Качественное зерно вывозят из страны под видом плохого

Артем СТОЦКИЙ

Шеф Минсельхоза Александр ТКАЧЕВ заявил, что укрепление нашей валюты погубит отечественную экономику. Особенно - ее экспортный потенциал. Мол, из-за сильного рубля падают внутренние цены на зерно, а это страа-аашный удар по России.

Однако, как утверждают эксперты, интересы министра лежат совсем в другой плоскости.

По данным Совета Федерации, на фоне рекордного урожая в России возник резкий дефицит качественного зерна. И растет лишь объем производства фуражной пшеницы, предназначенной на самом деле для корма скота.

 Действительно, большинство специалистов знают: наша страна производит и продает зерно в основном фуражное либо продовольственное низкого качества, а для внутреннего потребления вынуждена докупать немного зерна твердых сортов. Но при этом из иностранных источников известно, что мы экспортируем зерно (внимание!) очень высокого качества в южные страны Европы. Например, поставляем пшеницу твердых сортов в Италию для производства макарон.

В чем же фокус-покус, дорогие товарищи?

А вот в чем. Скорее всего, пшеница твердых сортов в России выращивается. И в немалых объемах. Однако экспортируется она под видом фуражной! А классность ее здесь в России хитрожопо занижается - чтобы закупочные цены были, как за фуражное зерно. Именно это отражается в официальной статистике, согласно которой мы якобы толкаем за бугор исключительно фураж.

Попадая за границу, это зерно проходит обязательную международную сертификацию и получает уже совсем другую - реальную оценку качества. Намного более высокую. И продается уже совсем по другим ценам, что отражается в западной статистике.

Кто же интересно на этом зарабатывает? Неужто только буржуи западные?

Есть и второй нюанс. Нынешние наши экспортные пошлины устроены так, что торговать паршивым зерном гораздо выгоднее, нежели дорогим. Уход от налогов путем занижения качества вывозимой пшеницы - это еще один бонус патриотам-хлеборобам.

В итоге экспортеры богатеют, а в Россиянии - дефицит классного зерна.

Вот почему министру еды, как, впрочем, и другим начальникам ведущих экспортных отраслей, в отличие от всех нас так выгодны дешевый рубль и дорогой бакс.

Между прочим, по тем же данным все того же СовФеда (где, видимо, еще остались честные люди), в России быстро растет рынок улучшителей теста. Вот эти вредные добавки мы с вами, дорогие читатели, с каждым годом все больше и больше едим в составе булок из фуражного зерна. По пересмотренным в 2016 году стандартам, при изготовлении хлеба класс пшеницы не указывается. В итоге запросто можно делать муку из фуража с добавлением всякой химии Что, собственно, и происходит.

Крупные банки, которые связаны неформальными связями с чиновниками ЦБ и которые знают, в какой момент ЦБ будет менять курс и совершать валютные интервенции на бирже, могут заработать очень много. Чем сильнее отклонение от среднего значения, тем больше заработок. То есть с точки зрения рядового обывателя средний курс какой был, таким и остался, а с точки зрения экономики страны - имеет место очевидный проигрыш. В итоге мы потеряли около $200 миллиардов. ЦБ, чтобы к нему не приставали, объявил о том, что отпустил рубль в свободное плавание, то есть отдал его на откуп спекулянтам. А те уже высасывают из нашей экономики последние деньги.

Слабый рубль не является гарантией развития экспортоориентированных отраслей экономики, кроме продажи углеводородов. Газеты пишут об увеличении несырьевого экспорта: его доля превысила экспорт нефти и газа, перешагнув 60 процентов. Но причины такого роста лишь в том, что цены на нефть снизились вдвое. При этом, несмотря на то что несырьевой экспорт вырос, в валютном выражении выручка предприятий не изменилась. То есть говорить о сдвигах в экономике по части диверсификации доходов нельзя.

Слабый рубль не способствует модернизации производства и снижению расходов производителей. Двукратный рост стоимости импортируемого оборудования, компонентов, а для ряда отраслей (например, фармакологии) - и сырья, взяло за горло производителей. Опять же на внешние рынки российских производителей толкает не столько их привлекательность, сколько дикое снижение спроса на внутреннем. Чем ниже курс рубля и выше темпы инфляции, тем быстрее сворачивается рынок потребительских товаров и услуг внутри России. А за исключением нефтегазовой отрасли именно он формировал львиную долю прибыли для российских предприятий.

И наконец, слабый рубль - это бандитские ставки по кредитам для бизнеса и рост долгового бремени по валютным кредитам.

Веб-мани: R477152675762