Закрытая история. Восставшая Венгрия.

В 1953-м, после прихода к власти в СССР Г. М. Маленкова, на Президиуме ЦК КПСС был заслушан отчет первого секретаря ЦК Венгерской партии трудящихся (ВПТ) Матиаса Ракоши. Поводом послужили насильственная индустриализация и массовая кампания по созданию сельхозкооперативов. Все это вело к падению жизненного уровня венгров, а соответственно и к негативному отношению к строительству социализма в стране. Результатом заслушивания стало назначение премьер-министром Венгерской Народной Республики «человека Лаврентия Павловича Берии» — Имре Надя, до этого возглавлявшего МВД и тайную полицию. Действиям лидеров ЦК ВПТ активно помогали председатель Союзной контрольной комиссии в Венгрии маршал Клим Ворошилов и посол Георгий Пушкин.

Однако примерно через год, с падением влияния Маленкова, начал падать и авторитет И. Надя. Вскоре, несмотря на достаточно сильную популярность среди населения, он был отстранен от власти как «ревизионист», допустивший повышение зарплаты трудящихся примерно на 15 % при снижении налогов и темпов индустриализации. Новое правительство возглавил Андреас Хегедус, который ускорил темпы коллективизации. Вскоре началась и новая волна репрессий.

4 ноября 1945 года в Венгрии были проведены всеобщие выборы. На них 57 % голосов получила Независимая партия мелких хозяев и лишь 17 % — коммунисты. В 1947 году коммунистическая ВПТ (Венгерская партия трудящихся) путём террора, шантажа и махинаций на выборах стала единственной легальной политической силой. Оккупационные советские войска стали силой, на которую опирались венгерские коммунисты в своей борьбе с оппонентами. Так, 25 февраля 1947 года советское командование арестовало популярного депутата парламента Белу Ковача, после чего он был вывезен в СССР и осужден за шпионаж.
Лидер ВПТ и председатель правительства Матьяш Ракоши, прозванный «лучшим учеником Сталина», установил личную диктатуру, занимаясь копированием сталинской модели управления в СССР: проводил насильственные индустриализацию и коллективизацию, подавлял любое инакомыслие, боролся с католической церковью. Госбезопасность (AVH) насчитывала в штате 28 тыс. чел. Им помогали 40 тыс. информаторов. На миллион жителей Венгрии АВХ завела досье — более чем на 10 % всего населения, включая стариков и детей. Из них 650 тысяч подверглись преследованиям. Около 400 тыс. венгров получили различные сроки тюремного заключения или лагерей, отрабатывая их в основном в шахтах и каменоломнях.
Правительство Матьяша Ракоши копировало во многом политику И. В. Сталина, что вызывало неприятие и негодование у коренного населения.
Внутриполитическая борьба в Венгрии продолжала обостряться. Ракоши не оставалось ничего другого, как обещать расследование процессов Райка и других казненных им лидеров компартии. На всех уровнях власти даже в органах госбезопасности, наиболее ненавидимого народом учреждения в Венгрии, от Ракоши требовали отставки. Его почти открыто называли «убийцей». В середине июля 1956 г. в Будапешт, чтобы добиться отставки Ракоши, прилетел Микоян. Ракоши был вынужден подчиниться и уехать в СССР, где он в конце концов и окончил свои дни, проклятый и забытый своим народом и презираемый советскими руководителями. Уход Ракоши не вызвал действительных изменений ни в политике правительства, ни в его составе.
В Венгрии последовали аресты бывших руководителей госбезопасности, ответственных за процессы и казни. Перезахоронение 6 октября 1956 г. жертв режима - Ласло Райка и других - вылилось в мощную манифестацию, в которой участвовало 300 тысяч жителей венгерской столицы.

