Каменный кошмар, совершенно реальный

Эту историю я услышала давно. Не запомнить ее было невозможно. И когда она всплыла уже по ТВ и в СМИ, я вспомнила моментально тетин рассказ.

- Мне тогда было лет 12, - говорила тетя Люба. – Была зима. Когда раздались крики из дома, мы сбежались на них.

Далее тетка рассказала то, что можно прочитать в любом источнике, коих много.

Это чрезвычайное и загадочное событие произошло 31 декабря 1956 года в доме 84 по улице Чкалова. В нём жила обычная женщина Клавдия Болонкина, сын которой надумал пригласить в новогоднюю ночь своих друзей. Среди приглашённых была девушка Зоя, с которой Николай незадолго до этого начал встречаться
Все подруги — с кавалерами, а Зоя всё сидела одна, Коля задерживался. Когда начались танцы, она заявила: «Если нет моего Николая, буду с Николой Угодником танцевать!» И направилась к углу, где висели иконы. Друзья ужаснулись: «Зоя, это грех», но она сказала: «Если есть Бог, пусть он меня накажет!» Взяла икону, прижала к груди. Вошла в круг танцующих и вдруг застыла, словно вросла в пол. Её невозможно было сдвинуть с места, а икону нельзя было взять из рук — она будто приклеилась намертво.

Внешних признаков жизни девушка не подавала. Но в области сердца был слышен едва уловимый стук.
- Я только краем глаза увидела девушку. Она стояла неподвижно, держа в руках икону. Нас выгнали. Но мы не уходили с улицы. Пришел участковый. Потом приехала скорая помощь. Следом приехала конная милиция. Мы залезли на деревья, на заборы. Поздно ночью нас загнали по домам. Но рано утром мы снова были рядом с тем домом.

Привезли батюшку на вертолете. Он долго пробыл в доме. Говорили, что ему удалось забрать из рук окаменевшей икону. Три дня мы дежурили около дома. А потом Зою вынесли, завернутой в ковер. Как статую несли.

Рассказ тети и публикации о том дне совпадают. Врач «скорой» Анна пыталась оживить Зою. Родная сестра Анны, Нина Павловна Калашникова, и сейчас жива, мне удалось с ней поговорить.

— Она прибежала домой взбудораженная. И хотя милиция взяла с неё подписку о неразглашении, всё рассказала. И о том, как она пробовала делать девушке уколы, но это оказалось невозможно. Тело Зои было таким твёрдым, что иглы шприцев в него не входили, ломались…

О происшествии немедленно стало известно правоохранительным органам Самары. Так как это было связано с религией, делу дали статус чрезвычайного. К дому отправили наряд милиции, чтобы не пускать внутрь зевак. Волноваться было о чём. К третьему дню стояния Зои все улицы рядом с домом были запружены тысячами людей. Девушку прозвали «Зоя каменная».

В дом к «каменной Зое» всё же пришлось приглашать священнослужителей, ибо приближаться к ней, держащей икону, милиционеры боялись. Но никому из батюшек не удавалось что-то изменить, пока не пришёл иеромонах Серафим (Полоз). Говорят, он был настолько светел душой и добр, что даже обладал даром предсказания. Он и смог забрать икону из застывших рук Зои, после чего предрёк, что её «стояние» закончится в день Пасхи. Так оно и вышло. Говорят, что Полоза после этого власти просили отказаться от причастности к делу Зои, но он отверг предложение. Тогда ему сфабриковали статью о мужеложстве и отправили отбывать срок. После освобождения в Самару он не вернулся…

- Говорили, что Зою привезли домой. Но ее близкие ни с кем говорить не желали. Мать рыдала. Мы ходили к их дому часто. Раздавались крики. Такие ужасные, что мы, ребятня, разбегались по домам, трясясь от страха, - так закончила свой рассказ тетя Люба.

Телом Зоя ожила, но рассудок её уже не был прежним. В первые дни она всё кричала: «В грехах земля погибает! Молитесь, веруйте!» С научной и медицинской точки зрения трудно представить, как организм молодой девушки мог продержаться 128 дней без еды и воды. Столичные учёные, приезжавшие в ту пору в Самару ради такого сверхъестественного случая, так и не смогли определить «диагноз», который поначалу приняли за некий вид столбняка.

После случая с Зоей, как свидетельствуют её современники, народ массово потянулся в церкви и храмы. Люди скупали кресты, свечи, иконы. Кто не был крещён, крестился…

Сейчас эта история превращена в сказку. О ней не желают говорить правду. Кстати, мой отец тоже был в толпе детей, которая следила за событиями. Но он наотрез отказывался вспоминать те дни:

  • Было. Но я хочу забыть тот кошмар. Это был и правда кошмар...

Ольга Беляевская

Веб-мани: R477152675762