Белоруссия: для россиян двери закрыты!!!

Юрий Дракохруст

Что происходит в отношениях между Белоруссией и Россией? На поверхности — каскад конфликтов, которые наползают друг на друга и усиливают друг друга.

Последняя пресс-конференция Александра Лукашенко, его резкие заявления стали политической кульминацией этого каскада — чего стоит одна угроза посадить в тюрьму главу Россельхознадзора Сергея Данкверта.

Спор о газовых ценах тянется уже больше года, нефтяной конфликт — более полугода, разнообразные ограничения на продовольственный экспорт Белоруссии в РФ стали возникать регулярно практически сразу после введения Россией контрсанкций против США и стран ЕС, а последний по времени конфликт — решение Москвы о фактическом восстановлении границы с Белоруссией.

ГРАНИЦА НА ЗАМКЕ

На последнем решении России стоит остановиться особо. В качестве причины называется указ Лукашенко о праве безвизового въезда в РБ для граждан 80-ти стран на пять дней через столичный аэропорт «Минск-2». Однако представляется, что это лишь повод.

На самом деле приказ начальника ФСБ об установлении пограничных зон на границе с РБ предшествовал указу Лукашенко о пятидневном безвизе. Кроме того, совершенно не очевидно, что белорусское решение сильно увеличит количество иностранцев, приезжающих в Белоруссию, а тем более — количество иностранцев, которые будут норовить попасть из Белоруссии в Россию без российской визы.

Кстати, Казахстан ввел безвизовый режим, причем на 15 дней, три года назад. Если Москва трактует нынешнее решение Минска как недружелюбное по отношению к ней, то оно — не более недружелюбное, чем решение Астаны трехлетней давности. К тому же, теперешнее «закрытие» границы РБ и РФ российской стороной сделано, мягко говоря, в странной и супержесткой форме. Ранее, до соответствующего решения, пограничного контроля для автотранспорта на границе не было вообще, кроме разве что избирательных проверок. Можно допустить, что это доставляло России неприятности.

Но сейчас маятник качнулся в другую крайность. Для граждан третьих стран, едущих в Россию автотранспортом через Белоруссию, граница оказалась на замке в прямом смысле. Если раньше у них вообще не проверяли наличия российской визы на границе, теперь российская виза не дает права въехать в РФ через эту границу. Иностранцам объявляют, что на границе нет международного погранперехода, поэтому единственная возможность для них попасть в Россию — ехать через Литву, Латвию, Украину, как угодно, только не через Белоруссию.

Как сообщается, граждан стран, которым не нужна виза для въезда в Россию, — Украины, Молдовы — через границу тоже не пускают. Пускают только граждан Белоруссии. Такой безумной ситуации нет ни на одной границе России.

Российское решение оказалось в чем-то похожим на решение администрации Трампа: только Трамп запретил въезд через любую границу США гражданам семи стран, а Москва фактически запретила въезд в Россию гражданам всех стран, кроме Белоруссии, через одну свою границу — с Белоруссией.

Возможно, со временем погранпереходы все же соорудят, если кризис в отношениях не будет разрешен, но пока складывается впечатление, что очень хотелось побыстрее наказать Белоруссию, «показать ей ее место». И причиной столь решительных мер представляются совсем не некие проблемы, связанные с ситуацией на границе, по крайне мере, не только они.

НА КАЖДОЕ «ДА» ЕСТЬ СВОЕ «НЕТ»

Складывается впечатление, что причина все же — в изменении даже не политики Минска, а ее настроения, атмосферы. Фактически Белоруссия как была, так и остается во всех мыслимых экономических, политических и военных союзах с Россией.

Потепление отношений с Западом, произошедшее благодаря посреднической роли Белоруссии в донбасском конфликте и освобождению политзаключенных, не приняло никаких институциональных форм. Можно сказать — пока не приняло, но в Минске пока ни слова не говорят ни о каком сближении.

На Белоруссию с начала потепления не обрушился западный золотой дождь, переговоры с МВФ о кредите в три миллиарда долларов тянутся уже пару лет с переменным успехом, но пока без результата.

Что изменилось? Атмосфера. Если еще пару лет назад нога западных представителей вообще не ступала на белорусскую землю, действовали санкции против многих белорусских чиновников. Теперь санкции отменены, происходит интенсивный диалог, западные представители высокого ранга чередой едут в Минск, белорусские представители — в западные столицы.