Ненависть народа была обращена против тех, кто был известен своим мучительством: сотрудников госбезопасности. Они олицетворяли все самое отвратительное в режиме Ракоши; их ловили и убивали. События в Венгрии приняли характер подлинной народной революции и именно это обстоятельство и напугало советских руководителей.
Коренным вопросом было пребывание советских войск на территории восточноевропейских стран, то есть фактическая оккупация их. Новое советское правительство предпочитало избегать кровопролития, но было готово и на него, если бы речь пошла об отпадении сателлитов от СССР даже в форме объявления нейтралитета и неучастия в блоках.
22 октября в Будапеште начались демонстрации с требованием образования нового руководства во главе с Имре Надем. 23 октября Имре Надь стал премьером и обратился с призывом сложить оружие. Однако в Будапеште стояли советские танки и это вызвало возбуждение народа.
Возникла грандиозная демонстрация, участниками которой были студенты, школьники старших классов, молодые рабочие. Демонстранты направились к статуе героя революции 1848 г. генерала Белла. У здания парламента собралось до 200 тысяч. Демонстранты низвергли статую Сталина. Сформировались вооруженные отряды, назвавшие себя «Борцами за свободу». Они насчитывали до 20 тысяч человек. Среди них были бывшие политические заключенные, освобожденные народом из тюрем. «Борцы за свободу» заняли разные районы столицы, учредили главное командование во главе с Палом Малетером и переименовали себя в Национальную гвардию.
На предприятиях венгерской столицы образовались ячейки новой власти - рабочие советы. Они выставляли свои социальные и политические требования и среди этих требований было одно, которое вызывало ярость советского руководства: вывести советские войска из Будапешта, убрать их с венгерской территории.
Вторым обстоятельством, напугавшим советское правительство, было восстановление в Венгрии социал-демократической партии, а затем и образование многопартийного правительства.
Хотя Надь и был сделан премьером, но новое, сталинское руководство во главе с Гере пыталось изолировать его и тем самым еще больше ухудшило обстановку.
25 октября у здания парламента произошло вооруженное столкновение с советскими войсками. Восставший народ требовал ухода советских войск и образования нового правительства национального единства, в котором были бы представлены различные партии.
26 октября, после назначения Кадара первым секретарем ЦК и отставки Гере, Микоян и Суслов возвратились в Москву. На аэродром они следовали в танке.
28 октября, когда бои в Будапеште еще продолжались, венгерское правительство издало приказ о прекращении огня и возвращении вооруженных отрядов в свои кварталы в ожидании инструкций. Имре Надь в обращении по радио объявил, что венгерское правительство пришло к соглашению с советским о немедленном выводе советских войск из Будапешта и включении вооруженных отрядов венгерских рабочих и молодежи в состав регулярной венгерской армии. Это было расценено как прекращение советской оккупации. Рабочие бросали работу вплоть до прекращения боев в Будапеште и вывода советских войск. Делегация рабочего совета промышленного района Миклош представила Имре Надю требования вывода советских войск из Венгрии до конца года.
Советские войска были выведены из Будапешта, но сосредоточены в района Будапештского аэродрома.
Для «наведения порядка» было брошено 17 боевых дивизий. Среди них: механизированных – 8, танковых – 1, стрелковых – 2, зенитно-артиллерийских – 2 , авиационных – 2, воздушно-десантных – 2. Еще три воздушно-десантные дивизии были приведены в полную боевую готовность и сосредоточены у советско-венгерской границы – ждали приказа.
1 ноября началось массовое вторжение советских войск в Венгрию. На протест Имре Надя советский посол Андропов ответил, что советские дивизии, вступившие в Венгрию, прибыли лишь для замены уже находившихся там войск.
