Закрытая история. В 1917г. Петербург был вырезан Большевиками

Рассказ Валентины.

Жили они в пятикомнатной квартире на Малой Конюшенной. Жили ни бедно, ни богато. Тогда все так жили. Её отец был мужским портным и хорошо шил. Заказчикам нравилось и они приводили к отцу своих знакомых. Заказов было много и дела шли потихоньку. На жизнь хватало.
Потом началась война. Отец стал шить военную форму. Военных было много и заказов стало больше, пришлось нанимать людей и искать мастерскую побольше. Трудности войны их не коснулись, потому что у отца были деньги. Валя тогда училась в гимназии.
Однажды отец вернулся домой и на столе нашёл записку от матери. Мать сбежала с офицером. Отец её любил и тяжело переживал её бегство. Отец стал выпивать, не сильно, но характер у него стал портиться и дома стало неуютно. Всё свободное время Валя старалась проводить у своих подруг по гимназии. Мужчины тогда ушли на фронт, у многих в их классе отцы уже погибли на фронте. И дома у них тоже было грустно. Матери её подруг разрешали, чтобы они приходила в гости к их дочерям, потому что она была веселая и хоть как-то отвлекала от грустных мыслей. Тогда всем было тяжело. Мужчины ушли на фронт и женщины лишились их заработка. И женщинам пришлось пойти на работу, чтобы было чем детей кормить. И когда дети не сидят одни дома, всё таки полегче.
Когда мать сбежала с офицером, отец вызвал из деревни двух своих сестер, чтобы они вели дом и занимались с детьми, пока отец был на работе. А на работе он пропадал с утра до вечера.
В тот день Валя сидела у своей подруги по гимназии и они вместе готовили уроки. Потом с работы пришла её мать, сели пить чай с вареньем и засиделись допоздна. Валя опомнилась, что пора уходить домой, когда за окном уже стемнело. Был уже десятый час. Телефона дома не было, чтобы позвонить отцу и предупредить его, что Валя останется ночевать у них.
Женщина стала собираться, чтобы отвести Валю домой. Но Валя воспротивилась, сказала, что отец тогда ещё больше будет ругаться на неё, и лучше она добежит сама. Там всего-то пройти надо было два квартала. Подруга жила на Невском.
Когда она вышла на улицу, то вдалеке был слышен какой-то странный гул. В воздухе было что-то тревожное и ей стало страшно. По дороге она увидела ночлежку, гостиницу на ночь и решила до утра переждать в ней. Деньги у неё с собой были и заплатить на ночлег она могла.
Ей было 14 лет. Хозяин ночлежки, узнав, сколько ей лет, стал гнать её домой. Он боялся, что придёт полиция с проверкой, увидит её и у хозяина ночлежки будут неприятности с полицией. Но иди на улицу ей было страшно, она стала плакать, и хозяин, хоть и ругался на неё, но всё же разрешил ей остаться в ночлежке до утра.
Он показал ей на кровать и сказал, чтобы она шла туда. Вокруг были бомжи с жуткими рожами, какие-то проститутки. Они пили и ругались между собой. Валя легла на кровать, не раздеваясь, только ботинки сняла, и залезла с головой под одеяло, чтобы не видеть эти рожи и не слышать их ругань.
Прошло совсем немного времени, когда на улице раздался большой шум. Гопники (от аббревиатуры "Г.О.П." - городское общежитие пролетариата) забегали на улицу и обратно. Они ругались и что-то кричали. Потом гопники убежали на улицу. Хозяин ночлежки тоже выскочил на улицу, но вскоре вернулся. Он был очень злой и страшно ругался. Он подошел к Вале и сказал, давай ползи под кроватями к чулану, чтобы тебя никто не видел.
Она залезла под кровать и поползла под кроватями. Она не понимала, в чем дело, но злить хозяина ночлежки она не хотела. Когда они уже были в чулане, она спросила, что случилось:
— Полиция?
Хозяин ответил:— Если бы полиция! Я бы сейчас отдал всё на свете, чтобы она только появилась! Там Погром! Настоящий Погром!
Хозяин ночлежки завалил Валю старьем, закопал её в тряпки и приказал ей молчать и не подавать вида, что она тут есть. Чтобы ни произошло и чтобы она ни услышала, она должна сидеть тихо. Он сам потом придёт и её выпустит.
Хозяин ушел. Сидя в чулане она слышала крики гопников, беготню гопников, как потом выяснилось, гопники носили в ночлежку какие-то вещи. Они всё время кричали и ругались.
