Закрытая история .Знамя победы над рейхстагом

Штабные работники 1-го Белорусского фронта маршала Г.К.Жукова в 3-й ударной армии, шедшей на Берлин, заранее изготовили сразу девять Знамен Победы - по количеству дивизий армии, рвущихся к рейхстагу.

Сейчас пишут о специальных знаменах, изготовленных по стандарту Государственного флага СССР. На самом деле все обстояло гораздо проще. Никто из непосредственных изготовителей знамен не знал толком, каким должно быть Знамя Победы. Не было ни добротного материала наподобие бархата, ни инструмента для выделывания древков.

Майор Г.Голиков, художник В.Бунтов и киномеханик А.Габов, распределив обязанности, красили материал, обшивали его, вытачивали древки из дерева, окрашивая их красными чернилами! Древки увенчали колпачками, снятыми с гардин. Знамя Победы, надо сказать, выглядело скромно.

Одно из этих кустарных знамен (знамя № 5) было передано в 150-ю дивизию, которая вела основные бои за рейхстаг. Этому знамени было суждено взметнуться над рейхстагом. Рейхстаг штурмовали два стрелковых полка этой дивизии - 674-й и 756-й. Знамя было в 756-м полку, 674-й полк специального (одного из девяти!) знамени не имел. Добавлю, что к рейхстагу подошла и другая дивизия 1-го Белорусского фронта - 171-я стрелковая под командованием полковника А.И.Негоды, в которой было второе Знамя Победы (повторюсь, одно из девяти!).

Генерал-майор В.М.Шатилов командовал 150-й стрелковой дивизией. 30 апреля около трех часов дня полковник Зинченко (из дивизии Шатилова) сообщил комбату Неустроеву о том, что поступил секретный (!) приказ маршала Жукова, в котором объявляется благодарность войскам, водрузившим Знамя Победы. Оба в растерянности: рейхстаг еще не взят, знамя над ним не водружено, а благодарность уже объявлена. До рейхстага через Королевскую площадь - метров 300. Площадь пересекал канал, за ним - дзоты, траншеи, зенитки прямой наводки. Под прицелом - все пространство площади. Ко времени появления приказа Жукова (с благодарностью!) солдаты с первой попытки преодоления площади были прижаты шквальным огнем противника.

Но самое поразительное то, что в секретном приказе маршала Жукова говорилось о подробностях взятия рейхстага, об ожесточенных боях внутри самого здания и (главное!) указывалось точное время (?!) водружения на нем советского флага: 14 часов 25 минут 30 апреля 1945 года!

Между прочим, это время и сегодня упоминается в энциклопедиях и учебниках истории!

А Совинформбюро сообщило уже о водружении в 14 часов Знамени Победы над рейхстагом, хотя пересечь Королевскую площадь пока не удалось еще ни одному советскому солдату. А в это время командиру полка Зинченко позвонил на НП генерал Шатилов и приказал ему в случае отсутствия наших солдат и советского знамени в рейхстаге принять все меры и любой ценой (!) водрузить флаг или флажок хотя бы на колонне парадного подъезда. Все стало ясно: комдив Шатилов, боясь, как бы другой комдив - Негода - не доложил раньше его о взятии рейхстага, уже отрапортовал о водружении Знамени Победы над рейхстагом командиру 79-го корпуса, тот - командующему 3-й ударной армией, а тот - самому Жукову.

За Берлин соревновались командующие фронтами, за рейхстаг - комдивы.

Кстати, после войны Шатилов издал не одну свою книгу мемуаров и везде взятие рейхстага "подогнал" под свой обман и благодарственный приказ Жукова.

К сожалению, многие непосредственные участники штурма рейхстага пошли на поводу у Шатилова, так как от него зависели их звания и награды.

И сам Неустроев поддался соблазну: ведь в своих мемуарах Шатилов "сделал" его несуществовавшим "комендантом" рейхстага.

Итак, Шатилов дал приказ немедленно ворваться в рейхстаг.

Отчаянные одиночки-добровольцы, сделав самодельные флажки из красного тика немецких (!) перин, ринулись к рейхстагу, чтобы закрепить флажки хоть на колонне, хоть в окне здания. Удивительно, но на любой войне сначала овладевают главным пунктом, а только потом водружают свой флаг. Тут все было наоборот.

Кстати, даже Жуков в своих мемуарах пишет, что ему доложили о Знамени Победы над рейхстагом к 15 часам 30 апреля 1945 года! Живуча фальшивка Шатилова! Еще недавно утверждалось, что одиночки-добровольцы, бросившиеся с флажками к рейхстагу после приказа Шатилова, погибли под ураганным огнем противника. Погибли все!

