23 января 1943 года умер Вавилов. От истощения.

Кремлевских властителей Н. И. Вавилов не устраивал. Независимо мыслящий русский интеллигент, с сомнительным, непролетарским, происхождением, пользующийся огромным авторитетом среди ученых у себя дома и за рубежом, не мог не раздражать Сталина, который с конца 20-х годов приступил к замене лидеров научных дисциплин на своих приспешников, беспрекословно выполняющих приказы и не возражающих против карательных акций «душегубца и мужикоборца».

В 1929 г. ученый, как вспоминают некоторые коллеги, отказался посылать приветственную телеграмму Сталину от имени Всесоюзного съезда по генетике, селекции и племенному животноводству. Этот ритуал становился тогда обязательным, но он был чужд Н. И. Вавилову. Свое отношение к нему Сталин выразил в 1934 г. на одном из совещаний в Кремле, на котором обсуждался вопрос об орошении засушливых земель. Как рассказывала жена академика Елена Ивановна, Николай Иванович предложил использовать опыт США. Сталин прервал ученого: «Это вы, профессора, так думаете; мы — большевики — думаем иначе».

В 1935 г. имели место и другие нападки Сталина. Однажды генсек демонстративно вышел из зала во время выступления Н. И. Вавилова, а в другом случае заявил ему: «Идите на выучку к стахановцам полей!». Один из «тонкошеих вождей» В. М. Молотов на заседании Совнаркома также прервал Вавилова и сказал: «И когда вы, академик Вавилов, перестанете заниматься пустяками!».

В следственном деле, хранящемся в Центральном архиве ФСБ, было обнаружено письмо заместителя председателя ОГПУ Г. Е. Прокофьева и начальника Экономического управления Миронова. Оно адресовано Сталину. Письмо не датировано и, судя по содержанию, было направлено генсеку во второй половине 1933 или в первой половине 1934 г. Здесь Вавилов, а также вице-президент ВАСХНИЛ, директор Всесоюзного института зернового хозяйства академик Н. М. Тулайков, член президиума ВАСХНИЛ, директор Всесоюзного института животноводства Е. Ф. Лискун изобличались в контрреволюционной деятельности. Из восьми машинописных страниц шесть касаются Вавилова. Его политические позиции, отмечается в письме, «резко враждебны Коммунистической Партии и Советской власти. В узком кругу членов организации обычными является беседа о кризисе Советской власти, о голоде и забастовках на этой базе, о ряде советских мероприятий, которые «убили весь народ», о нежелании «подвергаться критике курьеров и дворников», о «кучке негодяев», об «изменении политического курса»». Ответственные сотрудники ОГПУ обвиняли ученого в «двурушничестве», «умелом скрывании убеждений и взглядов», в поддержании тесных неофициальных отношений «с иностранными и эмигрантскими к-р группами», в связях с французским министром просвещения, близким к генеральному штабу и т.д. Делая столь далеко идущие выводы, авторы ссылались на показания, добытые ОГПУ с февраля 1932 г. по март 1933 г. «Таким образом, — отмечалось в заключении письма, — на основе приведенных данных установлено, что ВАВИЛОВ и ТУЛАЙКОВ являлись ранее членами контрреволюционной организации в сельском хозяйстве, т.н. «Трудовой Крестьянской Партии» (ТКП), разгромленной ОГПУ в 1930 г., и после консолидации контрреволюционных сил являются активными руководителями вскрытого контрреволюционного заговора против Советской власти в сельском хозяйстве».

Публикуемая докладная записка, по существу, донос, — логическое продолжение действий, направленных против ученого. Документ находится в личном фонде генсека в Архиве Президента Российской Федерации и вплоть до конца 1995 г. значился под грифом «Секретно». Сверху карандашом было написано: «От тт. Бондаренко и Климова».

К весне 1935 г. подходящий кандидат уже имелся — Трофим Денисович Лысенко. В феврале 1935 г. его окрашенное в классовые тона выступление на съезде колхозников-ударников в Кремле вызвало восторг генсека, который вскочил с места и закричал: «Браво, товарищ Лысенко, браво!».

Лысенко привлекал Сталина не только как сторонник партийной линии. Он обещал с помощью яровизации и других способов добиться сказочных урожаев. В данном случае социальная утопия сомкнулась с научной. В результате возникла гремучая смесь огромной разрушительной силы.

