История смерти одного маленького и незаметного человека

АБСОЛЮТНО ЗДОРОВЫЙ ДВАДЦАТИЛЕТНИЙ ЖЕНЯ ЛАНЦОВ УСПЕЛ ПРОСЛУЖИТЬ В АРМИИ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ.

Человек этот — Женя Ланцов, солдат Российской армии из воинской части 69806. Собственно говоря, солдат весьма условный, потому что, прослужив всего несколько дней, Женя заболел. Умер он через три недели, 20 января 2011 года, в областной больнице Челябинска.

Перед смертью Женя был в коме, таким его, прикрученного разными трубками ко всевозможным аппаратам, поддерживающим жизнь, в последний раз видела примчавшаяся через полстраны мама. Папа сидел внизу, его в реанимацию не пустили.

Жена Вика увидела Женю уже в гробу на похоронах: их дочке Миланке было на тот момент всего три месяца, она сильно болела, и ехать Вика никуда не могла.

Женя умер от очень сложной формы гриппа, и два местных медицинских светила с уверенностью показали на суде, что — тут их оценки чуть-чуть разошлись — от 1 до 7% больных погибают от этого штамма. Они же сказали, что особенно важно, не теряя ни дня, начать лечение, и тогда летального исхода можно избежать.

Призвали Женю в декабре 2010 года, он, хотя и хотел отслужить, надеялся, что получит отсрочку из-за новорожденной дочки, но не получил — призывной комиссии надо было, как ему сказали, выполнять план.

И абсолютно здоровый двадцатилетний Женя Ланцов убывает 24 декабря в в\ч 69806 в поселок Шагол Челябинской области. А 29-го разговаривает с родителями, уже сильно кашляя, и на мамин вопрос о лечении отвечает, что за медицинской помощью обращаться не к кому, врачей нет, и никому в части ничего не надо. В Новый год у него было подавленное, не праздничное настроение, Жене явно становилось хуже, и он опять пожаловался родным, что лечить его здесь никто не собирается.

5 января Вика с ужасом узнала, что Женя кашляет кровью и не встает с кровати из-за высокой температуры. 7-го Ланцова кладут в военный госпиталь, забыв сделать рентген и из-за этого не обнаружив воспаления легких. 14-го перевели в областную больницу в реанимацию. И выявили наконец-то, помимо пневмонии, высокопатогенный грипп. Жить Жене оставалось шесть дней.

Ни один человек из начальства не посчитал нужным сообщить родителям и жене о состоянии Ланцова. Вика до бесконечности набирала Женин номер, и как-то трубку снял парнишка, лежавший с ним рядом. Так семья узнала, что Женя госпитализирован.

«У нас даже телефона воинской части не было, — вспоминает Женина мама Светлана Алеонардовна, — в интернете искали. Дозвонились до одного-другого-третьего. Потом до больницы. Когда узнали, что он подключен к искусственной почке и на вентиляции легких, собрались в момент и поехали, да только поезд от нас идет почти двое суток. Приехали, кое-как меня пустили в реанимацию, маску велели надеть, а потом врач говорит — молитесь, надейтесь, может, выкарабкается. Мы с мужем как это услышали — заревели. Сам-то врач был без маски, все уже ему понятно было…»

Из жалобы семьи Ланцовых:

«Может, нужно было не затыкать рот жаропонижающей таблеткой, а назначить обследование, анализы? Ведь дома, со своими детьми, мы не ждем, когда станет совсем плохо. Мы доверили своего сына государству, а оно его сгубило. Мы отдали своего сына добровольно на гибель, и никто не виноват? Один праздники праздновал, другой поленился запись в журнал сделать, третьему было лень возиться с больными, четвертый врет, пятому память отшибло».

История, развернувшаяся после Жениной смерти, продолжается до сих пор. Шесть лет фонд «Право матери», действующий в интересах семьи Ланцовых, пытается доказать в многочисленных судах, что всю первую неделю болезни, в казарме, на Женю всем было наплевать, и лечить его начали слишком поздно — тогда, когда вылечить уже было невозможно. Шесть лет следователи разных мастей и калибров пытаются доказать обратное, считая, что Женя умер бы в любом случае, и что поэтому совершенно не важно, оказывали ему помощь или нет. Видно очень уж эти «от 1 до 7% погибающих больных» следствию, а потом и судьям, приглянулись.

Из показаний сослуживцев Жени Ланцова:

«Ланцов жаловался на высокую температуру, вид у него был очень болезненный. Медсестра выразила недовольство и сказала, что все равно они никого на лечение класть не будут».

«В санчасть Ланцов обращался трижды. Первый раз он обратился, пояснив, что у него болит голова и высокая температура 39,8-40. Ему никакой медицинской помощи не оказали, сказали, чтобы он пошел, полежал. Второй раз он пошел в санчасть в аналогичном состоянии, с такой же температурой, там ему так же никакие медицинские препараты не давали. Третий раз в санчасть он самостоятельно обратиться не смог, его унесли туда на одеяле. После того, как Ланцов скончался, в санчасти появились все необходимые медикаменты».

— В последний день он уже совсем плох был, идти не мог, при мне его ребята на одеяло переложили, взяли за четыре угла, понесли в санчасть. Когда он умер, нам ничего не сказали, мы узнали по своим каналам. А потом, когда уже гроб отправляли на самолете, нас всех — тысячу человек — выстроили на плацу на торжественное прощание.

Ваня еще не знает, что сначала командиры решили отправить гроб на военном самолете только до Новосибирска, а дальше — в Кемеровскую область — родственники пусть сами как-нибудь дотащат. Бедные родители стали суетиться, звонить в приемную губернатора Тулеева, потом что-то повернулось — и гроб с телом таки долетел до Кемерова. Замком части, сопровождавший его, сказал маме и папе: «Простите, в этом есть и наша вина!»

Из жалобы фонда «Право Матери» в интересах семьи Ланцовых:

«Следователем были сформулированы и проверены версии только непосредственно самой гибели, а версии неоказания качественной медицинской помощи Ланцову на догоспитальном этапе, повлекшего причинение вреда здоровью, и ненадлежащее исполнение должностными лицами своих обязанностей следствием вообще не рассматривались».

«…на исследование экспертам (заключение № 06/15, заключение № С/21-т) следствием представлен документ, не содержащийся в материалах дела (копия медицинской книжки Ланцова), а также сфальсифицированный документ (книга записи больных в/ч 69806)…»

За шесть лет фонд «Право Матери» уже четыре раза добивался отмены постановления о прекращении уголовного дела. Дважды на этапе следствия и дважды в суде. Последняя точка в деле о гибели Жени Ланцова еще не поставлена — фонд «Право матери», как всегда, не отступает.

Женя похоронен на местном кладбище, несколько раз в год приезжают его родители, и Ланцовы ходят к нему все вместе.

Все врачи и военные продолжают трудиться в Министерстве обороны, с их голов не упал ни один волос.

На могиле у Жени стоит памятник.

Веб-мани: R477152675762