АвтоВАЗ понимает, что ему конец.

СЕРГЕЙ АСЛАНЯН

Когда ты понимаешь, что тебе конец, ты можешь признаться да, мне конец и ты можешь точно сказать я был хорошим в этой жизни или я был плохим, иногда даже некоторые успевают раскаяться и попросить прощения, хотя это уже никого не интересует.

АвтоВАЗ понимает, что ему конец, вот как не крути как не играй в цифры, как не определяй долю свою на рынке, как не гордись тем, что все еще жив, АвтоВАЗ понимает – все. конец.

Точка невозврата уже пройдена несколько лет тому назад, она усугублена личным положением, она в том числе характеризуется вымираем традиционного потребителя этой продукции и конечно же неизбежным усложнением автомобилей. Если раньше можно было с одной стороны играть на дефиците, с другой стороны на слесарных навыках населения.

 

На сегодняшний день люмпенизация привела к тому, что люди не хотят уже ремонтировать свои автомобили тем более они впрысковые, сложные, много электроники, запчасти дико дорогие, поэтому привлекательность простоты исчезла, нет никакой простоты, есть инженерная замороченность, причем сделанная по традиционному вазовскому принципу на отвали.

Но любые игры со статистикой и даже нынешнее положение вещей, когда можно так или иначе поиграть коэффициентами и нормами ущерба, определить по какой-нибудь новой методике, объясняя, что все не так страшно, сами перед собой понимаем — конец, все, нет никаких шансов больше в рамках этой системы выживать и перспектив нет, потому что можно еще немножечко чуть-чуть на краю могилы хоть как-то удержаться пальцами неразогнувшемися под тяжестью проблем, но падение неизбежно.

Оно может произойти неизбежно как очень многие нежизнеспособные никому не нужны структуры в нашей стране АвтоВАЗ с Почтой России, с ГАИ, с министерством здравоохранения, министерством образования они еще поживут. Умрут они, удивив своей внезапностью, потому что мы не готовы к смерти такого гиганта. Мы очень удивимся, когда вдруг не станет министерства культуры в виду констатации факта под названием: культуры в стране не осталось. С образованием и здравоохранением та же самая ситуация.

Но АвтоВАЗ своей кончиной конечно удивит, потому что он, как и полагается перед смертью, рассылает пресс-релизы о своем великолепном здоровье. И помните, что товарищ Сталин, то ли уже умер, то ли вот-вот должен был скончаться, а пресс-релизы по поводу того, что все еще не так плохо, продолжали радовать население, которое тревожно стояло под матюгальниками и ждало, когда же все это наконец закончится.

АвтоВАЗ понимая, что ему конец, нанимая иностранцев рассчитывая, что они окажутся нормальными предателями. За хороший кусок хлеба многие из них готовы работать на нас и в этом отношении мы продолжаем достойную традицию Петра I, когда авантюристы приезжали к нам и готовы были принять участие в судьбе никому не нужной страны. Поскольку здесь хорошо платят и в принципе есть определенные перспективы.

В данном смысле мы тем и привлекательны, что к нам приезжают иногда люди с очень рискованными идеями, способные, во-первых, их заявить, во-вторых попытаться отстоять.

Среди них Харольд Грюбер это вице-президент АвтоВАЗа по инжинирингу, который, как вы знаете написал совершенно фантастическую бумагу о том, что:

давайте абсолютно все иностранцы, которые в нашей стране имеют заводы, перестанут делать свои Toyota, Volkswagen, Nissan, Hyundai и пусть они все делают только Жигули!

Это к разговору о точке невозврата. Нет компетенции для того, чтобы сегодня мы могли взять и придумать нормальную автоматическую коробку передач, начинать нужно было тогда, когда Андронов просил в госплане и в Министерстве автомобильной промышленности на это как минимум деньги. Ему сказали:

не надо, копируй то, что есть и не изобретай новое! Автомат советскому человеку противопоказан.

Все, не будет у нас автомата.

На АвтоВАЗе его никогда не будет, поэтому Грюбер попросил, чтобы иностранцы начали делать автоматические коробки передач и поставлять их на конвейер АвтоВАЗа. АвтоВАЗ в свои звездные годы собирал 700 тысяч, на сегодняшний день у него собрано 200 тысяч, это тоже считается при плохой игре хорошей миной и подтверждение того, что мы еще живем. То есть у больного гангреной уже сепсис, у него уже отказали мозги и сердце, но пока еще на искусственном дыхании он так или иначе существует как биоорганизм, поэтому давайте продолжим.

Как опять-таки в мавзолей дедушки Ленина вкладывать деньги, мы же не верим всерьез, что дедушка Ленин встанет и пойдет после того, как мы потратим на него очередной миллиард. Нет, но мы не же не прекращаем тратить деньги на мавзолей Ленина. С АвтоВАЗом тоже самое.

