Спецслужбы в российской экономике и политике

КГБ – кузница кадров.

В России, например, разведслужбы стали главным поставщиком кадров для органов власти и крупнейших компаний. Причем массовый приход особистов и разведчиков в бизнес и власть начался еще во времена Бориса Ельцина. Такое развитие событий вполне закономерно, по-другому просто и быть не могло. Ведь на момент развала Союза образовался некоторый круг "людей из органов", которые, во-первых, имели доступ к важной финансово-экономической и политической информации и, во-вторых, контролировали огромные денежные средства, оставшиеся в наследство от советских времён. "На эти деньги создавались коммерческие и банковские империи. В середине девяностых почти не осталось крупных компаний, где в руководстве не встречались бы бывшие сотрудники КГБ. Во второй половине девяностых началось проникновение выходцев из КГБ в государственные структуры", - отмечает журналист и телеведущий Владимир Кара-Мурза.

Сегодня, по утверждению ряда экспертов, в правящих кругах и бизнес-элите выходцы из КГБ-ФСБ и разведки составляют до 80%.

2. "Наши люди" во власти

Одним из первых ярких примеров ротации кадров между "органами" и правительством стала карьера Евгения Примакова. Арабист, лично знакомый со многими политическими деятелями Ближнего Востока, в 1991 году он становится членом Совета безопасности СССР, руководителем Первого главного управления КГБ СССР и руководителем Центральной службы разведки СССР. После распада СССР Евгений Примаков в течение шести лет (в 1991-1996 гг.) возглавлял Службу внешней разведки России. Затем он пару лет был министром иностранных дел и чуть меньше года – премьер-министром России.

Довольно быстро обмен кадрами между спецслужбами и правительством становится делом обычным – причем как в ту, так и в другую сторону. Нынешний директор Службы внешней разведки РФ Михаил Фрадков до назначения на этот пост в 2007 г. успел побывать министром внешнеэкономических связей (1997 г.), министром торговли (1999 г.), директором Федеральной службы налоговой полиции России (2001-2003) и Председателем Правительства Российской Федерации (2004 – 2007 гг.).

Сергей Степашин, который сменил Евгения Примакова на посту Председателя Правительства РФ (с 19 мая по 9 августа 1999 г.), до этого, в 1994-1995 гг. был директором Федеральной службы контрразведки России, а в 1995 – директором ФСБ России (ушёл в отставку после теракта в Будённовске). С апреля 2000 года Сергей Степашин занимает должность председателя Счетной палаты Российской Федерации.

Степашина на посту премьер-министра сменил Владимир Путин – пришедший в КГБ прямо с университетской скамьи в 1975 г. В 1985-1990 годах он служил во внешней разведке, затем – в администрации Петербурга, с 1996 г. – в Москве, в администрации президента. В 1998-1999 гг. на посту директора ФСБ Владимир Путин провел значительную реорганизацию этой службы, добился ее бесперебойного финансирования и повышения зарплаты сотрудников ФСБ. Своими заместителями Путин назначил генералов Николая Патрушева, Виктора Черкесова и Сергея Иванова, с которыми был знаком по работе в КГБ и в Санкт-Петербурге.

Николай Патрушев, возглавлявший ФСБ после Путина (в 1999–2008 гг.), сегодня является Секретарем Совета безопасности РФ.

Виктор Черкесов впоследствии был директором Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков (2003—2008), руководителем Федерального агентства по поставкам вооружения, военной, специальной техники и материальных средств (2008—2010), а с 2011 г. стал членом Госдумы от КПРФ.

Сергей Иванов, до 1998 года работавший во внешней разведке, позже был министром обороны (2001-2007 гг.), заместителем Председателя правительства РФ (2008-2011 гг.), а с декабря 2011 г. – руководителем Администрации Президента РФ.

