ГДЕ ДЕНЬГИ , МАРИН ? ЛЕ ПЕН !

Марин Ле Пен удачно взяла кредит в российском банке, который остался без лицензии.

Отзыв лицензии у Первого Чешско-Российского Банка может прославиться историей с кредитом, выданным ультраправой французской партии «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен. В 2014 году партия получила от банка на выборную кампанию 9 млн евро.

Последний чешско-российский банк

О проблемах в Первом Чешско-Российском Банке (ПЧРБ) стало известно еще в марте. По некоторой информации, в банке прошла проверка ЦБ, после которой от регулятора последовали ограничения и предписания в отношении банка. Как сообщал портал Банки.ру, сначала банк частично отключили от системы электронных платежей Банка России (БЭСП), затем последовало полное отключение.

В марте Нацбанк Чехии запретил выдавать кредиты чешской «дочке» российского банка ПЧРБ — Европейско-Российскому Банку (ЕРБ). Единственным владельцем холдинга является российский бизнесмен Роман Попов. По данным «Ведомостей», он работал заместителем главы финансового департамента корпорации «Стройтрансгаз». ЕРБ по решению Нацбанка Чехии не мог предоставлять кредиты населению и размещать депозиты. Банк также не мог приобретать иные активы, кроме тех, что имеют нулевой риск, за исключением определенных активов, «необходимых для нормальной работы банка», и за исключением депозитов в других банках Чехии и стран Евросоюза. Для выполнения нормативных требований от Нацбанка ЕРБ, как сообщалось, не хватает от 1 млрд до 1,5 млрд крон (от 30 млн до 55 млн евро).

21 июля стало известно, что ЕРБ подозревают в отмывании денег. Чешское издание Mladá fronta Dnes со ссылкой на собственные источники в Нацбанке Чехии сообщило, что против ЕРБ открыто расследование по подозрению в отмывании денег. Подозревают, что из банка исчезла часть средств, которые перевели за рубеж — через Австрию в одну из офшорных зон. Предполагается, что «исчезновение» денег произошло через облигации, которые преимущественно были фиктивными. ЕРБ опроверг эту информацию, заявив, что «обладает прочным и достаточным запасом ликвидных средств для продолжения удовлетворения требований всех вкладчиков» и что на счетах у банка только в Чехии находится более 1 млрд крон.

Впрочем, если «дочке» пока приходится отбиваться от обвинений СМИ и ограничений Нацбанка Чехии, то судьба ее российской «мамы» оказалась куда более печальной. 1 июля ЦБ отозвал у ПЧРБ лицензию на осуществление банковских операций. По данным регулятора, капитал кредитной организации опустился до отрицательных значений после доначисления резервов, а «дыра» в капитале превышает 20 млрд рублей (72% от величины активов на 1 июня). При этом размер страховой ответственности АСВ оценивается в сумму около 17 млрд рублей

До последнего момента ряд аналитиков надеялись, что Банк России сохранит ПЧРБ «жизнь», указывая на связи кредитной организации с ЦБ Ирана и лидером французской националистической партии «Национальный фронт», одним из основных кандидатов в президенты Франции на предстоящих выборах Марин Ле Пен.

Дело в том, что одним из кредиторов банка, по некоторым данным, является Центральный банк Ирана — Bank Markazi Jomhouri Islami Iran. Сроком погашения кредита, привлеченного банком от иранского регулятора, назывался февраль 2015 года. Но исполнить свои обязательства ПЧРБ не смог.

Еще интереснее может быть поворот с кредитом ультраправой французской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен, которая получила от банка 9 млн евро в 2014 году. Это случилось вскоре после того, как партия Ле Пен поддержала российскую позицию по Крыму. О кредите написала французская Le Figaro со ссылкой на казначея партии Валлерана де Сен-Жюста. В феврале 2016 года представители «Национального фронта» заявили о намерении взять новый кредит у российского банка — на сумму 27 млн евро, сообщал РБК.

