Закрытая история. Гибель АПЛ «Курск»

Основные версии, которые преподносились обывателям в качестве наиболее правдоподобных, были:
- столкновение с иностранной подводной лодкой;
- подрыв на якорной мине времён Великой Отечественной войны;
- взрыв торпеды в первом отсеке.
Рассмотрим их в указанном порядке.

Итак, первый вариант – столкновение с иностранной подводной лодкой.
Для начала ознакомимся с некоторыми обязательными положениями руководящих документов, регламентирующих режимы плавания ПЛА (атомных подводных лодок).
а) При введённых реакторах глубина под килем подводной лодки должна быть не менее 80-ти метров (данное требование обусловлено мощностью циркуляционных насосов, подающих забортную воду в 4-й контур реактора – при меньшей глубине произойдёт засасывание ила, водорослей и т.п. в трубопроводы 4-го контура и в сами насосы).
б) При нахождении ПЛ под перископом – а именно в таком положении она находилась в момент аварии (судя по поднятым выдвижным устройствам) – личный состав должен находиться на боевых постах согласно расписания по боевой тревоге.
в) При нахождении в подводном положении (не под перископом), глубина погружения должна быть не менее 40 метров (требование МППСС – международных правил предотвращения столкновения судов).
Соблюдение данных положений обязательно для всех ПЛПЛ, независимо от государственной принадлежности.

Если учесть, что глубина места гибели ПЛ «Курск» едва достигала 100 метров и она находилась под перископом, то становится ясно, что факт её пребывания в данной точке в перископном положении является грубейшим нарушением руководящих документов, т.к. высота ПЛ достигает 28-ми метров, а перископная глубина – 10 метров. Итого: 100м – 28м – 10м = 62 метра. 62м вместо положенных 80-ти.
Допустить вероятность того, что командир иностранной подводной лодки, находясь на боевой службе вдали от своих берегов, загонит свою лодку на подобную глубину – просто глупо. Нельзя считать противника полным идиотом.

Далее, а какого же водоизмещения должна быть иностранная ПЛ, чтобы нанести столь серьёзные повреждения «Курску», имеющему водоизмещение 17 тыс. тонн? Причём необходимо учесть, что многоцелевые ПЛА иностранных государств имеют водоизмещение от 5 до 8 тыс. тонн. Допустить же, что в столкновении участвовала ПЛАРБ типа «Лафайет» с водоизмещением близким к водоизмещению «Курска» - просто не серьёзно. Лодке подобного типа просто нечего делать в данном районе в силу выполняемых ею задач.

Столкновение же лодки меньшего водоизмещения с ПЛ «Курск»,имело бы для неё такие же последствия, как для легкового а/м «Запорожец» с «Белазом».
Следовательно, данная версия несостоятельна.

Второй вариант – подрыв на мине периода Великой Отечественной войны.
Данная версия вообще не выдерживает никакой критики. Во-первых, потому, что повреждения, наносимые морским минным оружием надводным и подводным судам настолько характерны, что распознать их, или перепутать с иными, просто невозможно. Случись подобное – моментально отпали бы все остальные версии. Более того, мина периода Великой Отечественной войны, что советского производства, что из стоявших на вооружении флота фашистской Германии, не смогла бы нанести подводной лодке подобного класса повреждений, приводящих к её немедленной гибели. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно обратиться к документам по анализу использования морского минного оружия в период второй мировой войны.

Во-вторых – данные полигоны (а именно в одном из них произошла катастрофа) используются для боевой подготовки много десятилетий, протралены вдоль и поперёк и в минном отношении являются полностью безопасными. Да и на самой подводной лодке, тем более находящейся под перископом, в гидроакустическом комплексе постоянно работает «тракт миноискания». Так что и эта версия является ложной.

Третий вариант – взрыв торпеды в первом отсеке. Официальные структуры остановились на данной версии как на основной именно потому, что она наиболее легко вводит в заблуждение обывателей, невероятно далёких от флота и флотской действительности. Рассмотрим данный вариант подробнее.

В первом отсеке, помимо торпед, находящихся в торпедных аппаратах, находится большое количество стеллажных торпед. Стеллажные торпеды предназначены для перезарядки торпедных аппаратов после использования по назначению уже находящихся в них торпед. В отличие от учебной торпеды, на взрыв которой ссылаются официальные круги, это торпеды боевые, с боевым зарядным отделением.

Представим, что действительно произошёл взрыв учебной торпеды в торпедном аппарате. Что же там могло взорваться, если БЗО (боевое зарядное отделение) отсутствует? – гремучая смесь (смесь водорода с кислородом, в которой водорода не менее 4-х процентов), образовавшаяся при утечке перекиси водорода, как это нам пытаются преподнести? Но для того, чтобы допустить подобную версию, необходимо принять ещё одно допущение из двух – либо личный состав БЧ-3 (минно-торпедная боевая часть) абсолютно безграмотен и не понимает, что он делает, либо в ней служат самоубийцы. Но ни одно из этих допущений принимать нельзя, так как экипаж данной подводной лодки уже сдал как минимум первую и вторую курсовые задачи из курса боевой подготовки. Т.е., флагманскими специалистами уже проверены знания личного состава по специальности, отработаны навыки по борьбе за живучесть, экипаж отработан для выхода в море. Следовательно, личный состав не мог не контролировать давление в торпедных аппаратах и не проводить анализ газового состава воздуха как в отсеке, так и в торпедных аппарата. Методы же борьбы с подобными утечками не представляют особой сложности. В крайнем случае, можно просто отвалить щит торпедного аппарата, открыть его переднюю крышку и элементарным способом стравить давление за борт.

