«Кто не молчит ,тот должен умереть»

Закрытая на ключ тюремная камера, в ней 13 арестантов. Глубокой ночью одного из них находят в луже крови с тремя ножевыми ранениями. Такая, похожая на сюжет из детектива Агаты Кристи, история развернулась на минувшей неделе в столичном следственном изоляторе «Водник».

Согласно версии ФСИН, 52-летний топ-менеджер корпорации «Роскосмос» Владимир Евдокимов совершил самоубийство. Какие тайны унёс с собой в могилу погибший, обвинявшийся в совершении многомиллионного мошенничества, и почему в его добровольный уход из жизни практически невозможно поверить? Владимир Евдокимов был арестован в начале декабря прошлого года. По информации «Известий», причиной этого стало расследование факта хищения технологической оснастки вертолётов Ка-60 и Ка-62, являвшейся собственностью РСК «МиГ», в результате чего она понесла ущерб в сумме 200 млн рублей. Евдокимов в то время работал в Объединённой авиастроительной корпорации (ОАК), впоследствии в его деле стал фигурировать эпизод хищения. В течение трёх месяцев Евдокимов находился в спецблоке следственного изолятора, однако месяц назад его неожиданно перевели в 11-местную камеру, лишённую при этом видеонаблюдения. Потому разве что следствие может теперь установить, что же именно произошло в ту ночь. Пока что речь идёт о суициде – по крайней мере сокамерники погибшего твердят именно так. «Все они очень нервничают и так активно говорят, что это было самоубийство, что начинаешь, конечно же, во всём сомневаться», – отмечает член Общественной наблюдательной комиссии Москвы (ОНК) Когершын Сагиева.

Ещё бы не сомневаться: белые нитки из озвучиваемой версии торчат целым букетом. К примеру, утверждается, что Евдокимов покончил с собой ночью, когда все спали, и потому никто не смог остановить его. «Тюрьма не спит 24 часа, а уж тем более общая камера, – уверяет руководитель «Руси сидящей» Ольга Романова. – Именно ночью происходит основное общение по всем видам связи (телефон, межкамерное общение). И не бывает так – взять нож, общий для всех, и пойти, например, в туалет, это невозможно в принципе». Вот и характер ран на фоне версии о суициде не вызывает ничего, кроме недоумения. Конечно, бывает всякое, но чтобы человек сперва дважды попытался зарезать себя в сердце, а потом, всё никак не умирая, ещё добавил удар в сонную артерию, – это перебор. Не самурай же он, в самом деле, всего лишь возможный коррупционер. По крайней мере «Лайф» ещё в конце прошлого года сообщал, что Евдокимову принадлежат особняк и земли на Рублёвке, а также элитная квартира общей стоимостью свыше 600 млн рублей. Вряд ли Евдокимову единственному повезло так разбогатеть – резонно предположить, что он немало знал о других высокопоставленных сотрудниках ОАК и МиГа. Мог вполне и заговорить. Ольга Романова придерживается именно такой версии. «То, что его перевели в общую камеру, говорит о том, что ему специально дали возможность получить доступ к такой запретке, как телефон. То есть таким путём получить от него информацию. Кто это сделал – ФСБ или СК? Вряд ли. То есть это могли быть люди и оттуда, но в своих частных целях. Это не государственный интерес, а интерес частных лиц – с кем и как он будет разговаривать. И не исключено, что в процессе такого телефонного разговора он мог кому-то сказать: «Вытаскивайте меня, или...» Я бы поставила на то, что к кому-то из руководства «Водника» или к операм вышли на связь люди, которые были заинтересованы в том, чтобы Евдокимов не заговорил. И эти люди сказали, что это государственные интересы. Мол, вы затыкаете Евдокимова, а мы закроем все вопросы».
Насколько верно это предположение, можно будет судить по тому, к каким выводам придёт следствие, выясняющее сейчас обстоятельства смерти Евдокимова, и кого накажут за это. ЧП имеет достаточный масштаб, чтобы даже генеральские погоны полетели веером. Впрочем, вряд ли на это стоит рассчитывать. Мёртвые не болтают Дело в том, что беспрецедентным случай с Евдокимовым нынче называют ошибочно. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на тюремные хроники. Так, в августе 2016 года в камере столичного следственного изолятора «Матросская Тишина» был обнаружен повесившимся 42-летний Антон Фаерштейн. Влиятельный предприниматель из Коми считался ключевым свидетелем по делу экс-главы республики Вячеслава Гайзера, которого сейчас судят за организацию преступного сообщества и крупные хищения. По версии следствия, Фаерштейн мог являться одним из звеньев, через которые активы выводились из госсобственности. И вот, когда расследование было в самом разгаре, Фаерштейн неожиданно умер. Тюремное ведомство тогда сразу же сообщило, что коммерсант совершил самоубийство. При этом следствию был представлен кусок простыни, на которой повесился арестант. Однако вскоре начали выясняться интригующие подробности. В частности, «Лайф» сообщал: у Фаерштейна при вскрытии эксперты обнаружили на теле синяки и внутреннее кровоизлияние. Кроме того, у него оказались сломаны рёбра. Но главное – размер простыни, использовавшейся в качестве петли, не совпал с размером оставшейся на шее погибшего странгуляционной борозды. Не менее настораживающим показался и тот факт, что у покойного были коротко острижены ногти. Конечно, не исключено, что погибший предприниматель просто тщательно следил в камере за своей внешностью. Однако это не позволило провести экспертизу ногтевых пластин – дело в том, что если имеет место убийство, под ногтями у сопротивляющейся жертвы остаются частицы кожи или одежды преступника. В общем, странностей в смерти Фаерштейна обнаружилось вагон и маленькая тележка. Тем не менее проведённая проверка не выявила в его гибели криминала. Вячеслав Гайзер нынче молчит, напрочь отрицает все обвинения, и, по слухам, дело в отношении его вроде как тихо разваливается. А на нет, как говорится, и суда нет. Потому можно лишь строить досужие предположения, каким уровнем компетенций и суммой средств нужно обладать, чтобы ключевой свидетель столь неожиданно замолчал навсегда. В этот же ряд ложится и смерть Сергея Цапка. Кубанский беспредельщик, на фоне фантастической слепоты правоохранителей и чиновников превративший целый район в своё бандитское княжество, неожиданно умер в краснодарском СИЗО в июле 2014 года. Как сообщалось, кончина наступила от острой сердечной недостаточности. Большой скорби его смерть не вызвала, потому вопросов относительно обстоятельств случившегося со стороны общественности почти не прозвучало. Разве что «Новая газета» опубликовала слова осуждённого подельника Цапка о том, что того намеренно довели до смерти, не оказав медицинскую помощь. Впрочем, дотошные обратили внимание, что гибель лидера банды наверняка могла оказаться на руку немалому числу облечённых властью граждан: Цапок, как известно, был не просто бандитом, а владельцем крупнейшего агропромышленного холдинга и депутатом. То есть имел обширные связи и вполне мог рассказать, кому и сколько заносил за молчание и помощь. Мёртвые же, как говаривал пират Сильвер, не болтают.

