У них нет войны, где можно умереть!

Язык путинского телевизора, несомненно, станет предметом изучения не только лингвистов, но и антропологов, психологов и даже психиатров. Первое, что бросается в глаза, еще до того как зритель уловил смысл слов, произнесенных ведущим новостей или ток-шоу, это агрессивная обида на действительность. Причем, обида, как правило, совершенно иррациональная, поскольку, как выясняется при ближайшем рассмотрении, действительность ни в чем перед сотрудниками данных СМИ не виновата, никому из них на ногу не наступала, а вся вина действительности в том, что она существует независимо от телевизора. И еще одна важная отличительная особенность языка современного российского телевизора в том, что на этом языке абсолютно невозможно выразить никакую мысль. Чтобы в этом убедиться, просто представьте себе Ольгу Скабееву с ее фирменными интонациями коммунальной склочницы, размышляющую вслух о каком-либо предмете, испытывающую по поводу этого предмета какие-либо сомнения. Или попробуйте вообразить Артема Шейнина – это тот, который «Я убивал. Дальше что?» - в роли человека, мучительно обдумывающего какую-либо этическую проблему. Попробовав, убедитесь, что ни то ни другое непредставимо.
В путинском телевизоре очень любят любой проблеме придать назидательно-морализаторский характер. Причем, если речь идет о внешнем мире, то Россия непременно выступает в роли нравственного прокурора, а также судьи, а любая другая страна – в роли подсудимой. Ну а процент обвинительных телевизионных приговоров такой же, как в обычных российских судах: 99,99%.
Вот уже который день в российском телевизоре на скамье подсудимых двое: Украина и российская молодежь. Украину в российском телевизоре судят давно, ежедневно и всякий раз приговаривают к высшей мере, а что касается российской молодежи, то она в этом качестве, подсудимого, выступает впервые. Хотя преступление молодежь, вышедшая 26.03 на акцию против коррупции, совершила тяжкое, дерзкое и с особым цинизмом, так что приговор ей грозит суровый.
Возможно, одно из самых суровых наказаний, к которому могла бы приговорить молодых россиян извращенная фантазия теле-инквизиторов, это принудительный просмотр таких передач, как, например, «Вечер» Владимира Соловьева от 29.03.17, в которой речь шла как раз о том, что с этой молодежью делать.
Наиболее целостные и яркие картины того, что именно надо делать с молодежью, представили писатель Александр Проханов, декан Виталий Третьяков и протоиерей Дмитрий Смирнов. Более всего все трое были обеспокоены явной нехваткой у российской молодежи патриотизма, в силу чего молодые люди шляются по акциям против коррупции, вместо того, чтобы систематически любить Родину и одновременно любить власть.
Писатель Проханов представил обширную программу перевоспитания молодежи, объяснив, что «русские молодые люди – пылкие создания», которые «хотят прекрасного». И если ими не занимается государство, то они попадают в сети Интернета, который «оседлали либеральные блогеры».
Больше всего печалит писателя Проханова, что «у них нет войны, где они могли бы погибнуть как герои». Когда писатель Проханов говорил об этом, его голос дрожал от сострадания к молодым россиянам, которым несправедливая история не подарила самой завалящей войны, чтобы они могли погибнуть. Видимо, войны с Украиной и Сирией, где молодые россияне и не очень молодые россияне гибнут, писатель Проханов считает недостаточно кровавыми и ему хочется, чтобы у российской молодежи было побольше возможностей погибнуть.
Поскольку на настоящую войну, такую, чтобы счет на миллионы, писатель Проханов уже, видимо, не надеется, он придумал еще один способ уморить молодежь России, и тем самым приобщить ее к патриотизму. «Я предлагаю их отправить к Полярной звезде!», - воскликнул Проханов и просветлел лицом. Народ в соловьевской студии замер, пытаясь осмыслить замысел писателя Проханова. Поскольку Полярная находится от Земли на расстоянии нескольких сотен световых лет, первое, что могло прийти в голову, это что хитрый Проханов, понимая, что угробить всю российскую молодежь в войне не получится, решил отправить ее в безвозвратное путешествие к черту на куличики. Увидев растерянность на лицах экспертов, писатель Проханов решил уточнить адрес отправки молодых россиян. «Новый поход в Арктику!», - закричал писатель Проханов, и все в студии вздохнули с облегчением, поскольку из Арктики может вернуться хоть часть отправленной туда молодежи, а от Полярной звезды не вернется никто. Соловьев на радостях даже воскликнул: «Кажется, я знаю, кого надо назначить министром молодежи!». В этот момент я пожалел, что у Соловьева нет полномочий назначать министров, поскольку, если бы министром молодежи стал писатель Проханов, то вскоре счет молодежного уличного протеста пошел бы на миллионы.
