Мата Хари.Супершпионка или несчастная женщина?

Мата Хари - (Mata Hari, настоящее имя — Маргарета Гертруда Зелле) - известная в свое время исполнительница экзотических танцев, куртизанка и одна из самых известных шпионок Первой мировой войны.

Годы жизни: 07.08.1876 года - 17.10.1917 года

Родители:

Отец - Адам Зелле, владелец шляпного магазина в Леувардене ( Нидерланды). Имел успешные инвестиции в нефтедобывающую промышленность, однако в 1889 обанкротился и вскоре развелся с женой.

Мать - Антье ван дер Мёйлен, умерла в 1891 г..

18 лет от роду Маргарета вышла замуж по объявлению за 38-летнего капитана Рудольфа Мак-Леода, голландца шотландского происхождения. Они переехали на Яву (голландская Ост-Индия, ныне Индонезия), и у них родилось двое детей: сын Норман и дочь Жанна-Луиза (Нон).

Маргарет действительно едет в столицу Франции, где намеревается стать натурщицей. Но уже через месяц она возвращается в Голландию. Карьера натурщицы не удалась по той причине, что у нее... слишком маленькая грудь.
Однако она не сдается и в 1904 г. делает вторую попытку. Сначала она выступала как цирковая наездница под именем «леди Греша Мак-Леод», а с 1905 г. начинается её громкая слава, как танцовщицы «восточного стиля», выступавшей под псевдонимом Мата Хари. Это имя значит на индонезийском и малайском языках «солнце» (буквально «око утренной зари»).

Кстати, есть версия о происхождении этого сценического псевдонима. Одним из самых преданных ее поклонников был месье Гимэ, богатейший промышленник и большой знаток искусства. Для размещения своей частной коллекции он построил знаменитый музей восточного искусства - Мюзэ Гимэ.
Ему приходит в голову экстравагантная идея: он устраивает выступление яванской танцовщицы среди экспозиции в своем музее. Имена леди Маклид или Маргарет Зелле ему представляются неподходящими для столь экстравагантной атмосферы, поэтому он придумывает эксцентричной танцовщице имя Мата Хари, что в переводе с яванского означает «око утренней зари».

13 марта 1905 г. она появилась перед зрителями в роскошном восточном одеянии, взятом из коллекции месье Гимэ, но во время танца постепенно сбросила с себя одежду, оставив лишь нитки жемчуга и сверкающие браслеты. Этот день изменяет всю дальнейшую жизнь Маргарет. В числе избранных гостей на представлении присутствуют послы Японии и Германии.
Газета «La Vie Parisienne» («Парижская жизнь») так комментировала необычное событие: «Эти абсолютно подлинные брахманские танцы мадам Мата Хари выучила на Яве у лучших жриц Индии. Эти танцы хранятся в тайне. В глубине храмов за ними могут наблюдать только брахманы и девадаши. К нашей большой радости и к наслаждению для глаз Мата Хари станцевала для нас танцы принцессы и волшебного цветка, призыва Шивы и танец Субрамайен. На ней очень упрощенное одеяние баядеры; в конце, как апогей простоты, она стоит перед Шивой гордо и без покрывала лишь в трико телесного света, скрывающем наготу. Чтобы умилосердить бога, она представляет себя ему.
Это очень впечатляюще, очень смело и очень целомудренно. Мата Хари голландка, шотландка и яванка одновременно. От северных рас у нее высокий рост, сильное тело, а на Яве, где она выросла, она приобрела гибкость пантеры, движения змеи. Добавьте ко всему этому огонь, зажженный Востоком в глазах его дочери, тогда вы получите представление о новой звезде, которая зажглась вчера вечером над Парижем».

Некоторые её танцы представляли собой нечто близкое к современному стриптизу, тогда ещё непривычному для западного зрителя: в конце номера, исполнявшегося перед узким кругом ценителей на сцене, усыпанной лепестками роз, танцовщица оставалась почти полностью обнажённой, по легенде, так было «угодно Шиве».

В 1905 г. Мата Хари 30 раз выступила в самых роскошных салонах Парижа, в том числе 3 раза в особняке барона Ротшильда. Один из своих величайших триумфов она испытала в августе 1905 г. в прославленном театре «Олимпия».
Маргарет: «Я никогда не умела танцевать. А если люди и приходили на мои выступления, то этим я обязана только тому, что первой отважилась предстать перед ними без одежды».
18 марта 1905 г. газета «Ля пресс» написала: «Мата Хари воздействует на вас не только движениями своих ног, рук, глаз, губ. Не стесненная одеждами, Мата Хари воздействует игрой своего тела».

