и тепличными хозяйст­вами по выращиванию овощей. — Фермером у вас способен быть только человек с волчьей хваткой и стальными нервами. Государ­ство совсем не помогает, кредиты безумно дорогие, от многих банк требует в залог жильё… Да никто из китайцев не захочет связываться с подобными условиями. Согласно закону от 1989 г. в КНР если у мелкого фермера в наличии до трёхсот голов свиней, он не платит налогов, банк при кредите обычно не требует залога. Я получаю на развитие комплекса помощь из госбюджета, скидки на покупку кормов и т.­ п. А вот россий­ские чиновники, похоже, специально делают всё, чтобы россияне питались исключительно импортом, хотя у вашей страны огромное количество земель под пастбища и поля. Китай на вашем месте накормил бы весь мир.

«Водку пить некогда»

Правда, успех легко не даётся — китайские фермеры работают на износ. Встают в 4 утра, пашут до 6 вечера: и так каждый день. И животноводство, и ухаживание за тепличными овощами, и сбор чайного листа — чаще всего без какой-либо автоматизации, вручную. Зато во все (даже самые глухие) деревеньки проведены крытые асфальтом дороги, что облегчает вывоз готовой продукции в крупные мегаполисы.

Пьянст­во в китайской глубинке фактически отсутствует — в праздники люди пьют пиво, очень редко — рисовую водку маотай: я ни разу не видел пьяного в стельку крестьянина. «Тут среди производителей большая конкуренция, — объяснил мне один из фермеров. — Если будешь пить, твоё место моментально займут другие». Китайцы охотно берутся выращивать «экзотические» фрукты и овощи. Привычные россиянам яблоки и виноград тут ещё 20 лет назад были в диковинку. Однако сейчас почти во всей Азии в продаже только китайские яблоки, а здешний виноград (и марка вина «Великая Стена») получает награды на европейских выставках.

— Ещё в 60-е годы целые уезды Китая вымирали от голода, — вспоминает агроном Хэй Фань. — Стоило случиться засухе — крестьяне оказывались на грани смерти. Теперь КНР производит массу продуктов и продаёт их в соседние страны.

«Фермеры богаче всех»

Избегая осложнений с природой, правительство Китая охотнее дотирует именно тех фермеров, которые выращивают экологически чистую продукцию. Кроме того, китайские инспектора часто посещают Бразилию, где пытаются скопировать методы, как лучше и быстрее выращивать свиней. Запрет импорта застал нас врасплох, а у Китая давно заключены контракты с Южной Америкой: если случатся проблемы со свининой, бразильцы моментально начнут поставки мяса, чтобы в КНР не выросли цены.

Китайские власти привыкли предусматривать всё, а не действовать наобум. Ну и, разумеется, наше старинное представление о крестьянине — этакий заросший мужик, в грязи, бедности, с бутылкой самогона и в вечных долгах — в Китае не поймут. Тут фермеры — стремительно богатеющие люди: ведь вкусная, качественная еда нужна всем, причём каждый день. Деревни-производители постепенно превращаются в мегаполисы. Например, селение Тяньсин Яньчацунь, где выращивают знаменитый сорт чая «молочный улун», — здешние крестьяне когда-то вкалывали за 100 долл. в месяц на плантациях, а теперь покупают себе квартиры в «Городе фермеров» — ближайшем районе шикарных семиэтажек со всеми удобствами. Могут ли этим похвастаться наши фермеры?

Интересно, пришлось бы нам ввозить фрукты, овощи, молоко и мясо из Европы, если бы российские производители продовольствия получали помощь от государства, множест­во субсидий и копеечные кредиты в банках? У нас в стране в 10 раз меньше народа, чем в Китае. Только китайцы отчего-то кормят себя сами, а мы при огромном количестве свободной земли этого сделать так и не можем. Сейчас решено отказаться от импорта, но наши поля разом не заколосятся и не заполнятся тучными стадами. Пора жёстко реформировать сельское хозяйство. И опыт Китая (учитывая его ошибки) — хороший пример. Помиримся мы с Западом или нет, в данном а­спекте не так важно. По-любому лучше есть своё.

Я было подумал сначала, что он председатель какой-нибудь, партийный активист или почётный хунвэйбин – нет, говорят, просто фермер. У его семьи шесть теплиц. В новый дом он пока не вселился, там отделка идёт. Дом обошёлся ему в 55 000 юаней. Как и задумывалось тоталитаристами, на приобретение дома он взял кредит в Национальном банке Китая. Кредитом я это называю по привычке. Потому что странный это кредит – никаких процентов банк не получает. Кроме того, из этих 55 000 юаней 3 700 банку возвращает государство. Мне эта система совершенно не понятна. Муть какая-то. Дом – 120 квадратных метров. Плюс пять соток «приусадебного участка», которые не знаю на какой х..й сдались семье, владеющей шестью теплицами по 600 квадратов каждая. Выплата «кредита» происходит так, как удобно заёмщику. Я хотел спросить фермера: «А в жопу вас не целуют?» — но постеснялся.

Отступление: бабло на реализацию этой их «Спокойной жизни» берётся отнюдь не из госбюджета, как можно было бы подумать. Просто зажиточные провинции (восточные и юго-восточные) делятся своим зефиром в шоколаде с отсталыми. Это идея Дэн Сяопина, в своё время она вызвала изрядный холивар. В результате жлобам объяснили самыми разными способами, что такого рода инвестиции в итоге вернутся в экономику страны в виде стабильных потоков. Было это лет 30-35 назад. Сейчас жлобы уже не жлобятся, потому что происходит так, как и было предсказано. Конкретно в этот колхоз вкладывается город Нанкин.

В теплицах рядом с колосящимися помидорами и баклажанами стоят ящики с рассадой, урожай собирают постоянно. Земля там – херота. Супротив наших чернозёмов и целин – суглинок. Удобряют навозом, закупаемым у таких же фермеров, и животноводов. Химические удобрения не используют.

Нашему селу вместо новых дорог, хранилищ продукции и транспортно-логистических центров, вместо кредитов под 5% годовых государство дает футбольные стадионы, "законы-ротенберга" и потоки импортного (дешевого благодаря госдотациям и низкороцентным кредитам) продовольствия, выбивающие русского агрария с рынка. Вот и вся разница.

Веб-мани: R477152675762