Потом она услышала крики гопников на хозяина ночлежки: — Где девка! Куда ты дел девку?! Давай её нам!
Хозяин тоже ругался на гопников и говорил им, что он за девкой следить не нанимался:
— Сбежала девка! Ищите её теперь на улице, среди тех!
Гопники грозили убить хозяина ночлежки, если он не выдаст Валю. Но хозяин ночлежки её не выдал. Погром длился четыре дня, на пятый он стал стихать. Тогда хозяин ночлежки пришёл к ней в чулан и приказал ей снять с себя её хорошие вещи, а и надеть на себя какое-то рваньё, которое он выбрал из этой же кучи старья. Сначала Валя подумала, что хозяин ночлежки хочет взять её хорошие вещи себе в уплату, но спорить не стала. Переоделась молча и отдала свои хорошие вещи хозяину ночлежки. Он её выпустил через черный ход и на прощанье ей сказал, чтобы она больше не появлялась в этом районе. Гопники её запомнили. И если её увидят, то убьют и её и самого хозяина ночлежки.
И только выйдя на улицу, Валя поняла, почему хозяин ночлежки так сделал. На улицах не было ни одного человеческого лица. Носились красноармейцы, бандиты, гопники, проститутки. Все были одеты в лохмотья и рваньё. И если бы она была одета по-другому, не как они, её бы убили тут же.
Выйдя из ночлежки, Валя побежала к себе домой. То, что она увидела на улице, это был ужас! Все улицы и панели были завалены трупами хорошо одетых мужчин. Рядом с некоторыми из них валялись их бумажники. На трупах людей были хорошие часы, перстни, их даже не грабили. Трупов было очень много, ими было завалено всё, весь Город. Весь Город был завален трупами и залит лужами крови. Трупы стали подванивать и по всему Городу стоял удушающий трупный смрад. Собаки, которых никто не кормил, ели эти трупы. Чтобы избавиться от трупов, большевики согнали гопников и приказали сбросать эти трупы в Неву и каналы. Трупов было столько, что они шли по реке ещё полтора года.
Когда Валя вошла в подъезд своего дома и поднималась по лестнице, она увидела, что во всех квартирах выбиты двери. Двери либо лежали рядом с квартирами, либо болтались на одной петле. Все квартиры были открыты.
Дверь в их квартире тоже была выбита. Валя вошла в квартиру и первое, что она увидела, был труп её отца. Он вышел с топором, чтобы отбиваться от погромщиков и был убит ими у самой двери, на пороге квартиры. Труп одной из тетушек она увидела в кладовке. Тетушка хотела спрятаться и её убили. Труп второй тётушки лежал у открытого окна. Она пыталась звать на помощь. Валя вошла в детскую. Рядом с кроватками лежали трупы её младших братиков, они пытались спрятаться под кроватками, но их оттуда вытащили и убили.
Все стекла и окна в квартире были разбиты. Осколки стекла были по всей квартире. По всей квартире были кровавые мужские следы и было видно, как убийцы ходили по квартире и что-то в ней искали. Всё, что можно было забрать, они забрали с собой. Всё, что не смогли забрать, они разбили, изломали и попортили. Картины и фотографии были изрезаны штыками. Обивка на диване была порезана. Все стены в квартире и даже потолки были забрызганы кровью.
Все ящики в столах и шкафах были выдвинуты, открыты и вывернуты, вещи были разбросаны по всей квартире. Валя подошла к комоду и открыла штатулку её матери, в которой мать хранила свои женские украшения. Шкатулка была пуста. Ни колечка, ни заколки, ничего не оставили. От матери не осталось ничего, чтобы можно было взять на память.
Валя вышла из своей квартиры и зашла к соседям. У них было тоже самое. Валя стала заходить в другие квартиры по лестнице, надеясь найти так хоть кого-то из оставшихся в живых. Живых не было. Везде были одни трупы.
Тогда Валя побежала к своей подружке по гимназии, у которой она была вечером, накануне Погрома. Подружка и её мать были убиты. В их квартире было тоже самое.
Тогда Валя решила обойти всех родственников, чьи адреса она знала. У всех было тоже самое: выбитые двери, разгромленные квартиры и везде одни трупы.
Тогда она стала заходить просто в квартиры, надеясь найти хоть кого-то из живых. Никого. Одни трупы. Не было даже раненых. Такое ощущение, что их всех добивали специально.