Ну и, разумеется, Украина. Политика Белоруссии относительно конфликта России и Украины — балансирование, на каждое «да» есть свое «нет» или, по крайней мере, «да, но». Крым российским не признали (но и украинским — тоже), против ООН-овских резолюций с осуждением России за Крым исправно голосовали, но обещали первому же постмайданному руководству Украины, что с севера удара по Украине не будет. Тик-так, да-нет. Венец — минские соглашения, на которые ссылаются все — и Киев, и Москва, и Вашингтон, и европейские столицы, и донбасские сепаратисты. При этом Минск стал не только местом подписания соответствующих соглашений, именно там развернута переговорная инфраструктура. Толку от нее немного. А какова альтернатива?

И ВОЗРАЩАЕТСЯ ВЕТЕР НА КРУГИ СВОЯ?

В каком-то смысле все уже было. В 2008 году Белоруссия тоже не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, в 2008-2010 годах между Белоруссией и ЕС тоже был «медовый месяц» нормализации отношений, что тоже тогда раздражало Москву. Причем, как и сейчас, не чем-то конкретным. Но ревнивого мужа раздражает флирт его половины как таковой, а не его последствия.

Всяческих «войн» — газовых, нефтяных, продовольственных, информационных — и не счесть. Во время первой газовой «войны» в 2004 году, когда была отключена подача газа в Белоруссию, Лукашенко назвал этот шаг Москвы «терроризмом на высшем уровне».

Это интересная особенность отношений, проистекающая как из политических культур Белоруссии и России, так и из особенностей личности Александра Лукашенко. «Дипломатия скандала» — это его стиль взаимоотношений с дорогим союзником.

Если пользоваться аналогиями из бокса, политический клинч оказывается оптимальной тактикой для Лукашенко. В чисто экономическом конфликте небольшой Белоруссии трудно устоять против огромной России. А в политической схватке… По крайней мере, раньше бывало по-разному.

Хотя, разумеется, ничто не повторяется. В первую очередь, по-видимому, потому, что меняется не столько Белоруссия, сколько Россия. Во-первых, «денег нет, но вы там держитесь», как говорил Дмитрий Медведев. Ну не то чтобы совсем нет, но их теперь жальче давать Белоруссии.

Во-вторых, меняются российские критерии союзничества и лидерства. Логика такая: мы воюем в Сирии (ну и на Донбассе, только никому не говорите), а белорусы почему не стоят с нами плечом к плечу? Какой же это союзник?

Были времена, когда Лукашенко в России многим казался идеалом или, по крайней мере, симпатичной альтернативой хозяину Кремля. Что обусловливало «мягкую силу» Минска в России: не давать Белоруссии денег Кремль мог и тогда, но общественное мнение имеет определенное значение и в авторитарных странах.

«ТИХАЯ, СПОКОЙНАЯ И КОМФОРТНАЯ СТРАНА»

А сейчас всё обстоит иначе. Путин Крым взял, Алеппо взял, а Лукашенко что взял? Во время упомянутой пресс-конференции он сформулировал свое видение белорусской национальной мечты: «тихая, спокойная и комфортная страна». Это не про сегодняшнюю Россию. Может и не про Россию вообще, на все времена. Но не про сегодняшнюю Россию — уж это точно.

Следует ли из сказанного, что завтра Белоруссия выйдет из союзов с Россией и ринется в НАТО, или что российские «зеленые человечки» приедут учить белорусов правильному геополитическому выбору? Нет, не следует.

Россия будет давить на Белоруссию, при этом чаще всего в соответствии с модификацией формулы «другу — все, врагу — только закон». А Белоруссии — серединка на половинку, уже не все, но еще и не только закон.

Белоруссия при этом будет контратаковать, как это сделал Лукашенко в конце минувшего года, отказавшись ехать на саммиты ЕАЭС и ОДКБ и не поставив свою подпись под новым таможенным кодексом ЕАЭС. Причем, контрудары будут наноситься именно в политической сфере. От России, разумеется, не убудет от отсутствия Лукашенко на саммитах интеграционных образований, но Евразийский союз, даже как формальный образ единства постсоветских стран, терять все же не хочется.

Рано или поздно экономические споры разрешатся, как это не раз бывало в прошлом. И спор по поводу границы тоже рано или поздно разрешится. Да его, собственно, и нечего разрешать. Россия имеет полноценные границы со всеми соседями, в том числе и с союзным Казахстаном. А безвизовый режим — даже с совсем несоюзной Украиной. Ну, значит будет граница и с Белоруссией.

Ситуация отсутствия границы — наследие еще прежней эпохи, времен Ельцина, когда казалось, что реинтеграция в одно государство действительно может произойти, пусть и нескоро.

Так что завтра не произойдет ничего кардинального. Но тенденция уже меняется, меняется будущее отношений двух стран. И конфликт по поводу границы в определенном смысле символичен: двери закрываются. К этому ведет даже не столько динамика непростых личных отношений двух авторитариев — Лукашенко и Путина, — сколько логика формирования национальных государств, причем как белорусского, так и российского.

Веб-мани: R477152675762