Полезной смерть Цапка оказалась и ещё в одном плане. После разгрома банды гигантское предприятие семьи Цапков начало идти ко дну – всем было понятно, что столь крупный актив не оставят пожизненно осуждённому преступнику. В результате земли и фирмы начали обретать новых хозяев. Так, по данным еженедельного издания «Деловая газета. Юг», значительная часть цапковского добра влилась в состав связанного с тогдашним губернатором Кубани, а ныне министром сельского хозяйства страны Александром Ткачёвым холдинга «Агрокомплекс». Заказчики и исполнители Видимо, памятуя об этом, бывший член ОНК Москвы Зоя Светова отмечает: «Тех, кто подослал к Владимиру Евдокимову убийцу или убийц, абсолютно не волновало, как это будет выглядеть со стороны. Заказчики его устранения были абсолютно уверены в том, что концов не найдут. Никого не накажут, сокамерники будут молчать, всё пройдёт гладко, следователи согласятся с версией самоубийства». Впрочем, это было бы чересчур показательно. Ведь убийство Евдокимова – это прямой вызов государственной власти, а она не любит, когда кто-то покушается на её монополию карать или миловать. Потому следствие сейчас копает во все стороны, уже заявлено, что смерть топ-менеджера действительно похожа на заказ с целью заставить его замолчать. Другой вопрос, найдут ли заказчика? «Не сомневаюсь, что исполнителей убийства вычислят быстро. Как установят и сотрудников СИЗО, передавших в камеру нож, – полагает журналист Ирек Муртазин. – А вот до заказчика следствие вряд ли доберётся. Скорее всего произойдёт несчастный случай и кого-то или машина задавит, или трос лифта в его доме оборвётся, или он не вернётся с подлёдной рыбалки…»

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ .

В Москве правоохранители задержали руководителя подведомственного Федеральной службе охраны ФГУП «Атэкс» Андрея Каминова. Ему инкриминируется хищение 220 млн рублей в ходе выполнения госконтракта в подмосковной резиденции президента Владимира Путина Ново-Огарёво. Предположительно, деньги вывели через фирмы-однодневки и обналичили.

Веб-мани: R477152675762