В августе 1906 г. Мата Хари отправляется в Берлин. Там она становится любовницей богатейшего помещика лейтенанта Альфреда Киперта. Он приглашает ее в Силезию, где с 9 по 12 сентября проводятся маневры кайзеровской армии.
В конце 1906 г. Мата Хари танцует в венском Сецессионс-зале, а затем в театре «Аполлон». Уступая настойчивым протестам церкви, она вынуждена надевать облегающее трико.
Некий предприимчивый нидерландский сигаретный магнат выпускает сигареты «Мата Хари», широко разрекламировав их следующим образом: «Новейшие индийские сигареты, отвечающие взыскательнейшему вкусу, изготовлены из лучших сортов табака с острова Суматра».
Портреты Мата Хари появляются на почтовых открытках, пачках сигарет и скоро уже на жестяных банках с голландским печеньем. Даже совсем обедневший к тому времени ее отец издал в 1906 году в Амстердаме книгу «История жизни моей дочери и мои возражения ее бывшему супругу». Она продается очень хорошо - к большой выгоде Адама Зелле и к увеличению славы его дочки в Нидерландах.
Расставшись с Кипертом, Мата Хари в начале декабря 1907 г. возвращается в Париж, где снимает номер в фешенебельном отеле «Морис». Она разбогатела и теперь выступает лишь в представлениях, устраиваемых с благотворительной целью. Ее слава соперничает со славой непревзойденной американской танцовщицы Айседоры Дункан.

Мата Хари была успешной куртизанкой и состояла в связи с рядом высокопоставленных военных, политиков и других влиятельных лиц во многих странах, включая Францию и Германию.
Несмотря на богатые подарки, которые она получала от любовников, Мата Хари знала продолжительные периоды недостатка в средствах и делала много долгов. Страстью её была также карточная игра, на которую, возможно, и уходили её деньги.
Во время Первой мировой войны Нидерланды оставались нейтральными, и, будучи голландской подданной, Маргарета Зелле могла ездить из Франции на родину и обратно. Страны были разделены линией фронта, и дорога Маты Хари пролегала через Испанию (где была активна немецкая резидентура) и Великобританию; её перемещения привлекли внимание союзной контрразведки.
По-видимому, Мата Хари была немецкой шпионкой ещё задолго до войны; точные причины и обстоятельства её вербовки до сих пор неизвестны. Некоторые источники полагают, что завербованная в 1914 году немцами Мата Хари занималась в «шпионской школе» в Антверпене, где ей был присвоен кодовый номер «H-21». Другие утверждают, что она и понятия не имела об этой школе.
Но на войне, к тому моменту разразившейся в Европе, важны были не только солдаты и пушки, но и такое тонкое оружие, как шпионаж, тем более если подрядить на это дело обольстительную женщину.
Более четверти века спустя, когда шла уже следующая мировая война, майор в отставке фон Репель, который в первую мировую войну руководил центром военной разведки «Запад», признается, что он был куратором Мата Хари.
Это произошло 24 ноября 1941 г. В письме бывшему сотруднику полковника Николаи, а в дальнейшем начальнику контрразведки рейхсвера, генерал-майору в отставке Гемпу, он писал: «Выйти на Мата Хари удалось через барона фон Мирбаха, который, будучи рыцарем ордена иоаннитов, был придан офицеру-разведчику. Последний как раз порекомендовал Н-21 (кодовый номер Мата Хари) шефу службы III-b. Тогда я еще работал в центре военной разведки «Запад» в Дюссельдорфе и был вызван по телефону к полковнику Николаи в Кёльн, где состоялась первая беседа между Н-21 и полковником Николаи. Как Мирбах, так и я советовали не пускать в Германию Н-21, которая тогда жила в Гааге. Но шеф III-b настоял на своем.»

Вернер фон Мирбах, давний поклонник танцовщицы, служил в штабе 3-й армии, которая в 1915 г. сражалась в Шампани. Ему стало известно о бедственном положении Мата Хари, и он решил завербовать ее и сделать агентом отдела III-b, учитывая, что она вращалась в высших кругах Парижа. Его офицер-разведчик, капитан Гоффман, немедленно доложил об этом руководителю службы разведки майору Николаи.
Теперь в дело включается консул Крамер, уже знакомый с Мата Хари. По его мнению, она не откажется от хорошо оплачиваемой секретной службы, и Николаи дает указание вызвать ее в Кёльн.
Положение на фронте в это время было тяжелым, к тому же немцы опасались скорого наступления противника, так что нужно было спешить. Мата Хари сумела расположить к себе офицеров секретной службы, и Николаи приказывает немедленно приступить к ее обучению по ускоренной программе.
Майор фон Репель впоследствии вспоминал: «В дальнейшем Мата Хари часто рассказывала мне, что ее заметили уже при переходе границы в Зевенааре. Среди сопровождавших ее людей была горничная-мулатка из Индии, которая, быть может, тоже играла двойную роль. Шеф 111-Ь откомандировал Н-21 из Кёльна во Франкфурт-на-Майне, где ее устроили в гостинице «Франкфурт гоф». А я и фрейлейн доктор Шрагмюллер остановились в отеле «Карлтон».
Я должен был за несколько дней проинструктировать Н-21 по политическим и военным вопросам. Фрейлейн доктор должна была определить время поездки Н-21, а также проинструктировать ее относительно ведения наблюдений и способов передачи информации.
Когда мы начали инструктаж по применению особых химических чернил, в помощь мне был прислан г-н Хаберзак из разведцентра в Антверпене. В дальнейшем мы вдвоем стали обучать ее химической переписке текстов и таблиц.
Тогда же состоялся разговор с руководителем III-b. Он состоялся в гостинице «Домхотель», недалеко от Кёльнского собора. При разговоре присутствовали только фрейлейн доктор и я. Получив новые задания, мы вернулись во Франкфурт-на-Майне.