Декан Третьяков явно позавидовал перспективам бурного карьерного роста писателя Проханова и, понимая, что не сможет конкурировать с ним в буйстве фантазии, решил обойти его по части критичности. «Я считаю, что это потерянное поколение», - немедленно приговорил молодежь России декан Третьяков. И подвел под приговор теоретическую базу, объяснив, что «октябрьская революция 1917 года дала гигантский толчок развития», который действовал на двух поколениях. А вот «представители третьего поколения сдали идеалы Октября», поскольку узнали, что «джинсы, пепси-колу и сигареты «там» делают лучше».
И вот тогда – тут декан Третьяков погрустнел – мы завели у себя демократию. И что в итоге? «В школе выкинули «Поднятую целину» - вместо этого «Архипелаг Гулаг». Какой после этого патриотизм?», - гневно спросил декан Третьяков экспертов в студии и аудиторию «России -1».
После чего декан Третьяков обрушился сначала на Болонскую систему, которая дает возможность молодежи получать дипломы, признаваемые на Западе и, тем самым, открывает им дорогу в мир. Потом настала очередь Интернета, и тут декан Третьяков разошелся не на шутку.
«Сетевая демократия! – глумливо кричал Третьяков – там, где сети, там и пауки!». И завершил обличением: «Не хотели пионерские отряды – получайте группы смерти в Интернете». В этот момент я подумал, что если бы современным подросткам пришлось выбирать между пионерским отрядом и группой смерти, им пришлось бы делать тяжелый выбор.
Все время, пока шла дискуссия, протоиерей Дмитрий Смирнов молчал, сохраняя внешнее спокойствие, но внутри наливался гневом и досадой. И как только Соловьев предоставил ему слово, протоиерей грянул. «Пока все тут говорили, я вспоминал басню Крылова «Квартет», - медленно проговорил протоиерей Смирнов и обвел взглядом студию, как бы прикидывая, кто из экспертов годится на роль козла, кто будет ослом, мартышкой или косолапым мишкой. «Собрались обсуждать патриотизм, а говорили об аптечных вещах, о припарках», - пренебрежительно отмел все, что до него говорилось суровый протоиерей.  «Патриотизм? Я могу все сделать. Скажут мне, вот тебе на 4 года министерство, вот тебе бюджет, и сделай. И я сделаю!», - твердо сказал протоиерей Смирнов.
«Как? Скажите, как?», - ерзал от нетерпения Соловьев. – «Патриотизм – это любовь к отечеству и ко  всем башням Кремля. Но главное слово, которое не прозвучало – Бог!», - объявил протоиерей Смирнов. А Соловьев все не унимался, все продолжал допытываться, как протоиерей Смирнов сможет за четыре года при фиксированном бюджете впихнуть патриотизм в головы российской молодежи. И тут в лице и во всем обильном желеобразном теле протоиерея Смирнова произошли изменения. Лицо его исказила гримаса ненависти, а все тело перетекло вперед, как бы нависая над студией. «Пе–ре-мен!» - прохрипел протоиерей и добавил, кривляясь и паясничая: «Ля-ля-ля». Знаменитую песню Виктора Цоя в исполнении протоиерея Смирнова узнать было непросто, и тем не менее по той лютой ненависти которую он вложил в эти несколько «пропетых» им слов, было ясно, что он имел в виду именно хит рок-группы «Кино», ставший гимном «Перестройки», к которой протоиерей Смирнов испытывает лютую злобу, как и ко всякому проявлению жизни.
Их нутряную ненависть к молодежи можно понять. Какие еще чувства мертвое может испытывать к живому. Декан Третьяков прав: нынешняя российская молодежь для них в значительной степени, действительно, потерянное поколение. Просто потому, что современные молодые россияне не смотрят телевизор, а когда в Интернете встречают слова-зомби типа «патриотизм» или «духовность», то либо стараются держаться подальше от того, кто говорит на таком языке, либо ставят в комментарии какой-нибудь смешной смайлик.

Веб-мани: R477152675762