При этом у семьи Ле Пен через нашумевшие «панамские документы», похоже, вскрылись офшорные схемы. Данные об офшорах были выявлены у экс-лидера французских националистов Жан-Мари Ле Пена, отца Марин. Национальная финансовая прокуратура Франции прошлым летом возбудила дело по подозрению в уходе от налогов, фигурантами которого стали сам Ле Пен и его супруга Жанин. По данным Mossack Fonseca, в 2000 году офшор был зарегистрирован на имя брата Жанин, сообщала Le Monde. Однако затем номинальным владельцем стал якобы бывший дворецкий семьи — на его имя был зарегистрирован на Британских Виргинских островах офшор Balerton Marketing Limited. В 2013 году лакей располагал средствами на общую сумму 2,2 млн евро, в том числе в наличной валюте, а также золотых слитках и инвестиционных монетах.

Как пишет Le Monde, тайные компании нашлись и у соратников самой Марин. Впрочем, по мнению французского издания, претензии к Ле Пену вряд ли отразятся на политических позициях самой Марин Ле Пен, поскольку она в ссоре со своим отцом и даже изгнала его из созданной им партии. После серии терактов французские эксперты и вовсе прочат Ле Пен выход во второй тур президентских выборов, а в самых смелых прогнозах даже видят ее новым президентом страны.

Судьба кредита, взятого «Национальным фронтом» у ПЧРБ, остается неизвестной. Банки.ру попытался найти след этого займа. Однако в Агентстве по страхованию вкладов (АСВ) сообщили, что на сегодняшний день ПЧРБ находится под управлением временной администрации, назначенной Банком России. И что само АСВ сможет комментировать информацию о финансовом состоянии банка и ходе конкурсного производства только после назначения конкурсным управляющим в соответствии с решением арбитражного суда.

В Банке России не стали комментировать ситуацию с кредитом Марин Ле Пен. В партии «Национальный фронт» на момент сдачи материала на запрос Банки.ру не ответили.

 

Между тем Избирательный кодекс Франции запрещает пожертвования или помощь со стороны иностранного государства партиям на выборные кампании. С другой стороны, кредит может не считаться пожертвованием — ведь эти деньги не подарены, их надо возвращать.

Ситуация выглядит пикантно со стороны заемщика: заемщик является политической партией, а в большинстве стран, в том числе во Франции, имеются ограничения на финансирование политических партий из-за рубежа, — рассуждает партнер юридической фирмы Westside Advisors Сергей Водолагин.

Впрочем, большинство экспертов склоняются к тому, что каких-то особенностей по выдаче и возврату кредита для французской партии нет.

Политическая партия, будь она иностранная или нет, является юридическим лицом. Соответственно, в силу наличия у нее правосубъектности, она вполне может принимать на себя обязательства и заключать сделки, — заявляет руководитель юридического департамента Ланта-Банка Дмитрий Шевченко.

 

Если законы Франции не запрещают политическим партиям кредитоваться у иностранных банков, то принципиально ничего не легитимного в получении денег «Национальным фронтом» у ПЧРБ нет, — поясняет он.

 

Также важно учитывать, какому праву подчинен сам договор. Если, например, договор регулируется правом Франции, то вопросы подсудности споров надо будет рассматривать именно исходя из французского регулирования, — говорит Илья Сорокин.

До ликвидации банка возврат кредитов будет осуществляться заемщиками в обычном порядке с учетом некоторых особенностей, связанных с ограничением деятельности банка и проведением в нем специальных процедур, говорит управляющий партнер юридической компании «Лосев и партнеры» Вячеслав Лосев.

 

Он подчеркивает, что ПЧРБ Банк не является государственной организацией, а предоставленный им партии «Национальный фронт» кредит является возмездным.

В связи с этим данный кредит не может рассматриваться как пожертвование или помощь со стороны иностранного государства. Хотя на практике предоставление кредитов банками может быть использовано в качестве инструмента финансирования избирательных кампаний в других странах, такая практика существует. Но в этом невозможно усмотреть нарушения законодательства, если не будет доказано, что кредит предоставлен без цели его фактического возвращения и уплаты процентов по нему, — рассуждает Лосев.

В любом случае иностранный заемщик — это всегда «головная боль» для российского кредитора, считают юристы.

Либо решение российского суда надо будет признавать в иностранном государстве — зачастую это весьма ресурсоемкая процедура, либо просуживать требование надо в иностранном суде, что также предполагает значительные расходы: на иностранных юристов, переводчиков, уплату пошлин, которые могут составлять весьма внушительные суммы — вплоть до нескольких сотен тысяч евро, — резюмирует Илья Сорокин.

 

Веб-мани: R477152675762