Узник замка ИФ — лучший Гамлет Британии.

Виктор Авилов обладал экстрасенсорными способностями и всегда знал, от чего умрет. Задолго до болезни он часто повторял: «По-моему, у меня рак...»

Говорят, лицедейскому мастерству нельзя научиться — актером нужно родиться. К Виктору Авилову это утверждение имеет самое непосредственное отношение. Когда он стал ведущим актером Московского театра на Юго-Западе, за его плечами были только индустриальный техникум, служба в армии, работа шофером и участие в художественной самодеятельности.

При этом он так играл Гамлета, что британская пресса называла спектакль лучшей постановкой пьесы Шекспира за последние четыре столетия. В театральном музее Эдинбурга хранится гипсовая маска Авилова в этой роли. А ведь были еще Кочкарев, Мольер, Хлестаков, Калигула, Дон Кихот, Воланд, всего более 30 ролей. Актер умел перевоплощаться мгновенно и выглядел при этом так правдоподобно, что коллеги только диву давались: «Мистика, да и только!».

Авилов работал жадно, будто знал, что земного времени ему отпущено не так уж много. И очень часто заглядывал за черту, которую простым людям переходить не рекомендуется. Есть мнение, что актера погубила роль Воланда. Но еще в первом своем фильме, к слову, первом советском триллере «Господин оформитель» по рассказу Алек­сан­д­ра Грина Виктор Васильевич сыграл худо­жника, который пытается победить смерть, за­те­яв соревнование с самим Господом Богом.

Возможно, именно с тех пор смерть начала ходить за актером буквально по пятам. Во время гастролей Театра на Юго-Западе на фоне прободной язвы у Авилова случилась остановка сердца. Чтобы его запустить, врачи проткнули ему желудок. Вдова актера Лариса считает, что именно тогда ему повредили желудок, что впоследствии стало причиной страшного заболевания. Спустя четыре года Авилов снова оказывается на больничной койке, на этот раз с туберкулезом. В 2004 году врачи диагностировали у актера рак в последней стадии, тем не менее Виктор Васильевич продолжал работать без выходных. Последний раз он вышел на сцену в конце июня, а уже в августе его не стало.

Кинорежиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич, в интервью о Вавилове.

  • Георгий Эмильевич, почему поиск актера на роль Эдмона Дантеса в экранизации Дюма оказался для вас нелегкой задачей?
    — Все очень прос­то: мне не нужен был Жан Маре, который у советских зрителей всегда ассоциировался с графом Монте-Кристо. В нашей стране человек, незаслуженно, по навету, осужденный и просидевший в тюрьме 14 лет, не может выйти оттуда еще прекраснее, лучше и совершеннее. В стране, где ни за что отсидело 20 миллионов, об этом знали не понаслышке. Поэтому мне необходимо было найти актера, который выглядел бы, как человек-топор — потерявший все чувства, кроме жажды мести.Шли пробы, а графа Монте-Кристо у меня все не было. Этим я ставил себя в очень сложное положение, потому что мне еще предстояло найти Эдмона Дантеса, который внешне похож на графа. В общем, время сжималось, как шагреневая кожа, и это приводило меня в отчаяние.Одновременно у меня была еще одна проблема — я не мог найти актрису на роль Гайде, чьи глаза не светились бы огнем эмансипации и по взгляду которой было бы ясно: за любимого мужчину она отдаст жизнь, не задумываясь. В отличие от Мерседес, которая, думая, что Дантес погиб, страдала, но все-таки вышла замуж за Морсера, Гайде, узнав о смерти любимого, в ту же минуту прекратила бы свое существование. Такая женщина любит только одного и только раз в жизни. В общем, это должна была быть абсолютная мечта любого мужчины: преданная, любящая бесконечно и самоотреченно.

И вдруг в самолете мне попадается на глаза журнал «Театр», а в нем — маленькая фотография три на четыре и к ней — текстовка: «В Театре на Юго-Западе роль Гамлета играет непрофессиональный актер, которого режиссер увидел в самодеятельном коллективе и в тот же день взял к себе на все ведущие роли».

Увидев лицо Вити, я понял, что нашел графа Монте-Кристо.

В чем была невообразимая и неповторимая притягательность Вити Авилова?

Во-первых, его худое изможденное лицо очень похоже на то, какое может быть у человека, отсидевшего 14 лет в одиночной камере.
Во-вторых, оно было невероятно выразительным, при том, что Витю не назовешь красавцем в общепринятом смысле этого слова.

Внешность Авилова производила убийственное впечатление на женщин — они влюблялись в него толпами. В этом я убедился впоследствии, когда во время съемок почти вся женская часть нашей группы — кто тайно, а кто и явно — вздыхала по Вите. И при такой внешности у Авилова было мужское обаяние, могучая внутренняя сила, ослепительная улыбка... Будучи великолепным рассказчиком, в любой компании он тут же становился ее душой. Встречу с ним, даже если она случилась только раз, уже невозможно было забыть.

На фоне этих двух красавцев — Мерседес-Самохиной и Морсера-Боярского — исполненный внутренней силы аскет Монте-Кристо-Авилов, на мой взгляд, зрелище незабываемое. А как он сыграл понимание того, что в мясорубку его мести попадает огромное количество людей, порой ни в чем не виноватых, которые страдают и гибнут. Стоя с Гайде на палубе корабля, он говорит: «Господи, благодарю, что Ты оставил мне возможность любить!». Любовь, а не месть — смысл жизни. В этот момент лицо у Вити становится мягким, а огромные, невероятной красоты глаза — такими добрыми, какими они бывают у людей только в церкви.

  • На экране Авилов чем-то неуловимо напоминает Владимира Высоцкого...
    — У них действительно много общего — и голос, и неимоверное внутреннее напряжение, и сверхубежденность во многих жизненных вопросах. Так же, как и Володя, да и многие другие, живя в том несусветном театре абсурда, который назывался СССР, Витя понимал: спастись от этой действительности можно, только напившись.
  • - Правда, что сущес­т­ву­ет целый список произведений, которые не ре­комендуются к экранизации и постановке на сцене?
    — Одно из них — пушкинская «Пиковая дама»: со всеми режиссерами, которые ставили по ней спектакли, случались невероятные кошмары, включая Мишу Козакова. Считается, что и «Мастера и Маргариту» ставить не нужно, а Витя играл Воланда в Театре на Юго-Западе. «Граф Монте-Кристо» — из этого же ряда.Впрочем, и сам Витя был не чужд мистике. Он обладал мощными экстрасенсорными способностями, знал приемы гипноза и лечил руками — делал какие-то пассы, и у человека чудесным образом переставала болеть голова или почки. Вообще-то, я православный, во все это не верю, но какие-то вещи происходили на моих глазах, и сомневаться в том, что видел, я не могу.
  • Перед мужским обаянием Авилова было невозможно устоять. Он был счастлив в личной жизни?
    — Витя был примерным семьянином, верным и преданным мужем и замечательным отцом. Больше всего на свете любил жену Галю, которая работала вместе с ним в Театре на Юго-Западе, и двух своих дочерей. Но Галя не выдержала того, что Витя пил. Поймите, я не хочу сказать, что Лариса, к которой он ушел, плохая, что она хуже Гали. Нет, она очень его любила, к тому же была настоящей красавицей. Но не будь в жизни Авилова алкоголя, он никогда не ушел бы из семьи. Ну а после развода его организм буквально пошел вразнос — Витя очень страдал.
  • Смерть стала единственным спасением Авилова от мучающих его мыслей. от правды жизни...

Веб-мани: R477152675762