Потом, через много лет, когда она уже была проституткой, пьяный гопник в кабаке рассказал её про то, как большевики их согнали в команды и заставили их прочесать весь Город. Обыскивали все квартиры, все чердаки и даже подвалы, искали выживших и спрятавшихся людей. Кого находили, убивали на месте. Все трупы большевики заставляли переворачивать. И если находили кого-то раненного, но ещё живого, большевики приказывали гопникам убить этих людей. Добивали раненных. После этого рейда гопники страшно боялись большевиков и разбегались при одном их появлении, как только их видели.
Уже после войны Валентина Николаевна пыталась найти в Ленинграде тех, кто знал бы о Погроме, кто выжил. Найти никого не удалось. В Ленинграде уже давно жили приезжие, и о Погроме они даже ничего не слышала. Она прожила в Ленинграде всю жизнь и ни одного разу, ни один приезжий даже не поинтересовался, а что тут было? До его приезда. Я была первой, кто задал ей такой вопрос.
Но я ей не стала говорить, что я не совсем приезжая. Из Петрограда мы уехали в 1916 году. Если бы не уехали, то тоже попали бы под Погром, как все.
Все считают, что раз книга Джона Рида: «Десять дней, которые потрясли Мир», написана коммунистом и по приглашению большевиков, то ею можно трясти. Сейчас.
Трясти можно было перепечаткой, сделанной большевиками и хорошо отредактированной. За хранение подлинника книги Джона Рида: «Десять дней, которые потрясли Мир», в Ленинграде грозила высылка из Ленинграда и десять лет лагерей. Большевики тщательно охраняли тайну революции в Петрограде.
Вся та шумиха и тысячи книг и фильмов о старых большевиках и бескровной революции в Петрограде, были пущены на то, чтобы закрыть правду о том, что на самом деле произошло с 25 по 29 октября 1917 года и что потом было в Петрограде до его заселения после 1921 года.
Валентина Николаевна, которая всё это время находилась в Петрограде, сказала, что несколько лет Город стоял Мёртвым, Город без Людей. Ни одного человеческого лица. На улицах одни страшные рожи бандитов и проституток.
Сразу же после Погрома на Петроград налетели крестьяне с телегами из окрестных деревень: грабить опустевшие дома. Красноармейцы прогоняли крестьян, считая весь Петроград своей добычей. Мёртвый Петроград кинулись грабить все подряд, и между группировками грабителей часто были перестрелки и настоящие бои.
По условиям брестской капитуляции 04 ноября 1918 года в Петроград должны были войти немцы. А если в Петроград войдут немцы, то они вырежут всех. Так говорили в Ленинграде. И Ленин с Троцким драпанули в Москву. По этой причине Москва и стала Столицей СССР. Столицей России Москва никогда не была. В СССР смеялись по этому поводу: «Москва – столица Московской области!».
Ещё рассказ одного их тех, кто был во время революции в Петрограде, потом сбежал, потом опять вернулся.
Когда они приехали в Петроград в 1921 году, то Петроград стоял Мёртвым, Город без Людей. Людей было очень мало. Его деда вызвали знакомые, которые работали в ЧК и он попал на Гороховую. На Гороховой он увидел внутри двора кучи документов, которые жгли чекисты. Это были документы убитых петроградцев. Этими документами убитых петроградцев был завален весь Петроград.
Поскольку их никто не отмечал в Книге Мёртвых, как умерших, то все они юридически считались живыми. И этим воспользовались уголовники, чтобы уйти от возмездия за бандитизм во время революции. Они брали себе чистые документы убитых петроградцев и найти этих бандитов потом было очень трудно. По документам это уже были другие люди.
Кстати, когда интеллигенция говорит о том, что при Сталине фабриковали судебные процессы против петроградских и московских профессоров и творческой элиты, лукаво опускают момент документов убитых петроградцев и москвичей.
- Красные петроградские профессора академий не кончали!
В Ленинграде это была аксиома.
Тогда многие бандиты нахватали документов убитых профессоров, князей, графов и прочих известных людей, в том числе и тех, кто занимался творчеством и был известен в Европе и России.
Скандал начала белоэмиграция в Европе, когда в Петрограде выползли «подснежники».
Большевики захотели показать, что научная и прочая элита перешла на их сторону. И как только в Петрограде и Москве нарисовались эти красные профессора, в Европе тут же разразился скандал.
На Западе доказали, что настоящие владельцы титулов и званий были убиты во время Погрома Петрограда, а их документами завладели эти оборотни, которые сейчас выступают от имени убитых профессоров, художников и прочих.
Естественно, что нашим красным (советским) партийным без погон и документов, не выгодна такая Русская правда о том, кем были советские и как большевики властью стали?

Веб-мани: R477152675762