Оказалось, не все. Взвод героя казахского народа лейтенанта Рахимжана Кошкарбаева отличился, ворвавшись первым в "дом Гиммлера", и Рахимжану поручили возглавить специальную группу для установки штурмового флага на здании рейхстага.

Кошкарбаеву представили бойцов из разведроты его 674-го полка (командир полка Плеходанов): старшего лейтенанта С.Сорокина, ефрейтора Г.Булатова, рядового В.Провоторова и других.

Штурмовой флаг (кусок красного тика, обернутый вокруг планки, отодранной от оконной рамы, и зачехленный черной светомаскировочной бумагой) был вручен Кошкарбаеву. Он запрятал его под гимнастерку и взглянул на часы. Было 11 часов дня (видимо, это был первый бросок советских бойцов к рейхстагу!). Кошкарбаев скомандовал бойцам своей группы: "Вперед, за мной!" - и спрыгнул из окна "дома Гиммлера" на брусчатку Королевской площади. Вокруг - смертельный огонь: пули, осколки снарядов. Только Кошкарбаев дополз до воронки от снаряда, как на него свалился сверху боец. Это был Григорий Булатов, совсем мальчишка. А сзади них уже разрывы вражеских снарядов, и стало ясно, что они остались вдвоем, поддержки не будет.

Счет пошел не на минуты, а на часы: площадь "насквозь" простреливалась, даже голову приподнять было смертельно опасно. Вот так и ползли они вдвоем до очередной "мертвой" зоны, до очередного прикрытия, где их не могли достать своим огнем немцы. Приходилось подолгу лежать неподвижно: вокруг звенели пули, отскакивая от брусчатки. Им удалось доползти до подбитого советского танка. Прошло три часа, а преодолено всего 50 метров.

Были и броски вперед, бойцам везло: они остались невредимыми. И вдруг рейхстаг заволокло дымом, кирпичной пылью, и Кошкарбаеву с Булатовым удалось промчаться метров 100 и запрыгнуть в ров с водой. Они, стоя по грудь в воде, напились грязной, но прохладной воды. Затем в сторону канала добрались до железного моста. До рейхстага оставалось метров 100, но огонь усилился с обеих сторон. А уже надвигались сумерки! Однако через час советские войска обрушили на рейхстаг огонь невиданной силы и мощи, и, хотя атакующим бойцам пришлось залечь, рейхстаг опять заволокло дымом и пылью. Кошкарбаев с Булатовым рванули бегом, и... под подошвами сапог застучали мраморные ступени входа в рейхстаг! И здесь пуля ударила Рахимжану в ногу. Но рядом от осколка снаряда лопнула кирпичная кладка. Кошкарбаев быстро достает флаг, Булатов становится на его плечи и под окном на выступе, как можно выше, прикрепляет штурмовой флаг! Заполыхал первый штурмовой метровый флаг над главным входом в рейхстаг! Часы показывали 18 часов 30 минут.

Первыми достигли рейхстага два бойца 674-го полка, и эти 300 метров через Королевскую площадь отняли у Кошкарбаева и Булатова более 7 часов жизни. А что же 756-й полк, хотя и той же 150-й дивизии Шатилова? Не забывайте о 171-й дивизии Негоды! Батальон капитана С.Неустроева пошел на решающий штурма рейхстага (после звонка Шатилова командиру 756-го полка Зинченко). Три атаки были безуспешны. 4-я попытка штурма рейхстага удалась. Первыми увидели у входа в здание Кошкарбаева и Булатова двое бойцов и зам. командира 756-го полка майор Соколовский.

Однако есть сведения, что первым на ступени рейхстага вбежал с флагом рядовой Петр Пятницкий - связной комбата Неустроева, но тут же был убит. А привязал штурмовой флаг к колонне уже Петр Щербина, тоже рядовой (так свидетельствует Неустроев). Был ли он первым?! Может, соревнование уже шло на уровне полков? Ведь знамя № 5 было в 756-м полку! И признавать первенство Кошкарбаева и Булатова (из 674-го полка) не хотелось?! Видимо, дело обстояло именно так! А к 7 часам вечера у рейхстага уже были сотни бойцов обоих полков 150-й дивизии.

Взломав входную дверь, они хлынули внутрь здания. Итак, рейхстаг был взят и расцвечен красными флажками не в 14 часов 25 минут, а вечером 30 апреля. Кстати, кругом во тьме продолжалась яростная перестрелка с отчаянно сопротивляющимися фашистами.

Как свидетельствует Кошкарбаев, часов в 10 вечера в рейхстаг прибыл командир 756-го полка полковник Зинченко. Поздравив солдат и офицеров со взятием рейхстага, он распорядился доставить сюда знамя № 5 для водружения его над рейхстагом. К этому времени батальонное знамя капитана Неустроева уже было на втором этаже здания. Видимо, Зинченко и приказал "отобрать" двух будущих Героев Советского Союза М.Егорова и М.Кантария для водружения Знамени Победы над рейхстагом.