Харольд Грюбер очень честно отрабатывая пайку своего нынешнего работодателя, написал письмо. Серьезное, взвешенное, в котором объяснял, что вот эта вся конкуренция не нужна, речь идет о выживании одного конкретного завода, поэтому все остальные заводы могут уйти под нож.

Решение было одобрено Николя Мором. Как только прилетела ответная рецензия смысл которой на русский литературный язык переводится с трудом, АвтоВАЗ тут же прыгнул в кусты и сказал:

да ну что вы, понимаете Харольд Грюбер человек не занятой, ну делать ему нечего, ну пришел на работу кофейку попил, потом думает дай что ли стратегию напишу, ну такую страничек так на миллион, ну пишется она конечно полгода, под ней всякие данные, цифры, выкладки, но это его личная точка зрения.

Человек создал этот документишко так просто ну эпистолярно поупражнялся ну плюс в Excel что-то там посчитал к нам это отношения не имеет, перепугались страшно стали.

Но почему-то слово в слово, написанное Харальдом Грюбером вдруг обрело материальную форму в высказываниях товарища Мантурова, который созидает по приказу товарища Путина стратегию автомобильной промышленности до 2025 года. Раньше у нас стратегия автопрома упиралась в 2020, потом уже было понятно, что он не настанет никогда, поэтому: пиши что хочешь.

В далеком 2020 в этой стране расцветет АвтоВАЗ, точно расцветет, а потом стало понятно да не за горами вот еще чуть-чуть через три года придется отвечать за то, что ты там написал. Давайте-ка рубеж отодвинем до 2025 года у нас должна быть стратегия развития автомобильной промышленности. И там о, чудо, написано: «Конкуренция тем выше, чем участников меньше».

На сегодняшний день подписантов 166. Постановления о промсборке 25 это избыток, в нашей стране должно остаться 5, а лучше 3 завода и тогда сразу моментально инвестиции потекут в нашу страну.

Я не знаю, это наркотический дурман что ли…

А у нас это уже было. В Советском союзе 3 завода и мы получали потрясающий инвестиционную привлекательность, фантастическое качество и конечно невероятное многообразие товара и предложений.

Да-да! Мы помним Мантуров вероятно по подсказке Харольда Грюбера, от которой теперь все отказываются, предложил нам тоже самое. И тогда зам Мантурова Морозов работая на опережение заявил, что:

«Что там двигатели собирать? Даешь быстренько Volkswagen, Hyundai у вас там что коробки автоматические? Немедленно одну быстренько для АвтоВАЗа взяли и сделали»!

АвтоВАЗ конечно потер ладошки, Hyundai и Volkswagen сказали: вы что с ума сошли, вы представляете, хотя бы, что у нас просто конструкция разная, то есть самолет и паровоз это не одно и то же! На что наши знатоки сказали: ну и что, технологические операции то одинаковые, тут кувалда, там кувалда, вот оно и полетело. А, это паровоз? ну вот он и поехало!

Ответ ведь всегда в вежливой форме, иностранцев за их вежливость принимают за слабаков. Почему-то кажется, что если тебя не послали сразу, то есть не дали в морду, то наверное стерпели, наверно согласились.

Расставить точки над i никто не может. Всем страшно. Определить стратегию четко совершенно невозможно. Какая стратегия?

АвтоВАЗ показывает, что все – конец. Нет компонентной базы, не может быть готового продукта, когда ты не производишь больше ничего. У тебя есть рабочий дядя Вася, который охотно забьет любое резьбовое соединение кувалдой, но у него кувалда уже заржавела, резьбы у него нет, потому что нарезать нечем и болт ему в руки тоже не дали, его нужно сокращать.

И эта ситуация у нас идет по всем отраслям. Мы с вами обсуждаем только автомобильную сферу… Вы что думаете у нас есть какие-то оазисы, в которых что-то по-другому? Вы считаете, что у нас танки Армада хорошо делаются или вы подозреваете, что у нас концерн Калашникова делает автоматы Калашникова на должном качестве рвется вперед созидает новые модели? Вот-вот у нас будет очередное очень классное ружье, винтовка, пулемет, автомат? Та же самая ситуация!

Потому что точку невозврата по всем отраслям мы проспали, у нас нет возможности на сегодняшний день собирать готовый продукт, потому что его не из чего собирать.

И АвтоВАЗ понимая эту ситуацию и пытаясь при помощи Харольда Грюбера раскачать лодку и подложить Мантурову правильное решение о том, как вся мировая закулиса должна работать на один только конкретный АвтоВАЗ. Мантуров, как раз озвучивает уже от себя, предложение отказаться, в принципе, от режима промсборки.