Возглавлявший Администрацию Президента до этого Владислав Сурков тоже "свой человек" в разведке. Срочную службу (в 1983-1985 гг.) он проходил в спецназе Главного разведывательного управления – так же как и полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак. Имеет связи с разведкой и нынешний председатель Госдумы Сергей Нарышкин. По неофициальным данным, в 1978–1982 гг. он проходил подготовку в 101-й школе Первого главного управления КГБ (ныне – Академия внешней разведки). Именно там и состоялась якобы его первая встреча с будущим президентом России Владимиром Путиным.

Агентами КГБ работали председатель Центризбиркома Владимир Чуров и руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев.

С 1981 года служил в органах Рашид Нургалиев, нынешний министр МВД (с 2004 г.). В ФСБ он занимал достаточно высокое положение: в 2000–2002 гг. был заместителем Директора ФСБ России – начальником Инспекторского управления ФСБ России.

3. Экономика "под колпаком"

Столь же активно "бойцы невидимого фронта" осваивают и бизнес.

Владимир Якунин – президент ОАО "РЖД" , довольно крупный офицер внешней разведки, проходил службу в научно-технической разведке – Первом главном управлении КГБ СССР (ПГУ).

Игорь Сечин –  глава госкорпорации "Роснефть" (2004—2011) и заместитель Председателя Правительства РФ (с 2008 г.) – тоже был связан с внешней разведкой.

Сергей Иванов состоит членом наблюдательного совета "Внешэкономбанка", в котором с 2004 по 2006 гг. работал его старший сын Александр Иванов. Кроме того, нынешний глава Администрации Президента с января 2011 г. назначен председателем наблюдательного совета госкомпании "Росавтодор", которая, в частности, ведет строительство трассы "Москва–Санкт-Петербург" через Химкинский лес. Соглашение между "Росавтодором" и ООО "Северо-западная концессионная компания" (СЗКК) о строительстве с 15-го по 58-й км платной автодороги между Москвой и Санкт-Петербургом подписано в июле 2009 г. Концессия рассчитана на 30 лет – до 2039 г. включительно, общий бюджет проекта – около 70 млрд. руб., среди кредиторов – "Сбербанк" и "Внешэкономбанк", около 20 млрд. руб. будет потрачено из Инвестиционного фонда. Занимается он еще множеством не менее интересных и выгодных проектов.

Родственники бывших разведчиков и особистов тоже, как правило, оказываются успешны в делах. Чаще всего они предпочитают банковский бизнес. У Сергея Иванова, например, старший сын Александр после работы во "Внешторгбанке" ("ВТБ") перешел в 2007 г. во "Внешэкономбанк". Младший сын, Сергей Сергеевич Иванов, начал с работы в "Газпроме" и "Газпромбанке" (2003 г.), а в 2011 г. возглавил компанию "СОГАЗ" и вошел в совет директоров "Газпромбанка".

Старший сын Михаила Фрадкова, Петр Фрадков (р. 1978), с января 2006 работает директором департамента структурного финансирования "ВЭБ".

Супруга Сергея Степашина, работавшая в начале 1990-х в Промышленно-строительном банке (ПСБ) кредитным инспектором, после прихода супруга в правительство в 1994 году стала заместителем управляющего московского филиала ПСБ, а спустя два года возглавила этот филиал. К 2004 году, когда Внешторгбанк объявил о намерении приобрести ПСБ, Тамара Степашина не только занимала крупный пост в банке, но и владела около 5% его акций. В итоге она продала принадлежавший ей пакет акций стоимостью 30 млн. долл. и стала старшим вице-президентом ВТБ.

Сын директора ФСБ Александра Бортникова, Денис Бортников (р. 1974), в 1996-2004 гг. работал в ОАО "Промышленно-строительный банк" (с 2007 г. переименован в ОАО "Банк ВТБ Северо-Запад"), а с 1 февраля 2011 г. стал председателем правления этого банка.

У Николая Патрушева старший сын Дмитрий работал вице-президентом банка ВТБ, а в 2010 г. в возрасте 32 лет был назначен председателем правления 4-го по величине банка России – Россельхозбанка. Младший сын Андрей в июле 2003 года окончил Академию ФСБ России, работал в ФСБ в так называемом "промышленном" отделе, а в сентябре 2006 назначен советником тогдашнего директора "Роснефти" Игоря Сечина. Через семь месяцев, в апреле 2007 года, указом президента Путина он был награжден орденом Почета "за многолетнюю добросовестную работу".