Сталин с явным удовольствием читал адресованный ему донос и сделал несколько карандашных подчеркиваний. Он, в частности, обратил внимание на фразу о враждебном отношении «старых ученых» к деятельности членов ВКП(б), состоящих в президиуме ВАСХНИЛ, а также на слова об активных выступлениях Вавилова в защиту коллег, обвиняемых во «вредительстве».

Судьба Николая Ивановича решалась в начале апреля 1935 г. На публикуемой докладной записке Бондаренко и Климова имеется собственноручная надпись диктатора: «членам ПБ. Ст.» В тот же день, 5 апреля 1935 г., как видно из третьего документа, донос на академика разослали членам и кандидатам в члены политбюро, а также будущему наркому внутренних дел Н. И. Ежову, который в это время был членом оргбюро и секретарем ЦК, заместителем председателя КПК и заведующим промышленным отделом ЦК.

Как шла дискуссия на заседании высшей партийной инстанции — неизвестно. Вероятно, обсуждались различные варианты. Сошлись на одном — сместить Николая Вавилова с поста президента ВАСХНИЛ. Это и было сделано 4 июня 1935 г.

Вопрос об аресте Вавилова Л. Берия, выполняя задание Сталина, поставил перед В. Молотовым в июне 1939 г., и связывал это с тем, что «Вавилов и возглавляемая им буржуазная школа так называемой «формальной генетики» организовала систематическую кампанию с целью дискредитировать Лысенко как ученого.

Последняя встреча Вавилова и Сталина в ноябре 1939 г. показала, что враждебность генсека к ученому достигла апогея. Е. С. Якушевский вспоминал: «Вместо приветствия Сталин сказал: «Ну что, гражданин Вавилов, так и будете заниматься цветочками, лепесточками, василечками и другими ботаническими финтифлюшками? А кто будет заниматься повышением урожайности сельскохозяйственных культур?» Вначале Вавилов опешил, но потом, собравшись с духом, начал рассказывать о сущности проводимых в институте исследований и об их значении для сельского хозяйства. Поскольку Сталин не пригласил его сесть, то Вавилов стоя прочитал устную лекцию о ВИРовских исследованиях. Во время лекции Сталин продолжал ходить с трубкой в руке, и видно было, что ему все это совершенно неинтересно. В конце Сталин спросил: «У вас все, гражданин Вавилов? Идите. Вы свободны»».

Арест последовал 6 августа 1940 г. Уже шла Вторая мировая война, и можно было не опасаться протестов западных ученых. О ненависти Сталина к гениальному ученому можно судить по характеру следствия и допросов, которые проводились с 10 августа 1940 г. по 14 июня 1941 г. В Центральном архиве ФСБ находится «Справка о вызовах на допрос заключенного ВАВИЛОВА Николая Ивановича, прибывшего во внутреннюю тюрьму НКГБ СССР 10/VIII-40 г. и числящегося содержанием за следчастью НКГБ СССР».

Согласно справке, было проведено более 230 допросов, в основном следователем НКГБ А. Г. Хватом. Они продолжались примерно 900 часов. Два раза академика допрашивал известный своим изуверством Шварцман и 13 раз — Албогачиев. Часто проводились ночные допросы, их продолжительность доходила до шести-семи часов. Подобное изуверство объяснялось тем, что следователи выполняли задание Сталина, который более десяти лет накапливал неприязнь к ученому, а теперь хотел с помощью своих опричников наверстать упущенное, заставить его признаться во «вредительстве», шпионаже и других «преступлениях».

О звериной ненависти Сталина свидетельствовал и «окончательный и не подлежащий обжалованию приговор», вынесенный Военной коллегией Верховного суда СССР 9 июля 1941 г. по четырем пунктам 58 статьи: «Вавилова Николая Ивановича подвергнуть высшей мере уголовного наказания — расстрелу с конфискацией имущества лично ему принадлежащего», а также отклонение Президиумом Верховного Совета СССР 26 июля ходатайства ученого о помиловании.

