День Памяти жертв Холокоста

Автор
Victor Topaller

Тот, кто хоть один раз побывал в Иерусалиме в музее «Яд ва-Шем», уже никогда не забудет почти мистическое ощущения ужаса, когда разум отказывается воспринимать Катастрофу, как реальность. Тот, кто хоть один раз замирал со всей страной под звук Сирены Памяти, навсегда сохранит удивительное ощущение единства с остановившимися прохожими, с водителями, стоящими у своих машин и нажимающими на сигнал, с мальчиками и девочками в военной форме. «Пепел Клааса стучит в мое сердце».
Мечта об уничтожении евреев живет не только в исламском мире. В Европе – месте действия Холокоста, юдофобство сегодня в почете. Оскверняются кладбища, летят бутылки в синагоги, государственные мужи и жены не стесняются своих явно антисемитских высказываний, небрежно маскируя их под антиизраильские. Я уже не говорю про Россию, где ублюдок сообщает, что, «люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто разрушал наши храмы, выскочив из-за черты оседлости с наганами в 1917 году, продолжают дело своих дедов». В любой нормальной стране вылетел бы с ТВ и из политики впереди собственного визга. Но то в нормальной...
В «нормальных» тоже все ненормально. Лидеры Запада ничему не научились, они так и не поняли, что колокола Катастрофы звонят по всем, а не только по евреям. Если бы у нашего мира не сместились нравственные ориентиры, то в минуты, когда в Израиле звучит Сирена Памяти, останавливались бы на мгновение французы и испанцы, немцы и англичане, литовцы и чехи. И дело даже не в ответственности или сострадании величайшей Катастрофе, а в том, что Холокост – это победа Мрака над Светом, которая должна быть одинаково страшна и евреям, и неевреям. И каждый словоблуд, разлагольствующий об «агрессивности» Израиля; каждый негодяй, поставляющий оружие новым эсэсовцам; каждая ооновская сволочь, оправдывающая палестинских бандитов; каждый юродивый, пытающийся остановить израильский бульдозер, который сносит дом убийцы, – пособник сил Мрака.
Катастрофа продолжается. Она продолжается в отупевших мозгах обывателей, в потере совести, в дичайшей наивности, глупости, равнодушии, трусости. Не надо думать, что Иерусалим где-то очень далеко. Он не далеко. Он в двух шагах. И набережная Тель-Авива с ее барами и дискотеками – в двух шагах. И Освенцим. И до Анны Франк рукой подать. Давайте помолчим и подумаем. О тех, кто сгорел в печах, и о себе. Мы ведь их плоть от плоти. Кровь от крови. И от запаха гари этих печей нам никуда и никогда не деться.
«Пепел Клааса стучит в мое сердце».

Веб-мани: R477152675762