Допустим даже, что всего этого сделано не было, и в торпедном аппарате произошёл взрыв гремучей смеси. Самое большое – сорвало бы крышки торпедного аппарата и в отсек хлынула бы вода, что могло бы привести к гибели части личного состава первого отсека, но уж никак ни всей подводной лодки. Кстати, советские подводные лодки рассчитывались на сохранение плавучести при затоплении трёх отсеков.

Взрыв большей мощности в отсеке, такой, который мог бы привести к гибели ПЛ, неминуемо повлёк бы за собой детонацию БЗО стеллажных торпед, что привело бы не просто к гибели ПЛ, а к её полному разрушению на отдельные мелкие фрагменты. Следовательно, и версию взрыва учебной торпеды в торпедном аппарате всерьёз рассматривать нельзя.

В чём же заключается истинная причина катастрофы атомной подводной лодки «Курск»?

Имея определённый опыт службы на подводном флоте, можно определённо сказать – гибель АПЛ «Курск» является следствием таранного удара крупнотоннажного надводного корабля. Удар был нанесен по правому борту под острым углом в районе первого отсека. От нанесенного удара и от большого поступления воды в первый отсек через образовавшуюся пробоину, подводная лодка получила резкий дифферент на нос и со скоростью порядка пяти узлов (скорость движения под перископом) столкнулась с грунтом.

Далее события развиваются лавинообразно. В наиболее насыщенных приборами носовых отсеках – особенно во втором и в третьем, от мощного удара о грунт срываются с фундаментов приборы (несколько сотен «шкафов» весом примерно по двести - двести пятьдесят килограмм), происходит разрыв кабельных трасс, сопровождаемый короткими замыканиями и, соответственно, начинается самое страшное для подводной лодки – начинаются пожары в отсеках. Подобным развитием событий объясняется и потеря управления в борьбе за живучесть в уцелевших кормовых отсеках.

В настоящее время имеется ряд косвенных подтверждений правильности данного предположения. Во-первых, в информационной неразберихе начального периода после катастрофы, пока правящие верхи ещё не определили свою линию поведения, на экраны телевизоров проскочила графическая схема полученных подводной лодкой механических повреждений. На ней четко просматривались три наклонные пробоины в верхней части корпуса по правому борту, в районе первого отсека. Получены подобные повреждения могли быть только от форштевня и винтов надводного корабля. Впоследствии эта информация не повторялась.

Во-вторых, после подъёма «Курска» была произведена выгрузка крылатых ракет «Гранит» из контейнеров. Данная операция была проведена без каких-либо сложностей во всех контейнерах, кроме первого и третьего (расположены по правому борту в носовой части ПЛА – в районе второго и третьего отсеков). При попытке выгрузки ракет из данных контейнеров возникли трудности с открытием их крышек. Причина в этом могла быть только одна – деформация кремальер крышек контейнеров. Повреждения подобного рода могут быть получены только при внешнем механическом воздействии. Достаточно вспомнить последствия аварийной ситуации на ПЛА «К-47» (28 декабря 1973 года) с деформацией кормовых кремальер и комингсов среднего блока контейнеров и последствия столкновения ПЛА «К-22» с американским фрегатом в августе 1976 года (те же самое пробоины от винтов фрегата в легком корпусе и в первом контейнере). А ведь это всё опыт той же 7-й дивизии ПЛА. К сожалению, данный факт прошел почти незамеченным даже большинством ракетчиков подводных лодок.

И, наконец, чем вызвана необходимость «ампутации» первого отсека перед подъёмом лодки, кроме как стремлением скрыть истинные причины гибели подводной лодки и личного состава. О личном составе, кстати, разговор особый. У каждого подводника, или у каждого человека, понимающего, что такое подводная лодка и как она устроена, не может не возникнуть вопрос – почему на столь малой глубине погиб личный состав? Почему сразу после обнаружения аварийной ПЛ, на неё не был подан воздух через ЭПРОНовские выгородки, даже не было предпринято подобных попыток? Почему личный состав кормовых отсеков самостоятельно не покинул аварийную подводную лодку, использую ИСП-60 (индивидуальное снаряжение подводника, позволяющее производить самостоятельный выход из затонувшей ПЛ с глубины до 110 метров? Сразу разъясняю, что в отсеках живучести (носовой, центральный и кормовой – отсеки, в которых имеется люк для выхода на верхнюю палубу) хранится 10%-й запас дополнительных комплектов ИСП-60. Так что ссылки на их отсутствие в отсеке несостоятельны. В том, что они имелись на борту, легко убедиться, проверив контрольный лист готовности к выходу в море. За их наличие ответственен помощник флагманского механика по живучести.

Итак, вопросов возникает очень много. Официального честного ответа ждать не приходится, ибо слишком явно производится подтасовка фактов, и слишком неуклюже маскируются истинные причины и выводятся из под удара, точнее – уводятся от ответственности, истинные виновники катастрофы и гибели подводников.

Истинная причина гибели АПЛ «Курск» и её экипажа кроется гораздо глубже, чем нам пытаются преподнести руководство ВМФ и руководство страны.

Изюмов Д.И.  Офицер подводник,

Веб-мани: R477152675762