Публикуемое постановление об уничтожении материалов, конфискованных у Николая Ивановича, датировано 29 июня 1941 г. Это показывает, что смертный приговор был предрешен и сотрудники наркомата госбезопасности загодя освобождались от «вещественных доказательств». Документ свидетельствует о варварстве Сталина и взлелеянной им карательной системы.

Список уничтоженных материалов расширяет представление о жизни и творчестве Н. И. Вавилова накануне ареста. На их основе могли бы появиться новые научные произведения. Увы, сотрудники НКГБ квалифицировали их как «неимеющие ценности». Широко известны факты вандализма Сталина и его окружения в области культуры. Публикуемый документ — пример вандализма в области науки, когда предавались огню бесценные рукописи, книги, журналы. Список может пробудить у исследователей и определенные надежды. Так, в нем не упомянуто уничтожение рукописи «История развития мирового земледелия (мировые ресурсы земледелия и их использование)», которая была подготовлена в 1940-1941 годах во время следствия.

9 июля 1941 г., в день вынесения смертного приговора Н. И. Вавилову, по трем пунктам 58 статьи был приговорен к расстрелу и А. С. Бондаренко, тот самый, который в марте 1935 г. подписал донос на академика. Теперь его тоже обвиняли в том, что он «с 1937 года являлся одним из руководящих участников антисоветской вредительской организации в системе сельскохозяйственной академии и был связан с агентурой американской разведки».

Приговор привели в исполнение 27 июля 1941 г., но Сталин так и не решился расстрелять Н. И. Вавилова. Вероятно, даже теперь он опасался последствий такой расправы. Ведь в это время предпринимались шаги к установлению союзнических отношений с Великобританией и США. И расстрел всемирно известного ученого мог отрицательно сказаться на отношении западной общественности к генсеку.

16 октября 1941 г. Н. И. Вавилова вместе с тысячами других заключенных этапировали в Саратов. 29 октября он оказался в саратовской тюрьме. Последний публикуемый ниже документ дает представление о предыстории отмены смертного приговора и замены его, согласно постановлению Президиума Верховного Совета СССР от 23 июня 1942 г., «двадцатью годами лишения свободы в исправтрудлагерях». Он показывает, что этому шагу предшествовали переговоры между высшими чинами наркомата госбезопасности. На документе имеются карандашные пометки: «Тов. Меркулов, переговорите со мной. Л. П. Берия. 31/V/42», «Тов. Судоплатов. Доложите т. Берия. Переговорите со мной. М. 9.VI». В результате этих переговоров появилось ходатайство В.Н. Меркулова от 13 июня 1942 г. о замене высшей меры наказания, а вслед за этим и упомянутое решение Президиума Верховного Совета СССР. Теперь ясно, что судьба академика решалась тогда не на заседании президиума, а на Лубянке.

Последующие события показали, что отмена высшей меры была не актом милосердия, а тактическим шагом. 26 января 1943 г. академик умер в больнице саратовской тюрьмы, если верить медицинской справке, от крупозного воспаления легких. В действительности же в больницу ученый поступил в безнадежном состоянии, совершенно истощенный от недоедания и невыносимых условий содержания. И нет никакого сомнения в том, что речь шла о санкционированном свыше убийстве. Так завершился трагический путь гениального ученого на Голгофу, который начался в середине 30-х годов.

Вавилов являлся  почётным членом:

Испанского Королевского общества естественной истории (1929)
Ботанического общества Америки (1942)
Национальной Академии наук в Аллахабаде (1942, Индия)
Лондонского Линнеевского общества (1942, Великобритания)
Британской ассоциации биологов (1929)
Мексиканского агрономического общества

иностранным членом:

Лондонского королевского общества (1942, Великобритания)

почётным доктором:

Софийского государственного университета имени К. Охридского (1939, Болгария)
Высшей школы земледелия в Брно (1939, Чехословакия)
Чехословацкой академии наук (1936)

членом-корреспондентом:

Академии сельскохозяйственных наук Чехословакии (1923)
Германской академии естествоиспытателей «Леопольдина» (1929 или 1942)

членом:

Королевского общества Эдинбурга (1942, Великобритания)
Аргентинской академии наук
Национального географического общества США (1942)
Американского географического общества в Нью-Йорке (1942, США)
Королевского географического общества (1942, Великобритания)
Международного совета экспертов при Римском международном аграрном институте

Веб-мани: R477152675762