3000 советских танков пересекли границу со стороны Закарпатской Украины и Румынии. Вновь вызванный к Надю советский посол был предупрежден, что Венгрия в знак протеста против нарушения Варшавского договора (вступление войск требовало согласия соответствующего правительства) выйдет из пакта. Венгерское правительство объявило вечером того же дня о выходе из варшавского пакта, объявлении нейтралитета и обращении в Объединенные нации в знак протеста против советского вторжения.
Что же происходило на улицах Будапешта? Советские войска столкнулись с ожесточенным сопротивлением подразделений венгерской армии, а также гражданского населения.
Улицы Будапешта стали свидетелями страшной драмы, во время которой простые люди атаковали танки с помощью бутылок с зажигательной смесью. Ключевые пункты, в том числе здание министерства обороны и парламента, были взяты в течение нескольких часов. Венгерское радио замолчало, не окончив обращение с призывом к международной помощи, но драматические сведения об уличных боях поступили от венгерского репортера, который попеременно обращался то к телетайпу, то к винтовке, из которой он стрелял из окна своего офиса.
Президиум ЦК КПСС начал готовить новое венгерское правительство. Первый секретарь Венгерской компартии Янош Кадар согласился на роль премьера будущего правительства. 3 ноября новое правительство было сформировано, но о том, что оно было сформировано на территории СССР стало известно только спустя два года. Официально новое правительство было объявлено на рассвете 4 ноября, когда советские войска ворвались в венгерскую столицу, где накануне было образовано коалиционное правительство во главе с Имре Надем; в правительство также вошел беспартийный генерал Пал Малетер.
К исходу дня 3 ноября венгерская военная делегация во главе с министром обороны Палом Малетером явилась для продолжения переговоров о выводе советских войск в штаб-квартиру, где была арестована председателем КГБ генералом Серовым. Только когда Надь не смог соединиться со своей военной делегацией, он понял, что советское руководство обмануло его.
4 ноября в 5 часов утра советская артиллерия обрушила огонь на венгерскую столицу, спустя пол часа Надь уведомил об этом венгерский народ. Три дня советские танки громили венгерскую столицу; вооруженное сопротивление в провинции продолжалось до 14 ноября. Приблизительно 25 тысяч венгров и 7 тысяч русских было убито.
Имре Надь и его сотрудники нашли убежище в югославском посольстве. После двухнедельных переговоров Кадар дал письменную гарантию, что Надь и его сотрудники не будут преследоваться за их деятельность, что они могут покинуть югославское посольство и вернуться с семьями домой. Однако автобус, в котором ехал Надь был перехвачен советскими офицерами, которые арестовали Надя и увезли его в Румынию. Позднее Надь, не пожелавший принести покаяние, был судим закрытым судом и расстрелян. Та же участь постигла генерала Пала Малетера.
Таким образом, подавление венгерского восстания было не первым примером жестокого разгрома политической оппозиции в Восточной Европе - аналогичные акции в меньших масштабах проводились в Польше всего несколькими днями ранее. Но это был наиболее чудовищный пример, в связи в связи с чем навсегда поблек образ Хрущева-либерала, который, казалось, он обещал оставить в истории.
Эти события, возможно, были первой вехой на пути, приведшему спустя поколение к разрушению коммунистической системы в Европе, поскольку они вызвали “кризис сознания” среди истинных сторонников марксизма-ленинизма. Многие ветераны партии в Западной Европе и США лишились иллюзий, потому что уже нельзя было больше закрывать глаза на решимость советских руководителей сохранить власть в странах-сателлитах, полностью игнорируя устремления их народов.
После подавления восстания-революции советская военная администрация вместе с органами госбезопасности учинила расправу над венгерскими гражданами: начались массовые аресты и депортации в Советский Союз. Всего режим Я.Кадара за участие в восстании приговорил к смерти около 500 человек, 10 тысяч оказались в заключении. В ходе «братской помощи» более одной тысячи венгров было депортировано в тюрьмы Советского Союза. Более 200 тысяч жителей страны вынуждены были покинуть свою Родину. Основная их часть выбралась на Запад, перейдя границу с Австрией и Югославией.

Веб-мани: R477152675762