Умен и хитер был командир 756-го полка: конечно, Знамя Победы должны были водрузить русский и грузин (естественно, в угоду И.Сталину). Их, разведчиков 756-го полка, и "нашли". Между прочим, когда через несколько дней военные корреспонденты и писатели спросили Неустроева о том, кто же первым добрался с флажком до рейхстага, Зинченко быстро перебил комбата, заявив, что тот очень устал. Чего же Зинченко боялся? Того, что комбат мог сказать, что рейхстаг взяли не в 14 часов 25 минут, а вечером и Знамя Победы водрузили около часа ночи, строго говоря, уже 1 мая. Подвиг водружения Знамени Победы над куполом рейхстага, был в основном связан с техническими и психологическими трудностями (сродни мастерству альпинистов, верхолазов).

Егоров рассказал, что его рота (756-го полка) находилась уже (!) возле канала (на Королевской площади), когда ему и младшему сержанту Кантария вручили Красное Знамя, которое предстояло водрузить на самый рейхстаг (речь идет о знамени № 5, а ведь Зинченко распорядился о нем, так как оно находилось в штабе полка, только часов в 10 вечера в самом рейхстаге). Далее Егоров говорит, что они опять снимают Знамя (откуда?!) и добираются до крыши рейхстага над главным входом. Рвутся снаряды, и осколок пробивает дыру в брюхе полого скульптурного коня, и они с Кантария втыкают древко Красного знамени в пробоину (снизу видно так, как будто немецкий всадник держит его в руках, что само по себе символично!). Однако когда разведчики начали спускаться вниз - встретили бойца, посланного начальством. Тот крикнул, что знамя видно только с одной стороны и как будто в руках у верхового на коне.

Как утверждает М.Егоров, боец сказал: "Меня послали переставить его..." Но переставляют Знамя Победы Егоров и Кантария. Куда? На купол рейхстага. Купол разбит, стекла вылетели. Остов (ребра) купола обожжены от огня, в зазубринах, а под ребрами - глубокая пропасть, чернота. Да и обстрел продолжается. Так что взобраться на верх купола по ребрам, под обстрелом, рискуя сорваться, и укрепить на самом верху рейхстага Знамя Победы - безусловно, геройский подвиг, даже не говоря о значении водружения Знамени над рейхстагом. Разведчики крепко привязали его к ребрам купола чехлом. Кстати, руки у них (особенно у Егорова) навсегда остались покрытыми шрамами и шишками на коже. Напомню, что Егоров и Кантария были удостоены звания Героя Советского Союза.

Такова официальная версия водружения Знамени Победы над рейхстагом.

Однако эта официальная версия не соответствует действительности. Знамя Победы, находящееся сейчас в Музее Вооруженных Сил России, - самодельное, сшитое из двух кусков (!) очень тонкой материи. Более того: ни размер, ни символика знамени не соответствуют стандарту Государственного флага СССР. Ясно одно, что это не знамя № 5 (одно из девяти, старательно изготовленных в штабе 3-й ударной армии) и изготовлялось оно в спешке, буквально за несколько часов. Поскольку мы знаем, что штурмовали рейхстаг два полка: 756-й и 674-й 150-й дивизии, а знамя № 5 находилось в 756-м полку, то это Знамя Победы может принадлежать только бойцам 674-го полка (в нем, между прочим, служили и два вышеупоминаемых героя: Кошкарбаев и Булатов).

Исследователь А.Сычев на основе архивных материалов и личных встреч с участниками штурма рейхстага установил, что самодельное Знамя Победы принадлежало группе командира взвода полковой (674-го полка) разведки лейтенанта С.Сорокина.

Перед началом штурма рейхстага командир 674-го полка подполковник А.Плеходанов вызвал Сорокина, приказал ему отобрать специальную группу, изготовить знамя и водрузить его на рейхстаге.

Мы помним, что примерно в 11 часов утра при штурме рейхстага Кошкарбаев и Булатов, вырвавшиеся на Королевскую площадь, были шквальным огнем отсечены от группы Сорокина, оставшейся в "доме Гиммлера". Видимо, группе Сорокина удалось пробиться к рейхстагу только вечером, после 18 часов, когда Кошкарбаев и Булатов уже укрепили у входа в рейхстаг свой штурмовой флаг (кстати, его лоскутки они потом разделили на память с товарищами).

Артподготовка уже загнала фашистов в подвалы здания. Поэтому сопротивления почти не было и группа Сорокина через несколько минут оказалась на крыше рейхстага.