Германская секретная служба тем временем начинает дезинформационную операцию. Она распространяет всевозможные слухи и инсценирует передвижения войск, создавая впечатление, будто немецкое командование готовит крупное наступление одновременно в Эльзасе и Фландрии. С помощью этих отвлекающих маневров руководству германской армии удается скрыть подготовку к наступлению на Верден, намеченному на февраль 1916 г.
Из Парижа Мата Хари отправляется в Испанию. Эта поездка носила разведывательный характер - она получила задание провести наблюдения на железнодорожных узлах Центральной и Южной Франции за перемещением военных эшелонов и за скоплениями войск.
11 января 1916 г. Мата Хари достигает франко-испанской пограничной станции Андэй, и через сутки она прибывает в Мадрид. Мата Хари останавливается в «Палас-отеле» и связывается с военным атташе германского посольства, майором Калле, чтобы передать информацию о том, что она видела и слышала во время путешествия. Эта информация, видимо, показалась майору настолько важной, что он распоряжается немедленно передать ее консулу Крамеру в Амстердам. Радиограмма, как всегда, шифруется кодом министерства иностранных дел.
Никто не догадывается, что британская служба радиоподслушивания перехватывает его донесение и передает его в Room 40. Расшифровка германских радиограмм теперь не представляет для англичан особого труда, поскольку Александр Сцек из немецкого радиоцентра в Брюсселе между ноябрем 1914 г. и апрелем 1915г. постепенно переписал и передал британской разведке всю кодовую книгу германского МИД.
Британская разведслужба МИ-б может без особых затруднений установить, какой именно агент поехал из Парижа через Андэй в Мадрид, чтобы сообщить о своих наблюдениях военному атташе Калле.

В 1916 г. у французской контрразведки появились первая информация о её причастности к работе на Германию; узнав об этом, Мата Хари сама явилась во французские спецслужбы и предложила свои услуги им, случайно назвав, между прочим, имя одного из своих любовников, хорошо известного её собеседникам как немецкого агента-вербовщика.
По другой версии французам помогла любовь, которая пришла к Мата Хари в 1916 году. Ей было уже 40, ему - 21, он был ровесником ее давно умершего сына. Летчик Вадим Маслов, воевавший во французской авиации, был русский: для Маты Хари национальность не значила ровным счетом ничего. Она полюбила его со всей страстью опытной женщины, к которой примешивалось материнское чувство, его ответная любовь сыновней, конечно, была только отчасти.
Влюбленные собирались пожениться, но Вадима в 1916 году отправили на фронт, где он был тяжело ранен и потерял глаз. Он лежал в прифронтовом госпитале. Чтобы добраться до возлюбленного, Мата Хари обратилась к французским военным властям, и те поставили ей условие: добыть секретные данные у ее высокопоставленных немецких знакомых. Отчаянно нуждаясь в деньгах на лечение Вадима, женщина согласилась.
Французы отправили её в начале следующего года с незначительной миссией в Мадрид, и подозрения в шпионаже окончательно подтвердились: был перехвачен радиообмен немецкого агента в Мадриде с центром, где тот указал, что перевербованный французами агент H-21 прибыл в Испанию и получил от немецкой резидентуры указание вернуться в Париж. Возможно, что радиоперехват был специально рассекречен немецкой стороной, чтобы избавиться от двойного агента, выдав его противнику.
13 февраля 1917 г. Мата Хари, тотчас же по возвращении в Париж, была арестована французской разведкой и обвинена в шпионаже в пользу противника в военное время. Ее помещают в тюрьму Фобур-Сен-Дени в Сен-Лазаре.

Британский репортер Генри Уэлльс из «Интернэшнл ньюс сервис» подробно описывает эту экзекуцию. Когда за ней пришли в камеру тюрьмы Сен-Лазар, где она содержалась в ужасных условиях, Мата Хари попросила разрешения написать два письма, надела туфли на высоких каблуках, черное бархатное пальто, шляпу с черной шелковой лентой, натянула черные замшевые перчатки и спокойно сказала: «Я готова».
На месте казни уже стояла расстрельная команда из 12 зуавов с оружием на изготовку. Мата Хари отказалась завязать глаза, послала своим палачам воздушный поцелуй, и больше у нее в лице не дрогнул ни один мускул.
Упавшей на землю женщине унтер-офицер сделал контрольный выстрел в левый висок...

Веб-мани: R477152675762