Вот это 166-ое постановление, благодаря которому к нам пришли иностранцы, теперь признано нецелесообразным – не должно быть промсборки и не должно быть так много участников и так много претендентов на господдержку.

Мы действительно идем к тому, что у нас остается 3 автозавода, которые согласятся поделиться всем, что у них есть и в том числе компонентной базой ради АвтоВАЗа, а вместо промышленной сборки и инвестиций под это предлагается новый механизм, который называется «специальный инвестиционный контракт». Это: кто похвалит меня лучше всех, тот получит большую конфету.

Представители компании Hyundai в России уже сказали, что

«инвестиционный контракт» это новый вид налога, но никак не помощь автопрому.

И вот это положение, при котором внятно никто ничего не может сказать продолжалось весь декабрь, январь… Пока наконец-то не выплыл новый документ.

Как вы думаете кто его написал?

Конечно же АвтоВАЗ.

Кому он его написал? Дворковичу.

АвтоВАЗ был построен как часть государства, АвтоВАЗ жил всю жизнь на бюджете и АвтоВАЗ написал письмо Дворковичу, суть которого в одной части касается, как раз тех самых предложений, как иностранцы должны работать непосредственно на благо АвтоВАЗа, а с другой стороны, что государство должно заново построить автомобильную индустрию за свой счет, потому что она умерла и государство должно, имея в виду перспективы АвтоВАЗа, оплачивать абсолютно все исследования, все потоки на экспорт. А Мантуров, уж не знаю с какого перелягу, написал стратегию до 2025, в том числе экспортные перспективы…

Почему это было сделано? Потому что экспортная составляющая у нас в любом отчете в процентах выглядит великолепно. Никого не волнует, что экспорт – это 800 машин. В процентах это иногда 1000%. И когда вы в отчете говорите, что мы продали 8 автомобилей, ну как минимум, тебя за это не похвалят, а когда ты говоришь, что у тебя экспорт возрос на 600% гарантирован орден!

Именно поэтому у нас возникла идея экспорта. Кому-нибудь наши машины за пределами страны нужны? Какие?

Тоже самое сказал Volkswagen: мы не можем играть по вашим правилам, мы вложились под те требования, которые был сформулированы 166 Постановлением. Вы сейчас в очередной раз на нашу стратегию отвечаете непредсказуемой глупостью. О чем говорил Бисмарк? Применяйте правила игры по ходу. Но предположим, что мы тоже готовы играть в ваши идиотские затеи по экспорту, но вы представляете какого уровня должны вы здесь, внутри страны дать продукт?

Этот концерн прекрасно понимает, что он делает VW для русских не такие, как например, для немцев, и они откровенно пишут Мантурову: «В таком случае автомобиль калужской сборки Polo, который выше по качеству любого АвтоВАЗа, должен будет выдержать внутреннюю конкуренцию, он должен соответствовать качеству того, что идет немцу к столу, а немец эти сосиски есть не будет, потому что они паленые.

А во-вторых продукт должен быть конкурентноспособным, а в вашей стране, в которой вы послезавтра вворачиваете нам абсолютно новое обременение, взятое с потолка, невозможно никогда предугадать в принципе перспективу наших побочных затрат. Не говоря уже о том, что от вас постоянно приходят какие-то просители очень мутные».

Помните, сколько было удивительных совершенно дел, когда банкиров загоняли в угол, они говорили: да я-то здесь при чем? Мне же приказ свыше пришел. Эти миллиарды направить туда на благое дело…

И завод в этой ситуации работает по тем правилам, которые меняются постоянно и все сказали: мы не в коем случае не будем поддерживать вашу стратегию до 2025 года, когда должна быть единая платформа, один двигатель, автоматическая коробка передач и называться это должно в первую очередь Жигулями, а потом уже всякими Volkswagen, Hyundai, Kia.

Тут же пришлось выходить в тыл и стучать уже от Аркадия Дворковича челобитной с тем, чтобы он повлиял и все-таки ситуацию обломал: заставил, чтобы оно заработало.

Но не получится, потому что отрасль создать неоткуда и у государства нет денег: оно проспало все эти моменты.

У нас нет завода подшипников, у нас закончился завод резинотехнических изделий, у нас еще пока работает борский стекольный завод, у нас беда с краской, у нас из какой стали что делается, из какого железа гнутся кузова этих автомобилей? Какого уровня качества мы даем оцинкованный лист? Что у нас происходит с остальными комплектующими? Почему Николя Мор не может ничего сделать с заводом, кроме как уволить всех дармоедов? Потому что он прекрасно понимает, что Андерсон был абсолютно прав, когда привозил из заграницы комплектующие – это единственный способ!

 

Веб-мани: R477152675762