А теперь - главное

Непосредственно самодельное знамя 674-го полка (а точнее - 150-й дивизии: такова была надпись на нем) водружали разведчики этого полка (внимание!) Г.Булатов и В.Провоторов. Да, да, тот самый Григорий Булатов, который полчаса-час назад вместе с Рахимжаном Кошкарбаевым прикрепил первый штурмовой флаг у входа в рейхстаг!

Булатов и Провоторов закрепили Знамя Победы на скульптурной группе над главным входом в рейхстаг. Знал ли об этом Кошкарбаев (об участии в водружении знамени Г.Булатова)? Видимо, нет, к тому же Рахимжан, раненный в ногу, нуждался в медицинской помощи.

Знамя Победы вознеслось над рейхстагом примерно в 19 часов, а Жукову доложили об этом, как мы помним, еще к 15 часам дня (очень досрочно!).

Знамя разведчиков 674-го полка было первым, появившимся над рейхстагом, и в течение нескольких часов оно так же было и единственным.

Архивные документы 674-го полка полностью подтверждают все свидетельства С.Сорокина.

А вот итоговые документы 756-го полка и штурм рейхстага, и водружение над ним знамени Егоровым и Кантария описывают очень противоречиво (например, время водружения знамени: то вечер 29 (?!) апреля, то вечер 30 апреля.

Разведчики группы С.Сорокина (и Г.Булатов, конечно!) сразу после штурма рейхстага были представлены к званию Героя Советского Союза. Их подвиг был подробно описан в наградных листах, подписанных командованием корпуса, но Звезд Героя разведчики не получили. Почему? Я думаю, понятно: вместе с Егоровым был "назначен" стать Героем Кантария, а вторых "водрузителей" Знамени Победы не требовалось.

Хотя нужно обязательно подчеркнуть мужество и героизм Егорова и Кантария.

Тайна знамени № 5

Внимательный читатель спросит: "А куда же делось дивизионное знамя № 5? А вот сие есть великая тайна, и я могу только высказать свои предположения (может быть, ветераны уточнят и дополнят мой рассказ?!).

Сейчас пишется, что Егоров и Кантария перенесли Знамя Победы с фронтона на купол рейхстага не 1, а утром 2 мая 1945 года. Какое знамя: самодельное группы Сорокина или знамя № 5? Пишется, что знамя № 5, установленное на куполе рейхстага (1 мая или 2 мая?), было сбито вражеским огнем. Видимо, 2 мая Егоров и Кантария вторично устанавливали на куполе другое знамя взамен сбитого. Какое?! Знамя № [?!]. 3 (или 9?) мая 1945 года Знамя Победы с купола рейхстага сняли и заменили на стяг.

Кстати, по-моему, когда после войны здание рейхстага восстановили, то оно оказалось без купола, видимо, чтобы он не напоминал кое-кому о Знамени Победы над ним в мае 1945 года.

Почему в Музее ВС СССР (России теперь) оказалось самодельное Знамя Победы группы Сорокина? Его ли устанавливали на куполе рейхстага? Вопросы, вопросы... Ясно одно: если бы уцелело знамя № 5 150-й дивизии, то сегодня в Музее находилось бы именно оно!

Судьба героев взятия рейхстага

Р.Кошкарбаев, почетный гражданин, вел после войны большую общественную работу и работал директором гостиницы "Алма-Ата", но заслуженную им Звезду Героя он так и не получил (в отличие от Бауыржана Момышулы, которому хотя и посмертно, но в 1990 году присвоили звание Героя Советского Союза).

Григорий Булатов Звезды Героя не получил и молчал о своем подвиге до 1965 года, но когда он начал заявлять о себе и рассказывать о штурме и взятии рейхстага, то многие не верили и смеялись над ним, даже называя его "Гришка-рейхстаг".

Больно писать об этом, но, не выдержав насмешек, Г.Булатов повесился.

Судьба В.Провоторова (тоже без Звезды) мне неизвестна. С.Сорокин также Звезды не получил.

М.Егоров после войны о себе заботился мало, а вот всем просителям помогал: ведь его имя было известно всей стране. К сожалению, он пристрастился к пьянству. К 30-летию Победы ему подарили "Волгу", и, проездив на ней чуть больше месяца, 20 июня 1975 года Егоров, будучи пьяным за рулем, погиб в автокатастрофе, столкнувшись с рефрижератором в своей деревне Рудне. Похоронен с почетом в центре Смоленска, и его друг М.Кантария успел примчаться из Грузии на похороны Егорова.

Сам Кантария умер в Грузии в почете несколько лет назад.

А.Берест был после войны безвинно осужден и отбыл срок заключения.

Почти у всех героев судьба оказалась трагической.

Веб-мани: R477152675762