4. Всемогущество и безнаказанность

Задачи, которые изначально была призвана решать ФСБ, довольно многообразны: разведка, контрразведка, борьба с экстремизмом, с экономическими преступлениями, электронный шпионаж, общественный мониторинг. Однако за последние годы круг вопросов, которыми занимается ФСБ, расширился еще больше. Теперь она играет всё большую роль в подготовке законопроектов, контролирует стратегические отрасли и фактически служит крышей бизнесу, вытеснив в этой сфере бандитов и милицию.

При этом если КГБ – эта практически всемогущая структура – четко контролировалась партией, то сегодня спецслужбы неподконтрольны ни парламенту, ни обществу. Любые сведения о них являются государственной тайной. Нет никаких механизмов проверки, насколько, например, информация о количестве раскрытых терактов соответствует действительности. Система прокурорского контроля, на который любят ссылаться в ФСБ, – это, скорее, фикция. По соглашениям между Генеральной прокуратурой и ФСБ, этот контроль весьма ограничен. Например, прокурорские сотрудники не имеют доступа ко многим документам спецслужб. Более того, если они начинают прокурорские проверки в отношении сотрудников ФСБ, то делать они это должны в помещениях ФСБ.

5. Без успехов в работе

Однако расширение полномочий и отсутствие контроля отнюдь не означает, что деятельность ФСБ приносит все более ощутимые результаты на благо Родины. Несмотря на столь массовый приход особистов в высшие эшелоны власти, степень институциональной вовлеченности самих структур ФСБ, СВР и ГРУ в политику не стала выше, отмечает заместитель гендиректора Информационно-аналитического центра МГУ Александр Караваев. Мы не наблюдаем особых успехов спецслужб ни в борьбе с терроризмом на Кавказе, ни в налаживании отношений с бывшими республиками СНГ, ни в добывании новых технологий. Напротив, из более-менее заметных событий можно вспомнить арест в конце 2010 г. десяти российских разведчиков в США. Основной причиной провала, как утверждается, стало предательство полковника СВР Александра Потеева, курировавшего работу по линии нелегальной разведки. Руководство СВР фактически "проморгало" тот факт, что дочь Потеева Маргарита давно живёт в США, там же некоторое время жила и его жена. Не исключено, что и сын полковника был предателем: в 2005 году он по протекции отца устроился в ФГУП "Рособоронэкспорт" (единственный в России государственный посредник по экспорту и импорту продукции, технологий и услуг военного и двойного назначения), а незадолго до ареста разведчиков спешно перебрался в США. Сам Александр Потеев также бежал, и его местонахождение до сих пор не установлено. По неизвестным причинам он не был подан в розыск, хотя и обвинен в государственной измене и дезертирстве.

6. Приоритеты элиты

Все это наглядно показывает, что приоритеты значительной части разведчиков и особистов сместились с общегосударственных интересов на личные или – в лучшем случае – с идеологических на экономические. Практика прикомандирования сотрудников спецслужб для работы в крупных компаниях является сегодня обычным делом. Однако при этом уже практически невозможно определить, кем, в конечном итоге, становится этот сотрудник: ведет он себя как агент спецслужбы в корпорации, или агент корпорации в спецслужбе.

По меткому выражению одного из экспертов, трагедия России в том, что у властной элиты цели гораздо более низменные, чем у широких масс. Поскольку у большинства из сотрудников ФСБ образование профильно-военное, и экономический опыт практически отсутствует, то в экономике они действуют силовыми методами. Собственно говоря, если называть вещи своими именами, то шпионаж – это, по сути, узаконенное воровство. Для работы в спецслужбах необходим особый менталитет. Возможно именно такая специфическая система нравственных ценностей, преобладающая среди российской элиты, породила разгул коррупции и воровства в последние десятилетия.

Веб-мани: R477152675762