Кто же спасет детей?

Сергей Лесков
Журналист, писатель

Среди дипломатических сигналов, которые Кремль посылает администрации нового президента Дональда Трампа, выделяются намеки о том, что мы можем пересмотреть «закон Димы Яковлева». То есть вернуть возможность усыновления российских детей гражданами США. Намеки прозвучали из уст главы Совфеда Валентины Матвиенко и заместителя министра образования Вениамина Каганова. Они окружены частоколом условий, которые должна выполнить американская сторона, но шлюзы для переговоров открылись.

Может быть, самый резонансный из мрачной череды российских запретительных уложений был принят на исходе 2012 года и стал ответом на «Акт Магнитского», который, если сравнивать с последовавшими антироссийскими санкциями, был весьма скромен и носил локальный характер. Однако в политической элите вспыхнул пожар вокруг уязвленных патриотических чувств. Чем мы могли в ответ уколоть Америку?

Развитие технологий — угроза или спасение?

Поводом для ответных санкций стало то, что в США за 20 лет скончались 19 приемных детей из России, а сам Дима Яковлев погиб еще в 2008 году. Неважно, что всего было усыновлено от 45 до 60 тысяч наших детей, а большинство американских усыновителей, повинных в смерти, были сурово наказаны американским правосудием. В самой России каждый год погибает несколько сот детей (иногда до тысячи) из-за родителей-изуверов и усыновителей. Однако Госдума проголосовала практически единодушно, депутатов, которые отважились противоречить патриотам, можно перечесть на пальцах одной руки.

Когда-то Достоевский говорил о слезе ребенка, которая перевешивает мировую гармонию. Политики могут сто раз объявить год русского языка и твердить постоянно о великом гуманизме русской литературы, но в реальности они действуют с холодным цинизмом. Сироты превратились в орудие политического шантажа, а процесс иностранного усыновления стал заложником политических амбиций. При этом, в чем таилось наказание для американцев, — непостижимо. Наказаны были наши сироты (часто инвалиды), десятки из них уже познакомились с приемными родителями.

Но вот сейчас, когда мы ищем пути к сердцу Трампа, возникла полная рационального изящества идея о реабилитации усыновления в США. То есть политическая подоплека закона стала очевидна. Американские семьи, которые занимаются усыновлением, — это upper middle class, на который ориентируются все американские политики. И, кстати, возникает параллель по поводу того, что российские сироты оказались в положении советских евреев, право на выезд которых из СССР долгие годы служило предметом торга для Москвы.

Акт Магнитского», в свою очередь, превратился в подобие недоброй памяти поправки Джексона-Вэника (принятого Конгрессом в 1974 году дополнения к Закону о торговле США), которая запрещала экспорт современных технологий в СССР и была увязана с эмиграцией евреев из СССР.

Когда торжествующе принимался «закон Димы Яковлева», было обещано, что положение российских сирот кардинально улучшится без помощи иностранцев. Действительно, сдвиги есть, хотя они не касаются тяжелобольных и инвалидов, которых наши усыновители опасаются брать из-за слабости отечественного здравоохранения. К примеру, в 2004 году российские семьи усыновили 12 инвалидов, за границу уехало 360 таких детей. Всего в тот год за границу уехало 7 тысяч российских детей, больше половины — в США.

Количество иностранных усыновлений после принятия «закона Димы Яковлева» сократилось в три раза — с 2,4 тысяч в 2012 году до 746 человек в 2015 году. Инвалидов среди них всего 10%, это самое жестокое следствие закона, поскольку наша медицина часто помочь таким детям бессильна.

Нас ждет тихий и безропотный анабиоз

В 2012 году в сиротских учреждения жили 104 тысячи детей, на учете в органах опеки состояли 600 тысяч. То есть это две Росгвардии. При этом только 220 тысяч находились под опекой родственников. Сейчас в детдомах и приютах осталось 60 тысяч детей.

О чадолюбии и гуманизме говорить можно сколько угодно, но благие порывы необходимо подкреплять помощью из госказны усыновителям. В 2015 году выплаты на приемных детей выросли в России на 12%, на 5,5% увеличено единовременное пособие за ребенка.

В 2012 году российские семьи усыновили 6,5 тысяч детей, а в 2015 году — только 5,9 тысяч, что может быть связано с тем, что в базе данных детских домов исчерпываются дети самого привлекательного возраста. К тому же в поле зрения органов опеки попадает меньше детей: в 2012 году на учет было поставлено 80 тысяч детей, то в 2015 году — 58 тысяч. В США усыновляют 20-25 тысяч детей каждый год.

Так или иначе, бюджетные выплаты за приемных детей привели к появлению новой социальной страты — так называемых «профессиональных родителей», которые, особенно в провинции, могут неплохо существовать за счет «детской» статьи доходов.

В зависимости от региона выплаты на одного ребенка в приемной семье колеблются от 10 до 33 тысяч рублей. Число детей, которые ежегодно попадают в приемные семьи (это не усыновление), за последние три года выросло почти на 60%. В 2012 году российские приемные семьи забрали 13 тысяч детей, в 2015 — почти 21 тысячу.

Ставить паруса или воздвигать стены?

Но из приемных семей (в отличие от ситуации с усыновлением) дети нередко возвращаются назад в сиротские учреждения. По данным аппарата детского омбудсмена, в 2015 году 5,6 тысяч детей «не понравились» приемным родителям — на 6% больше, чем годом раньше. Это страшная трагедия для ребенка, второй раз теряющего семью. Кстати, единовременное пособие при этом не возвращается.

Но есть и более страшная статистика, которая имеет прямое отношение к аргументации по поводу «закона Димы Яковлева». По данным Следственного комитета РФ, в 2015 перед судом предстали 11,5 тысяч человек, совершивших преступления против детей. Рост — на 22% за год. 406 детей были убиты, причем в 193 случаях преступления совершили родственники, 153 ребенка погибли от рук собственных родителей, 7 — от рук усыновителей и опекунов, трое погибли в школах-интернатах. Эксперты отмечают рост числа случаев жестокого обращения с детьми, что соответствует общим социальным изменениям в обществе.

Жизнь детей-сирот и стариков — характеристика государства, которое строят взрослые. Философ Иван Ильин, которого с некоторых пор любят цитировать представители нашей политической элиты, видел Россию в сказочно-радужных тонах: «Русская идея есть идея сердца. Живая сила русской души и русской истории — доброта, ласковость».

Впрочем, что взять с философа — досужая игра ума и утопические иллюзии. А вот Трамп и его благосклонность нам очень пригодятся…

Веб-мани: R477152675762